1991 Авдет №4 (15 лютого)

АВДЕТ

ИЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

Срочно в номер

В связи с предстоящим рассмотрением на сессии ВС УССР проекта закона о6 административно-территориальном статусе Крымской АССР по итогам референдума, проведенного в Крыму 20 января по инициативе обкома КПУ, в Киев выехали председатель и зам. председателя ОКНД М. Джемилев и Р. Чубаров.

11 февраля вопрос об автономии Крыма рассматривался на заседаниях постоянных комиссий ВС УССР по государственному суверенитету и межнациональным отношениям и по законности.

Депутатами ВС УССР, членами Народной Рады было предложено заслушать мнение представителей ОКНД по данному вопросу. Однако это предложение вызвало категорическое возражение со стороны первого секретаря Крымского обкома КПУ депутата Н. Багрова. Это вызвало сомнение депутата Генриха Алтуняна в искренности заявлений Крымского руководства о том, что предлагаемая ими автономия отвечает интересам крымских татар, если оно боится даже дать слово представителям этого народа. С небольшим преимуществом голосов предложение членов Народной Рады было отклонено. Депутат Василь Червоний зачитал заявление в адрес постоянных комиссий члена Государственной комиссии по проблемам крымских татар Р. Чубарова о предоставлении возможности М. Джемилеву выступить на сессии с изложением позиции ОКНД о государственности Крыма. Это заявление также встретило категорическое неприятие крымской делегацией и другими реакционно-настроенными депутатами ВС.

Передал Э. Ислямов, г. Киев

 

Новые акты — кому они на руку?

25-28 декабря 1990 года Президиумом Верховного Совета УССР был принят ряд правовых актов, имеющих непосредственное отношение к крымским татарам. Опубликованы же они были в Крыму лишь после проведения референдума о статусе полуострова.

Это Постановление о приостановлении на территории Крымской области Постановления Совета Министров СССР от 24 декабря 1987 г. «Об ограничении прописки в некоторых населенных пунктах Крымской области и Краснодарского края», Постановление «О предоставлении права Крымскому областному Совету народных депутатов на изъятие земельных участков под индивидуальное жилищное строительство» и Указ «О внесении изменений и дополнений в уголовный и уголовно-процессуальный кодексы Украинской ССР».

Первые два постановления, на первый взгляд, вроде бы направлены на то, чтобы в какой-то мере способствовать возвращению и обустройству в Крыму депортированных народов – об этом говорится в преамбулах документов. Мы весьма признательны Президиуму ВС Украины по крайней мере за благие намерения, но следует отметить, что составители этих постановлений совершенно не приняли во внимание, кто именно будет их претворять в жизнь. А будут это в основном те самые люди, которые совсем недавно устраивали облавы на крымских татар и ныне всеми методами пытаются остановить процесс их возвращения.

Не принят во внимание и тот факт, что сессия Крымского областного Совета в сентябре прошлого года уже приняла расистский документ под названием «основные принципы расселения крымских татар на территории области», согласно которому весь Южный берег Крыма, а также Бахчисарайский и Симферопольский районы объявляются закрытыми для поселения крымских татар, кроме участников войны и небольшого числа специалистов, пригодных для обслуживания курортов. Да и то «при предъявлении доказательств – документов, свидетельских показаний, архивных материалов, подтверждающих депортацию, непосредственно выселенных из области или их родственников по первой линии».

Уже стали поступать сведения о том, что власти повсеместно в учреждениях, совхозах и колхозах предлагают русскоязычным гражданам срочно писать заявления на получение земельных участков под дачи, гаражи и огороды. Подобное практиковалось и раньше, но теперь, в связи с облегчением процедуры, лихорадочное разбазаривание земли возобновилось с новой силой. Ведут также агитацию, чтобы проживающие в Крыму русскоязычные люди срочно вызывали из России своих родственников и близких. В то же время сотням крымских татар не узаконивают выделение земельных участков, поскольку это противоречит «основным принципам» облсовета.

Поэтому указанные постановления Президиума Верховного Совета Украины, если они действительно имели целью облегчить процесс возвращения депортированных граждан, требуют дополнительной редакции и более четких формулировок, которые исключили бы возможность злоупотребления ими в ущерб возрождению нашего народа.

То же самое и в отношении постановления о приостановлении действия союзного совминовского постановления от 24 декабря 1987 г. Оно должно быть приведено в соответствие с выводами и предложениями депутатской комиссии Г.Янаева, где говорится о необходимости отмены действия предусмотренных постановлением ограничений в прописке лишь в отношении крымских татар.

