В других местах реки крови лились по куда меньшим причинам…

Мустафа Джемилев:

- Сразу после«Крымскотатарский фактор»
остается одним из основных векторов силы, определяющих политический расклад на
полуострове Крым. Однако далеко не всем в России известна позиция крымских
татар — наиболее консолидированной этнической группы единственной украинской
автономии. Депутат Верховной Рады Украины, председатель Меджлиса
крымскотатарского народа Мустафа Джемилев согласился ответить на вопросы «Росбалта», хотя
и не любит общаться с представителями
российских СМИ.

официального вступления в должность нового президента Украины Виктора Ющенко во всех областях страны были назначены новые
губернаторы из числа членов «Нашей Украины» и союзных партий, и
только в Крыму сохраняется пока «старая» власть. Что ждет полуостров
в обозримом будущем?

- Крым несколько отличается от других
регионов Украины. Это не область, а автономная республика, здесь действует своя
Конституция. Она была утверждена Верховной Радой Украины — стало быть, это
часть украинского законодательства. Назначить главу руководства автономии из
Киева невозможно. Председатель правительства Крыма утверждается Верховной радой
автономии. Но если будет установлено, что руководство автономии — председатель
Верховной рады, премьер-министр или иное должностное лицо — нарушали
законодательство, возбуждается уголовное дело и встает вопрос о назначении или
избрании другого кандидата.

В первую очередь, речь идет о нарушении
избирательного законодательства. Это делалось на всей территории Украины -
давление на избирателей, фальсификации…

Меджлис крымскотатарского народа считает,
что нужно идти по правовому пути. Необходимо создать специальную комиссию под
руководством вице-премьера Украины по административной реформе Романа
Бессмертного — он принципиальный человек, хороший юрист — чтобы разобраться в
ситуации и вынести свои рекомендации. Только так. Есть у нас такие радикальные группировочки, которые говорят: долой Куницына (Сергей Куницын
— председатель правительства Крыма. — прим.), долой Дейча (Борис Дейч — председатель Верховной рады Крыма. — прим.) и так
далее. Ну хорошо — долой… Ушли они — и что дальше?

Настораживает, что в Крыму появилось
очень много «вождей оранжевой революции». Преимущественно это люди,
которые заскочили в поезд в последнюю минуту. Есть опасения, что если мы сейчас
сменим власть, придут люди вот такого сорта — и будет еще хуже. Это еще один
аргумент в пользу того, что торопиться не надо. Очень трудно дать однозначный
ответ, как оно должно быть. Да, в соответствии с законом решать этот вопрос
должна Верховная рада Автономной республики. Но если разобраться — что это за
Рада? Среди ее депутатов — несколько глав райгосадминистраций,
которые грубо нарушали закон и на что только не пускались, чтобы обеспечить
победу провластному кандидату. И сейчас говорить о
том, что эти люди должны решать, кто будет во главе руководства автономии -
тоже не совсем правильно. В их отношении тоже надо разобраться.

Я не знаю ни одного района на территории
Крыма, где бы не нарушались избирательные законы. Это аргумент в пользу того,
чтобы провести расследование. Но «убрав» такого депутата как главу
администрации, нельзя лишить его депутатских полномочий. Если возбуждается уголовное
дело, тогда другой вопрос… Ситуация очень сложная.

- Во время предвыборной
кампании часто говорилось о том, что Виктор Ющенко,
став президентом Украины, «отдаст Крым татарам». Как это отразилось
на ситуации в Крыму?

