Депортация крымских татар — как это было? Часть II

Дорога крымских татар «в никуда» была смертельно длинной и жуткой. Цинизм «ответственных за переселение лиц» просто поражал. Душные товарные вагоны, битком заполненые малыми и старыми, истощенными голодом и жаждой, убитыми отчаянием — были тюрьмой на колесах. Конвоиры, словно скоту, открывали двери поездов только когда сами того желали. Короткие остановки позволяли … вынести тела. О погребении и речи не было. Усопших выбрасывали за ненадобностью, не считая потерь. Если остановка была немного длиннее, то под наблюдением сопровождающих, люди готовили есть, кто еще имел с собой хоть что-то. Страшные 2 недели издевательства … но они были лишь началом страданий крымскотатарского народа.

А теперь вспомним те циничные «10 минут на сборы»: все «сокровища и пожитки», если кто и смог довезти до чужбины, уцелев в поездах смерти, конфисковывали вскоре после прибытия. Незаконно, грабежами, их отбирали у беззащитных людей без всякого шанса на справедливость.

Как потом посчитают исследователи, во время дороги к спецпоселениям, погибнет почти 8000 человек. А за первые 2 года «жизни» в определенных зонах, погибнет еще около 45000 человек. Для 19,6% крымских татар этот путь станет дорогой в один конец. Эпидемии тифа, малярии, укусы змей и скорпионов летом, а зимой — лютый холод, забирали жизни уже не сотен, а тысяч. Те, кого переселили, не имели элементарных условий для жизни и несмотря на это, их «передали для трудового использования» на шахтах, заводах и стройках. «Передали» … в этом слове — весь советский социализм, с его знаменитым «равенством» людей. Чем не рабство? Хочешь жить — работай, не поднимая головы и забудь, откуда ты пришел. 74000 татар были в заложниках у режима, работая «на благо» какой то несуществующей, эфемерной «родины».

А между тем, во внезапно опустевшем Крыму, кипела работа: надо было непременно уничтожить «остатки» крымскотатарской культуры. Уничтожались личные и школьные библиотеки, закрывались мечети. Власти хотели как можно скорее заполнить эту «пустоту» так, чтобы больше никогда не допустить возрождения крымских татар. Уже скоро, в дома депортированных татар свезут переселенцев из Украины, и Воронежской, Брянской, Тамбовской и Ростовской областей союза. А потом опять кому-то придет в голову, что еще «не всех наказали». И тогда, уже в июне 1944 года, возьмутся выселять армян, болгар и греков. Первых и вторых — «за активное сотрудничество с оккупантами», а последних — «за мелкую торговлю с немцами». Казалось, что это безумие никогда не прекратится … Начали переименовывать города и районы Крыма — до 1062 сел получили новые названия … Трудно придумать, как еще можно стереть нацию? Как уничтожить ее историческую память? Где та грань, после которой власть сможет остановиться и успокоиться? Но до предела было еще далеко.

Следующим шагом, к которому прибегает «вождь», становится превращение Крымской АССР в Крымскую область. Крымский полуостров больше не республика, он становится всего лишь территорией — многонациональной, многоликой — без культуры, без традиций и без языка.

Так 30 июня 1945 года, вопреки нормам Конституции самого СССР, где было указано, что территория советских республик НЕ МОГЛА быть изменена без их согласия, Крымская АССР была преобразована в область в составе РСФСР. Переступив собственные законы, это страшное преступление завершилось «ликвидацией Крымской АССР». Никто и не думал спрашивать жителей полуострова, что они думают об этих кардинальных изменениях, их просто поставили в известность.

А что же крымские татары? Они, по всем тогдашним документами, были выселены «пожизненно»! Более того, «бегство» из спецпоселений предусматривала уголовную ответственность с наказанием — 20 лет каторжных работ. По данным различных документов, по состоянию на январь в 1953 году, спецпереселенцами считалось 165000 крымских татар, людей, лишенных права на жизнь с честью и достоинством.

Режим спецпоселений для татар просуществовал до апреля 1956, пока не был отменен президиумом ВС СССР. Его отмена означала, что с людей снимают постоянный надзор, однако они до сих пор не имели права на возвращение в Крым или на «компенсацию» утраченного имущества. Это постановление фактически действовало до 1989 года.

Этот геноцид против крымскотатарского народа был некой «самозащитой» тоталитарной системы от всплесков хоть каких-то национальных движений. Таким же, как голодомор 1932-1933 годов, а затем 1946-1947 годов на Украине, который был совершен для уничтожения национальных идей среди украинцев. Логика таких кровавых действий довольно проста — голодные и бедные люди не способны на сопротивление, они заняты мыслями о том, как выжить и надолго откажутся от любых «противоправных действий». А если кто вдруг и смог выжить в этом разрушительном горниле, то есть НКВД, которые непременно найдут «врагов» — а по сути — тех, кто не потерял способности мыслить и понимать, что происходит с его народом.

Эти кровавые страницы прошлого — предостережение для всех, кто живет сегодня. Очередное напоминание о том, что наши настоящие ценности лежат в нематериальной плоскости. Вить тысячи и десятки тысяч людей были уничтожены не за деньги или имущество, и даже не за богатый край, они были «вытравлены» за свои идеи, за национальную память, за самосознание, за способность стоять с высоко поднятой головой. Крымские татары пережили страшную трагедию, казалось бы — непоправимую, но они не исчезли! Они сохранились как отдельная нація! А значит и все нынешние проблемы они смогут пережить, опираясь на историческую память о своих сильных предках!