И, наконец, по поводу Указа Президиума ВС УССР от 26 декабря 1990 г. «О внесении изменений и дополнений в уголовный и уголовно-процессуальный кодексы УССР», согласно которым предусматривается лишение свободы на срок до пяти лет за самовольный захват земельного участка или самовольное возведение на этом участке жилья или каких-то иных строений.

Хотя действие Указа распространяется на всю республику, он принят по просьбе администрации Крымской области и направлен в первую очередь против крымских татар. О направлении Крымским облисполкомом обращения в ВС Украины с просьбой принять такой указ прямо говорилось на 3-ей сессии крымского областного Совета в сентябре прошлого года.

В условиях, когда отказывая в выделении участков коренному народу, власти срочно раздают землю под дачи русскоязычным жителям, продают ее трестам Тюмени и Якутии для будущих мигрантов, крымские татары были вынуждены прибегнуть к самовольному занятию своих земель и строительству жилья. Лишь благодаря этому несколько тысяч семей крымских татар смогли вернуться на свою родину, а власти Крыма вынуждены были отказаться от своего хамовитого тона.

Но теперь, с принятием долгожданного для властей указа, шовинисты Крыма, конечно, воспрянут духом. Отныне они смогут смелее отказывать крымским татарам под разными предлогами или отсылать их в соответствии со своими «основными принципами расселения» в те места, где нет никакой инфраструктуры и где заведомо невозможно построить жилье, а также более свободно обменивать наши земли на трубы, половые доски и т.п.

Разумеется, необходим какой-то механизм, который бы регулировал процесс расселения людей и предотвратил бы беспорядочное строительство. В этом мы заинтересованы ничуть не меньше, а значительно больше нынешней администрации Крыма, потому что это наша земля, наша родина. Но это достигается вовсе не с помощью репрессивных указов.

Поэтому было бы самым разумным немедленно отменить Указ от 26 декабря 1990 г. о введении дополнений в уголовный кодекс Украинской ССР, а властям Крыма приступить к разумному диалогу с представителями нашего народа на основе уважения приоритетного права крымских татар в получении земельных участков на своей земле.

Когда верстался номер. Наши прогнозы подтвердились. 11 февраля в Крымском облисполкоме состоялось совещание руководителей Симферопольского городского и районного исполкомов. Его участники приняли решение: не выделять в текущем году участки под индивидуальное строительство возвращающимся крымским татарам. В случае попыток захватов земли с их стороны — привлекать к уголовной ответственности. Согласно Указа от 26 декабря 1990 года.

 

Судьбу Крыма опять решили без крымских татар!

12 февраля с.г. большинством голосов послушно-партийно-бюрократический парламент Украины утвердил итоги Крымского референдума по изменению статуса полуострова — исконной земли крымских татар. Это беспрецедентное «демократическое» решение принято (в который уже раз) без участия представителей нашего народа. Отсюда совсем нетрудно представить, как будут развиваться дальнейшие события в Крыму.

Что скажут теперь противники общенационального курултая — законного выразителя воли народа?! Они добились своей цели, отстаивая личные «непоступаемые принципы» Но это не означает, что наша борьба была напрасной.

Борьба продолжается! Все еще впереди!

 

Собака лает, а караван идет

84% граждан Литвы, продемонстрировав, что у них разные с Президентом СССР взгляды на законность и демократию, приняли участие в республиканском опросе населения 9 февраля.

94% из них отдали свои голоса за суверенное демократическое государство, подтвердив тем самым, что независимости от союза требовала не горстка зарвавшихся парламентариев, а подавляющее большинство литовцев и нелитовцев республики.

6,5% проголосовавших против – это, видимо, именно та часть «нации», которую спасал пресловутый К в компании с омоновцами.

Впрочем, результаты опроса логичны и даже закономерны. Чего не скажешь о позиции М. Горбачева. Уважаемый Президент повел себя, как персонаж театра абсурда. Одобрив своим молчаливым согласием незаконный по всем международным канонам крымский референдум, он в своем телевизионном обращении поспешил объявить незаконным всенародный опрос населения в Литве, оторвав для этого, по-видимому время от составления очередного «сверхравового» Указа.

Может, пророк «нового мышления» понимает законность лишь на территориях, где 6,5% русскоязычного населения уже стали 90 процентами? В любом случае, опыт крымских татар по бойкотированию референдума не пропал даром для Президента СССР.

Л. Буджурова

 

Империя наносит ответный удар

Советский военно-промышленный комплекс, поглощающий львиную долю национального дохода СССР, и ортодоксы из КПСС перешли в наступление на робкие и непоследовательные реформы, проводимые с 1985 года и именуемые официальной пропагандой как «перестройка».