- Это был один из приемов разжигания национальной
розни. Многие обыватели, даже если у них нет собственной политической позиции,
смотрят — как же поступят крымские татары? И если крымские татары решили вот
так — надо делать наоборот. Если бы не было крымскотатарского фактора,
использовались бы другие. Про Ющенко говорили, что он
националист, что он бандеровец, что он продаст Крым
Америке. Говорили, что нужно стремиться к России, потому что там уровень жизни
выше. Мы отвечали: но в Америке или Японии он еще выше, тогда уж давайте
присоединимся к ним! Такая вот шутка…

Использование этого приема сыграло
определенную роль. От имени Виктора Ющенко было
распространено фальшивое обращение к крымскотатарскому народу — правда,
составленное очень безграмотно, но на обывателя оно действует. Суть его сводилась
к тому, что с приходом Ющенко к власти русских будут
изгонять со всей территории Украины, а в Крыму власть будет полностью передана
крымским татарам. В своем новогоднем обращении к крымскотатарскому народу я
сказал по поводу этой пропаганды, что крымские татары никогда не собирались над
кем-то господствовать, так же как не собираются терпеть чье-либо господство над
собой. Мы собираемся жить в мире, добрососедстве со всеми гражданами, которые
проживают здесь и относятся с уважением к законным правам коренного народа
полуострова.

- Коренной народ — это
крымские татары?

- И еще караимы и крымчаки. Это маленькие
народы, их осталось всего 500-600 человек.

- Были ли в
действительности даны какие-либо обещания в отношении крымских татар со стороны
Ющенко? Почему татары консолидировано поддержали его,
а не Януковича?

- Меджлис крымскотатарского народа вынес
свою рекомендацию Национальному съезду: поддержать в общенациональном масштабе
на выборах именно эту кандидатуру. На съезде было более двухсот делегатов.
Доводов в пользу поддержки Януковича не было. Были
доводы другого рода: почему мы всегда поддерживаем кандидата, который обречен
на поражение? Может быть, объявим соотечественникам — пусть голосуют, кто как
хочет? Ясно же, что этого Януковича, независимо от
того, сколько голосов он наберет, все равно сделают президентом, и давление на
нас будет еще больше. Но таких голосов было очень мало. Когда мы поставили этот
вопрос на голосование, за резолюцию с призывом поддержать на предстоящих
выборах Виктора Ющенко проголосовало абсолютное
большинство. Воздержавшихся было только двое.

Потом у нас спрашивали: почему вы
все-таки предпочли его? были ли вы уверены, что он победит? что он вам обещал?
не боитесь ли, что с приходом к власти Януковича вам
будет еще хуже? Во-первых, насчет того, боимся мы или нет… Мы полвека тем и
занимаемся, что боремся с режимом, который нам не нравится — с переменным
успехом мы боролись с советским режимом. Это не вопрос, мы никого не боимся.
Во-вторых, Ющенко нам ничего не обещал, мы на эту
тему с ним и не говорили. Мы просто исходили из того, что этот человек -
демократ, один из наиболее порядочных людей того политического бомонда, который
существует сейчас в Украине. Мы знали, как он вел себя, будучи
премьер-министром, руководителем Национального банка.

Что касается «победит-не
победит», то мы принимаем решения безотносительно к этому вопросу. Таковы
наши принципы. Например, в 1991 году мы в общенациональном масштабе поддержали
кандидатуру правозащитника Вячеслава Черновила,
будучи на сто процентов уверенными, что он не победит. На следующих
президентских выборах в числе кандидатов был бывший министр иностранных дел,
руководитель Народного Руха Украины Геннадий
Удовенко. Тут мы уже не на сто, а на тысячу процентов были уверены, что он не
станет президентом — но в общенациональном масштабе поддержали эту кандидатуру.
У нас не было такого желания — давайте поддержим такого-то, чтобы потом
приобщиться к власти. Так получилось, что в этот раз наше принципиальное
решение совпало с волей большинства граждан Украины. Это для нас, конечно,
огромное удовлетворение — наконец-то! Эта победа состоялась не потому, что
большинство проголосовало за Ющенко, а потому, что
народ поднялся против беззакония, когда нагло хотели отнять эту победу. Только
теперь выясняется, какие безобразия там творились…

Сейчас у кое-каких авантюристичных
политиков проскальзывает такая мысль: в свете той пропаганды, которая велась в
ходе предвыборной кампании — что, дескать, после победы Ющенко
власть в Крыму отдадут татарам — может быть, очень хорошо, что им ничего не
дают, показывая тем самым лживость этой пропаганды? Но если смотреть на несколько ходов вперед… Кстати, такой же позиции
придерживаются некоторые руководители штаба Ющенко.
Во время выборов у нас были параллельные штабы. Средства и всё остальное для
ведения избирательной кампании передавались в его штаб, а меджлис действовал
своими силами, опираясь на собственные ресурсы, чтобы не быть связанным ни с
кем. Мы исполняли свой моральный гражданский долг.