Необходимость реформ, среди прочего, была вызвана снижением экономического и научно-технического потенциала СССР относительно западных стран — главного военного и идеологического соперника. Это сознавала и военная элита, и управляющие оборонной промышленностью, и сохранившие здравый рассудок партийцы. Они, рассчитывая преодолеть отставание, оказывали проведению реформ лишь пассивное сопротивление.

Однако попытки оздоровить советскую экономку, не затрагивая основ политической системы, привели лишь к еще большему расстройству экономики.

Утрата Восточной Европы, усиление неподконтрольного демократического движения, стремление республик к обретению в той или иной степени независимости поставили под угрозу само существование советской империи и, следственно, колоссальной военной машины, существование которой оправдывалось интересами империи.

Все это побудило военных в союзе с партийными (КПСС) консерваторами, давно лелеющими мечту о реванше, выйти из окопов. Перед Горбачевым встал выбор — или либералы, или консерваторы. Он принял сторону последних. Либералы Бакатин, Шеварнадзе, Шаталин вышли из команды Президента. Над средствами массовой информации восстановлен жесткий партийный контроль. Развязана война против республик.

Возвращается недавнее тоталитарное прошлое. Думается, не на совсем. Коммунизму мировая цивилизация уже сказала — НЕТ. Идея империи вряд ли может долго вдохновлять ее подданных.

Возвращается недавнее тоталитарное прошлое. Надолго ли? На месяц, на год, на 10 лет? Это будет зависеть от нас с вами, от нашего общего участия в движении Сопротивления диктатуре.

И. Эльдаров.

 

НДКТ: политический портрет

В последнее время в советских средствах массовой информации настойчиво утверждается, что наиболее влиятельными среди крымских татар политическими силами являются две организации Национальное движение крымских татар (НДКТ) и Организация крымскотатарского Национального движения (ОКНД). Причем, НДКТ характеризуется как конструктивное, разумное и демократическое течение, а ОКНД – как весьма радикальное, бескомпромиссное, деструктивное и экстремистское. И она повинна почти во всех возникающих в Крыму политических сложностях.

Отвечая на многочисленные вопросы своих читателей о том, что же из себя представляет НДКТ и какова его позиция по тем или иным вопросам, редакция решила дать свою справку.

НДКТ — группировка в крымскотатарском Национальном движении, которая более известна среди крымских татар под названием «Ферганская группа» или «группировка Юрия Османова» (по имени проживавшего в г. Фергане Узбекский ССР их лидера Юрия Бекировича Османова).

Ее члены (всего около 35-40 активистов) считают себя самыми последовательными и принципиальными участниками крымскотатарского Национального движения, претендуя представлять все крымскотатарское Национальное движение. Отсюда и самоназвание группировки «Национальное движение крымских татар».

Устава и программы группировка не имеет и выступает вообще против любых организационных структур. По мнению ее лидера, создание организации сузит всенародный характер НДКТ, превратит Национальное движение в административно-командную систему и откроет в Национальном движении «шлюзы для всякого рода идеологических диверсий» и провокаторов, которые непременно погубят его (из «Резолюции встречи представителей НДКТ» от 30 октябри 1988 г.).

Формально считается, что в НДКТ нет лидеров и руководителей. По этому поводу в одной из «заявлений» группировки (апрель 1988 г.) говорится: «Лидером НДКТ является только сам народ, движение само направляет себя на принципах марксизма-ленинизма». Из этой довольно странноватой формулировки, очевидно, что руководителем движения является крымскотатарский народ или, вернее, та «сознательная» его часть, которая стоит на принципах марксизма-ленинизма. Но на самом деле руководство группировкой всецело осуществляется самим Юрием Османовым и несколькими его приближенными, которые заменяют — собой всю по-марксистско-ленински сознательную часть народа.

Юрий Османов, 1941 года рождения, инженер по специальности, сын бывшего в годы войны партизана Бекира Османова и белоруски Марии Гущинской. В Национальном движении Ю. Османов участвует с середины 60-х годов, за что дважды был судим (в 1968 году был приговорен к двум, в 1963 — к трем годам заключения), а в третий раз, незадолго до окончания второго срока был переведен из лагеря в психлечебницу. Освободился из психлечебницы во второй половине 1987 г.

Помещение Ю.Османова в психлечебницу, разумеется, было исключительно репрессивной мерой властей и вовсе не мотивировалось желанием поправить здоровье арестованного. Однако Ю. Османов после освобождения отказался подвергнуться, в числе других жертв советского произвола, обследованию со стороны прибывшей в СССР в феврале 1989 г. по приглашению советского правительства делегации известных психиатров Национального института психического здоровья США во главе о Робертом У. Ферраном. Она была организована под эгидой Бюро по правам человека Государственного департамента для оценки обвинений в злоупотреблении психиатрией в Советском Союзе. Объяснялся ли этот отказ недоверием Ю. Османова к «империалистическим» экспертам, патриотическим нежеланием способствовать дискредитации (?) отечественной психиатрии в глазах запада или какими-то иными мотивами — осталось непонятным.

Из числа репрессированных, за участие в Национальная движении крымских татар в «группировке Ю. Османова» значатся также Нурфет Мурахас (осужден дважды — в 1970 г. к полугора и в 1983 г. — к 2,5 годам заключения), Гомер Баев (в 1968 г. к 2 годам), Сейдамет Меметов (в 1968 г. к 6 месяцам, в 1978 г. — к двум годам высылки из Крыма и в 1979 г. — к 1 году заключения), Зеври Куртбединов (в 1985 г. к трем годам заключения} и Исмаил Белялов (осужден в 1985 г. к трем годам и освобожден в 1987 г. досрочно за выступление в печати со статьей «Я осуждал путь, на который вы встали…», где он «осуждал за связи с Западом» находившихся в заключении активистов Национального движения Синавера Кадырова и Решата Аблаева).

Группировка стоит на атеистических и антиисламских позициях, постоянно заявляет о приверженности и верности НДКТ марксизму-ленинизму и «Наказу народа».

Упомянутый «Наказ народа» 6ыл сформулирован во второй половине 60-х годов отцом Юрия Османова.

Дословный текст «Наказа» был таков: «Содержанием национального вопроса крымских татар является восстановление естественно-исторического и национального статуса народа. Никакого другого содержания он не имеет. Сущностью ленинского решения этого вопроса является:

1. Организованное (государственное) возвращение народа на свою национальную территорию — Крым.

2. Компактное расселение там в местах исторического проживания.

3. Восстановление декрета Революции — декрета Ленина от 18.10.1921 г. о Крымской АССР — национальной социалистической государственности крымскотатарского народа.

4. Возвращение всего, что захвачено, возмещение всего, что растоптано выселением и десятилетиями высылки. Полное и безусловное восстановление национального равноправия крымских татар, создание условий скорейшего преодоления деградации языка, культуры, фальсификации истории, последствии десятилетий национальной дискриминации во всех сферах.

5. Любые другие решения являются фактическим стремлением увековечить злодеяния врагов социализма в 1944 г., протащить идею антиленинской культурно-национальной автономии и решительно отвергается крымскотатарским народом. Любой представитель, выразивший свое несогласие с изложенным в этих пунктах, в какой бы это форме, месте и причине не произошло, автоматически перестает быть представителем народа и утрачивает его доверие.»

Стержневая концепция группировки сводится к тому, что виновниками трагедии крымскотатарского народа является не советская власть и Коммунистическая партия, а пробравшиеся в «ленинскую партию» враги и «антиленинские силы», а также «международный империализм». Поэтому в своих документах они борются «за установление революционной законности и советской власти в национальном вопросе крымских татар», за восстановление «декретов Октября», «гарантии и клятв Октябрьской революции» и т.п.

Подобную систему взглядов отец нынешнего идеолога «Ферганской группы» пытался внедрить всем активистам Национального движения, но видимых успехов не добился. Однако его сын и ряд его последователей продолжают утверждать, что «Советская власть, КПСС не имеют ничего о6щего с преступлениями 40-х годов против народов СССР» (из «Информации» о встрече сторонников НДКТ от 12-13 декабря 1987 г.).

Характерной чертой группировки и особенно ее лидера Юрия Османова является нетерпимость к чужим взглядам склонность к наклеиванию оскорбительных ярлыков своим оппонентам, в том числе и людям своего круга, отклонившимся от установок своего лидера.

Особым нападкам в распространяемых группировкой документах и заявлениях в официальной печати подвергается Организация крымскотатарского Национального движения (ОКНД). В расчете вызвать негативное отношение к ней, сторонники Османова в последнее время интенсивно распространяет слухи, в том числе среди русскоязычного населения, что будто бы ОКНД добивается создания в Крыму «исламской республики».

Основная форма деятельности группы — составление писем, обращений и резолюций, сбор под ними подписей и направление их от имени народа в партийные и советские органы, редакции газет и журналов. Много внимания в этих документах уделялось, особенно до недавнего времени, «доказыванию» того, что крымские татары якобы всегда верно служили интересам России, Советской власти и коммунистической партии. Одновременно упоминались власовцы, бендеровцы и иные «предатели» из числа представителей других народов в годы 2-ой мировой войны. Все это служило для аргументации о незаконности депортации крымских татар в 1944 году.