Штабу Ющенко
сейчас особенно важно показать, что в тех 15,4%, полученных им в Крыму, большая
их заслуга. У них желание принизить значение крымских татар. Конечно, мы не
можем со всей точностью описать электоральное поведение крымских татар,
поскольку голосование тайное. Но у нас есть так называемые тестовые участки,
где процент крымских татар составляет сто или близко к тому. И по ним мы видим,
что на выборы вышло свыше 80%, а за Ющенко отдали свои
голоса от 89 до 96% крымских татар. Исходя из этого, мы считаем, что более 90%
татар голосовали за Ющенко. Это примерно такая же
картина, как в Львовской области, в других западных районах Украины…

И сам Куницын, когда на него нажимали -
мол, почему у вас столько голосов за Ющенко, почему
не принимаете меры? — разводил руками и отвечал: это не Донецк, здесь крымские
татары, вы что, войны хотите?

- Ожидаете ли вы
продвижения в решении проблем крымских татар после прихода новой власти?

- Мы говорим не о создании
крымскотатарской национально-территориальной автономии, а о восстановлении
того, что было ликвидировано в 1944 году в результате преступного указа
Сталина. И говорить о том, что изменилась демографическая ситуация, крымских
татар в Крыму стало меньше, не нужно — объем прав народа от этого не
уменьшается. Разве мы виноваты, что подверглись геноциду, что на нашу
территорию привезли много людей? Мы же не говорим, что надо их депортировать. В
отличие от других национальностей, которые здесь живут (и дай Бог, пусть живут
дальше), скажем, русских, — у нас нет России, где мы получали бы какую-то
культурную подпитку. Мы не можем в трудную минуту собраться и уехать, как они,
в Россию, как греки — в Грецию, как армяне — в Армению.

Когда мы говорим о правах коренного
народа, мы вовсе не говорим о том, что у крымских татар, только потому, что они
крымские татары, должен быть больший объем прав по сравнению с другими. Мы
говорим о гарантиях, о защите наших прав, как во всех цивилизованных странах.
Конечно, мы понимаем, что перейти на радикальные пути, отстаивать свои права с
помощью взрывов — морально оправданно: идет дискриминация, и мы должны как-то
защищаться, раз они не считаются с нашими правами. Но если смотреть практически
— этим мы свою проблему загоним в тупик.

Что, чеченцы не правы, когда говорят, что
имеют, как и все другие народы, право на самоопределение? Но — какими методами?
Мы же видим, к чему это приводит. Мы знаем, что в других местах реки крови
лились по куда меньшим причинам. Надо же быть реалистами.
Можно же было воспользоваться, когда Ельцин говорил: мол, расширим вашу
автономию. Сделайте шаг, согласитесь с этим, а потом можно двигаться дальше. К
сожалению, пошло по-другому… Но у чеченцев и не было такого мощного
демократического движения, как у крымских татар. В результате, народ на грани
исчезновения. Мы этого хотим?

- Вы уверены, что это не
станет причиной обострения межнациональных противоречий на полуострове?

- Руководство не должно ориентироваться в
своих действиях на то, кто как думает. Главное — законное или незаконное
требование. Накануне 60-й годовщины (18 мая 2004 г. — прим.) депортации
крымских татар газета «Крымская правда» провела среди студентов
своего рода социологический опрос на предмет того, как они относятся к факту депортации.
Около 70% этих молодых людей заявили: правильно их депортировали! А еще
какая-то часть сказала: надо бы их еще раз депортировать. То есть, у людей
полуфашистское мировоззрение, которое, в общем-то, воспитывается средствами
массовой информации. Такая антитатарская
пропаганда… И что же теперь — чтобы угодить этим, проводить фашистскую
политику, политику дискриминации, политику депортации? Конечно, нет.