До самого последнего времени сторонники группировки резко выступали против сотрудничества крымских татар с диссидентскими и иными демократическими кругами страны, против публикации документов Национального движения в «капиталистических странах» так как, по их мнению, это дискредитирует крымских татар в глазах советского руководства и, соответственно, препятствует «ленинскому решению» крымскотатарского вопроса, допускались в принципе только обращения к руководителям «братских» коммунистических партий, если они будут передаваться через Политбюро ЦК КПСС.

Вслед за официальной пропагандой они называли «антисоветчиками» и «прислужниками запада» выступавших в защиту прав крымских татар известного генерала Петра Григоренко, академика Андрея Сахарова и других. Хотя положительно отзывались о Сергее Писареве, писателе Алексее Костерине, которые, выступая в защиту прав депортированных народов, критиковали национальную политику КПСС с «партийных позиций» они не публиковали свои обращения за рубежом.

Документы группировки довольно однотипны, поскольку они составляются в основном одним и тем же лицом. Как правило, они весьма многословны, изобилуют повторами и «революционными» терминами 20-х годов, содержат много стилистических странностей.

Несмотря на некоторую резкость, допускаемую в их обращениях и петициях в критике официальных властей по тем или иным вопросам, в целом эти документы довольно лояльны к существующей системе и рассматривается органами как наименьшее зло, ибо в них, как правило, содержатся одновременно нападки на сторонников преобладающего направления в Национальном движении.

Тем не менее, в «доперестроечные» годы эта группировка не выделялась слишком рельефно, и с ней особой полемики в Национальном движении не было. Поскольку, несмотря на выдержанный в «партийном духе» тон своих обращений, ее члены также подвергались преследованиям со стороны органов, не склонных терпеть какие-то вольности в толковании ленинизма и национальной политики КПСС.

Более четко группировка стала выделяться и обособляться в Национальном движении, начиная с 1988 года — после освобождения из психлечебницы Юрия Османова. Он тотчас же подверг резким наладкам решения всесоюзных совещаний представители инициативных групп Национального движения (в 1987 и 1988 г.г.), создание Центральной Инициативной группы Национального движения, массовые демонстрации крымских татар на Красной площади в Москве, которые рассматривались им во «всенародных обращениях» как деяния, инспирированные «агентами спецслужб 1944 года» с целью раскола и дискредитации Национального движения. Османов стал отдельно созывать совещания своих единомышленников и называть их также «всесоюзными совещаниями», «всесоюзными встречами» или совещаниями «мозгового центра» Национального движения.

Вместе с тем, группировкой были резко осуждены как «Сообщение ТАСС» по крымскотатарскому вопросу от 23 июля 1987 г., так и деятельность Государственной комиссии во главе с А. Громыко вместе с ее марионеточными «рабочими комиссиями» и «группами содействия», созданными в местах проживания крымских татар. Однако массовые демонстрации крымских татар в г. Ташкенте 26 июня 1988 г., окончившиеся кровавой расправой, и забастовки в Краснодарском крае и Узбекистане против выводов «комиссии Громыко», закончившиеся массовыми увольнениями, опять были названы, вслед за официальной пропагандой, провокационными мероприятиями Центральной Инициативной группы с целью разгрома Национального движения.

После безуспешных попыток противопоставить Национальному движению разного рода искусственно созданные группировки, «рабочие комиссии», «группы содействия» и т.п. из числа послушных крымских татар власти в последнее время стали все более оказывать поддержку группировке Юрия Османова, ибо основная «деятельность» ее стала все более сводиться к нападкам на ОКНД. Особый восторг властей вызвало открытое осуждение Юрием Османовым в печати вынужденных «самозахватов» крымскими татарами земельных участков и создание палаточных городков в Крыму. На страницах газет власти стали пропагандировать эту группировку как «наиболее разумное и конструктивное крыло в Национальном движении крымских татар», и намекать, что Ю.Османов может быть избран депутатом Крымского областного Совета.

Ранее представитель этой группировки Аксеит Сеитмеметов был включен в числе 4-х крымских татар в «Комиссию по проблемам крымскотатарского народа», созданную решением Совета Национальностей Верховного Совета СССР, под председательством Г.И. Янаева в июле 1989 г. Однако больше, чем А. Сеитмеметов, в работе комиссии Г. Янаева принял участие сам Ю. Османов, который приглашался почти на все ее заседания. Хотя представленный Ю. Османовым проект итогового документа не имел ничего общего с принятыми комиссией «Выводами и предложениями», группировка стремилась приписать основные положительные моменты этого документа к числу своих заслуг. В ходе работы предпринимались энергичные усилия по дискредитации других членов комиссии из числа крымских татар. Для этой цели они засыпали комиссию и партийные инстанции соответствующими петициями, письмами, телеграммами и «резолюциями трудящихся».