Когда в США Верховный суд принял решение
против расовой сегрегации, темнокожих детей сопровождала Национальная гвардия,
сидела в классах, чтобы показать: будет вот так! Какое-то время нужно проводить
решительные действия для того, чтобы покончить с этим расизмом и шовинизмом. А
здесь всё время оглядываются — что подумают, что возникнет… Это слабость,
конечно, руководства.

- С новой украинской
властью ситуация изменится?

- Я думаю, изменится. Две недели назад,
когда шли назначения в правительство, я подошел к Ющенко,
сказал: Виктор Андреевич, что происходит? Идут какие-то назначения, мы даже не
в курсе, как это понять? Он сказал: назначений мы пока не делаем, потому что
Крым — это особый регион. Давайте через восемь дней я приеду к вам, мы сядем,
обговорим, я вас уверяю — без согласования с крымскими татарами серьезных
назначений не будет. Однако в назначенные дни президент улетел в Швейцарию. Но
я понимаю, почему президент сказал одно, а получилось другое. В его
администрации сейчас физически нет людей — шантрапу
поразогнали, а нормальных еще не набрали. Поэтому особо обижаться — мол, почему
президент сказал и не выполняет — оснований нет. Я думаю, он всё равно приедет,
мы договоримся.

Хотя, конечно, есть разные силы, и каждая
хочет свое, использует свои связи. Например, один депутат — не хотел бы
называть фамилию, он даже не с самого последнего тура, а немножко раньше стал
«оранжевым», и вроде помогал — сейчас, когда речь идет о смене глав
администраций, говорит: в Кировском районе трогать не будем. Почему? -
«Кент» у него, оказывается, там, бизнес свой. Если мы для этого делали
революцию?..

- Крымские татары
участвовали в событиях на киевском Майдане?

- Человек триста, наверное, выехали туда.
Поехали бы, наверное, десятки тысяч, но это же связано с расходами. Я был там
круглосуточно. Мы, как депутаты, дежурили там, особенно в тот момент, когда сказали,
что уже раздали патроны. Моя точка была как раз администрация президента и
кабинет министров. Имелось в виду, что, если начнутся какие-то действия,
депутаты возьмут на себя руководство самообороной. Опасные моменты были,
конечно… Но меня очень обрадовало, что все-таки, несмотря ни на что — что бы
там ни говорили о Кучме — у них хватило ума не допустить кровопролития.

- Может, трусости, а не
ума?

- И это тоже есть, наверное. Но когда всё
теряют, люди все-таки пускаются на это — а здесь хватило ума удержаться. Я
знаю, что на Кучму было сильное давление — кстати, ваш Путин тоже рекомендовал:
в таких случаях обычно вводят чрезвычайное или военное положение. Ваш Грызлов
говорил: я не вижу другого выхода — или будет гражданская война, или Украина
распадется. Чистейший провокатор, и почему его пускают сюда, я не знаю…

- У вас нет ощущения,
что сейчас крымских татар оттирают от власти, хотя вы немало вложили в
торжество «оранжевой революции»?

- Мы как-то привыкли к тому, что нас
оттирают. Самое главное — мы принимали решение о поддержке Ющенко
не исходя из того, что чего-то там получим. Главное для нас было — действовать
в соответствии с нашими принципами.

- Не рассчитываете ли вы
сами занять какой-нибудь пост в структурах крымской
власти?

- Нет, зачем мне это… Я старый человек.
Дай Бог, до конца свои депутатские обязанности выполнить… Выше лидера
Меджлиса — первый человек нации — мне больше ничего не надо. Да и то, я ищу
себе преемника (хотя преемники у нас и не приняты), чтобы кого-то рекомендовать
на свое место. Все-таки я уже третий срок тяну. При советской власти семь
сроков оттянул, теперь еще… (улыбается)

Печатается с сокращениями.
Беседовала Яна Амелина,
ИА «Росбалт». Симферополь-Москва

Оригинал статьи размещен
на сайте «Крымская линия» по адресу: http://crimealine.tik.com.ua/2005/02/2410.html