В феврале 1990 года при Совете Министров СССР под председательством В.Х. Догужиева была организована новая комиссия по проблемам крымскотатарского народа, куда по настоянию Ю. Османова в числе 5 крымских татар был включен также представитель Риза Асанов из г. Ферганы. Однако вскоре Р. Асанов, ввиду его неподчинения некоторым директивам своего рекомендателя, был ошельмован Ю. Османовым. В конце июня 1980 г. им было собрано 34 подписи под «резолюцией», адресованной Председателю комиссии ВС СССР по национальной политике Г.С. Таразевичу, председателю Госкомиссии В.Х. Догужиеву, секретарю ЦК КПСС А.Н. Гиренко и почему-то еще председателю уже расформированной к тому времени депутатской комиссии Г. Янаева, с требованием » безотлагательно вывести Р.А. Асанова из Госкомиссии как балласт и несоответствующего требованиям «Наказа народа», а вместо него ввести Ю.Б. Османова». Однако такую перестановку Госкомиссия не произвела.

Твердой позиции по отношению к продолжающей существовать комиссии В. Догужиева группировка не имеет. Судя по различным документам, эта позиция варьирует от полного отрицания до безоговорочного признания ее решения в зависимости от результатов последних встреч и бесед Ю. Османова с членами комиссии и с самим В.Х. Догужиевым. Однако неизменными продолжают оставаться только попытки Ю. Османова и его приближенных дискредитировать состоящих в этой комиссии крымских татар.

Решением внеочередной сессии Крымского областного Совета народных депутатов 12 сентября 1990 г. был образован «Комитет по делам депортированных народов» при Крымском облисполкоме, который должен заниматься вопросами планового возвращения крымских татар и граждан других национальностей, высланных из Крыма в годы войны. По предложению заведующего отделом пропаганды Крымского обкома КП Украины Л. Грача на должность председателя этого комитета был назначен Ю. Османов. Ему же было поручено формирование всего состава оплачиваемого государством комитета в числе около — 40 человек 11 человек — «головная часть», остальные — представители комитета в районных и городских исполкомах).

Группировка Ю. Османова с энтузиазмом принялась комплектовать этот «Комитет», но столкнулась со значительными трудностями, поскольку подавляющее большинство крымских татар восприняло это как очередную попытку властей навязать неприемлемую для них форму решения проблем народа посредством своих марионеток. Из-за отсутствия достаточного количества своих сторонников руководитель группировки вынужден был прибегнуть для формирования «Комитета» даже к услугам «специалистов», которые в прошлом не только не были активистами Национального движения, но и активно сотрудничали с органами в кампании травли участников Национального движения. (Таков, например, назначенный Ю. Османовым представитель «Комитета» в Карасубазарском районе Крыма). Сам Ю. Османов, заявлявший до недавнего времени, что переедет в Крым только после того, как вернется «последний крымский татарин», сразу же после назначения на должность перебрался из Ферганы в Симферополь, где и проживает в настоящее время.

Со своей стороны власти делают все от них зависящее, чтобы повсеместно поддержать группировку Ю. Османова и возглавляемый им, пока в качестве «исполняющего обязанности председателя», «Комитет по делам депортированных народов». В октябре 1990 года идеологическим отделом Крымского обкома КП Украины во все низовые партийные ячейки и руководителям организаций была разослана секретная инструкция под заголовком «Ориентировка о деятельности некоторых оппозиционных КПСС политических структур» («Авдет» № 12), где партийным функционерам дается директива «активизировать взаимодействие с НДКТ и осуждать действия ОКНД». В этом русле ведется пропаганда и в официальной печати.

Для поднятия престижа «Комитета» среди крымских татар власти идут на то, что все отпускаемые на реализацию Госпрограммы незначительные материальные фонды и строительные материалы реализуют только через него. С этой целью были отобраны и переданы в распоряжение «Комитета» даже те фонды на строительные материалы, технику и некоторые предметы быта (газовые плиты, унитазы и т.п.), которые были ранее выделены организованному с помощью ОКНД производственному объединению «Къая» в Симферополе. Больше того 25 декабря 1990 года Ю. Османову была предоставлена возможность выступить на IV Съезде народных депутатов СССР, а затем его путанная пятиминутная речь была откорректирована, приведена в «грамотный вид» и опубликована в центральной и Крымской областной печати.

Однако сам Ю. Османов считает, что крымские власти оказывают недостаточную поддержку его группировке, и в своих, адресованных в вышестоящие инстанции жалобах, обвиняет их в том, что они «ведут двойную игру», проводят переговоры и «заигрывают» с антисоветчиками из ОКНД.

23 августа 1990 года Ю. Османов и его ближайший помощник Р. Аблялизов обратились к секретарю ЦК КПСС А.Н. Гиренко с письмом, где выражается недовольство по поводу того, что члены ОКНД имеют возможность выезжать на Запад и получать оттуда кое-какую помощь. Они также просят А.Н. Гиренко помочь их группировке «в участи в различных форумах по правам человека за рубежом и в СССР».

5 ноября 1990 г. Ю. Османовым в адрес председателя Крымского облисполкома В.В. Курашика была направлена новая «докладная», где он жалуется на то, что члены ОКНД хорошо «обустроены», создают в Крыму параллельные структуры власти, «совершают позорный и опасный бизнес», но в то же время Крымским облисполкомом «ничего не делается для бытового обустройства работников Комитета»

2 декабря 1990 г. за подписью всех основных руководителей и активистов группировки (Ю. Османова, З. Куртбединова, И. Усеинко, Р. Джемилева, К. Куку и др.) в самые высшие инстанции СССР и УССР (М. Горбачеву, А. Лукьянову, Р. Нишанову, Г. Таразевичу, Председателю ВС УССР Л. Кравчуку и первому секретарю ЦК КП Украины С. Гуренко) была направлена новая обширная жалоба на аналогичную тему. В числе прочего, в этой жалобе выражается возмущение по поводу того, что якобы для ОКНД « с Запада все тучнеет поток долларов, подгоняются ксероксы и компьютеры, прочая оргтехника для тиражирования», а руководство Крымского обкома, вместо того, чтобы разоблачать их, «заигрывает с антисоветизмом» и даже предоставляет зал для проведения собрания оргкомитета по созыву подготавливаемого руководством ОКНД Съезда представителей крымскотатарского народа. Здесь же содержится обвинение в адрес некоторых газет («Ленин байрагъы» в Ташкенте, «Достлукъ» в Симферополе, «Татарстан яшлары» в Казани) в том, что они допускали положительные высказывания об ОКНД, крымского областного телевидения, предоставившему трибуну для «антисоветских выступлений» члена ЦС РКНД. В конце декабря 1990 г. в партийные инстанции СССР и УССР направлялись телеграммы с требованием, чтобы Крымский обком и облисполком перестали искать контакты с «антисоветскими» и «деструктивными» элементами среди крымских татар, а больше оказывали поддержку НДКТ и «Комитету».

В отношении подготовки и проведения властями референдума среди населения 20 января 1991 г. по вопросу о статусе Крыма группировка в целом заняла двойственную позицию. Сам Ю. Османов и его сторонники старались вообще не затрагивать эту тему, но на прямые вопросы отвечали, что они тоже против референдума, так как это вызовет нежелательное обострение отношений между русскими и украинцами в Крыму. Однако позднее в печати было приведено высказывание Ю. Османова о том, что НДКТ тоже за крымскую АССР «как субъекта союза ССР и Союзного договора», но только «в том статусе, который имела эта республика до ее упразднения 1945 г.» поэтому считает, что от участия в референдуме следует воздержаться.

Но в то же время в начале января 1991 г. в крымской печати было опубликовано обращение за подписью 7 человек под свойственным для этой кампании претенциозным заголовком «Отношение крымских татар к референдуму». Здесь говорилось, что якобы крымскотатарский народ признает референдум и пойдет на него только в случае ясных, четких и честных гарантий на восстановление национальной целостности и государственности в статусе 1921 г.» (Газета «Слава труду», 5 января 1991 г.). в чем конкретно должны были выражаться эти «честные гарантии», подписанты от имени народа не уточнили, но заявили, что «эти гарантии должны быть даны Крымским облсоветом, Украинским парламентом и советом Федерации».

Хотя со стороны упомянутых органов никаких «гарантий», разумеется, не последовало, группировка Ю. Османова в кампании по бойкоту референдума участия не принимала, хотя состоящие в «Комитете по делам депортированных народов» члены группировки приняли участие в работе отделений комиссии по референдуму в Крымской области», мотивируя тем, что они получают государственную зарплату и должны выполнять возложенные на них обязанности.

Предметом особого беспокойства и раздражения для группировки является проводимая сейчас подготовка к проведению общенационального съезда крымских татар (курултая). Ю. Османов и его сторонники отвергли предложение принять участие в кампании по выборам делегатов курултая, а также отказались войти в оргкомитет по его созыву. Они заявили, что «единственным съездом, который может иметь место, это будет Учредительный съезд депутатов Крыма по восстановлению крымской АССР в статусе 1921 г. на основании соответствующих декретов ВС СССР и УССР» («Информация группировки от 7 июля 1990 г.).

Свои выступления против созыва курултая они мотивируют тем, что, якобы, созыв вызовет резкое обострение межнациональных отношений и превратит Крым во «второй Карабах». Доводы о том, что обострение может вызвать не сам созыв съезда, а принятое на нем какое-либо непродуманное решение и поэтому, если члены этой группировки считают себя самыми дальновидными и мудрыми, то лучше всего участвуя в курултае не допустить принятия таких решений, на Ю. Османова и его окружение не действуют. Реальная же причина, побуждающая группировку противодействовать созыву курултая, заключается в том, что ее руководитель не питает иллюзий насчет возможности избрания демократическим путем какого-либо заметного числа своих сторонников. Поэтому в своих отчаянных жалобах в адрес партийных органов он просит воспрепятствовать созыву курултая, как мероприятия антисоветчиков из ОКНД, направленного на то, чтобы убрать с политической арены НДКТ и возглавляемый им «Комитет».

 

На совести советской власти

«Вся моя поруганная молодость, подорванное здоровье, моя больная одинокая старость на совести советской власти и партии, организовавших весь этот ужас»

Б. Аксакова

Если задаться целью собрать сборник афоризмов крымских партийных и советских «наполеончиков» по поводу восстановления исторической справедливости и заботы о возвращающихся на родину крымских татарах, получится довольно солидный том. Только что с ним потом делать? Может, предложить вместо крыши над головой старикам, в который раз оказавшимся без крова на родной земле?

Эта невеселая мысль пришла мне в голову, когда я слушала рассказ Бесибе Аксаковой, пожилой татарской женщины, перенесшей на своих плечах все великие перегибы, переломы, перестройки этой преступившей все божеские и человеческие законы страны.

Ее биография — печально типич на для представителя довоенного поколения Крыма. Родившись в 1924 году в Симеизе, Бесибе в 13 лет осталась сиротой: отца в 1937 репрессировали, с той поры его никто не видел. В 41- ом вышла замуж, но недолго длилось семейное счастье. Муж был военнослужащим, и когда началась война, его танкову ю часть сразу перебросили на фронт. Отступая в тыл вместе с нашими войсками, молодая жена командира оказалась в Севастополе. Там и пережила осаду и блокаду города, вплоть до 42 года, когда наши войска сдали его немцам. Там попала в плен, так как была одета в военную форму (другой одежды небыло). Но через два месяца немцы отпустили ее, поверили документам, пожалели молодость (поучиться бы на ш им чиновникам у «фашистских извергов» нравственности). После плена она вернулась в Симеиз и почти сразу стала членом подпольной группы под руководством бывшего начальника почты Г.Е. Леоненко.

В 1944 году, когда наши войска вернулись в Крым, пошла работать санитаркой в госпиталь, откуда 18 мая в одном белом халате и отправилась в далекий, а для многих последний, путь до станции Мантурово. А оттуда еще 180 км по берегу реки Унжи, по бурлячьи волоча рядом с другими соотечественниками баржу со стариками, больными и детьми. Думала ли когда-нибудь девчонка — пионерка, рассказывавшая у школьной доски об угнетенных при царизме бурлаках, что самой придется одеть на плечи лямку. Только будет это в стране, «несущей свет освобождения угнетенным народам», а песня или стон бурлацкий будет звучать на непонятном костромским лесам языке.

На лесоповале и лесосплаве крымские татары умирали быстро: климат для южан неподходящий, да и души, привыкшие к нежной лозе, не выдерживали подневольного груза корабельной сосны.

В 46-ом Аксакову арестовали, предъявив обвинение в пособничестве врагу и измене родине. Полтора месяца два следователя, старший лейтенант Малков и капитан Якушев, пытали бывшую подпольщицу, а ныне врага народа бессонницей. А потом — суд, традиционная для безвинных ст.58 с десятью годами лагерей и пятью — поражения в правах, потом Воркутлаг. Именно здесь для 22-летней Бесибе началась десятилетняя Голгофа унижений, рабского неженского труда» каждодневного ужаса смерти. Здесь остались молодость, здоровье, надежды на счастье. Но она выжила, не сломалась и достоинство человеческое сохранила.

В 56 году, освободившись, поехала к родителям в Чирчик. Начала жизнь заново, нелегкую жизнь. Пока сменила ватные брюки на приличное платье, прошли годы. Создавать семью было уже поздно, а о детях и мечтать с ее здоровьем не приходилось. Вот и осталась одна, тем более что для многих окружающих долгие годы оставалась бывшей каторжанкой, бывшей «зека».

Иногда отчаянье становилось больше тяги к жизни. Так было и в 63-м, когда, не вытерпев очередного обвинения в предательстве, взяла все документы и пошла в КГБ. Рассказав все о себе, потребовала: «Ставьте теперь к стенке — нет сил терпеть «. Там удивились, почему до сих пор молчала, не просила о реабилитации. Б.Аксакова стала искать свидетелей, и вот чудо — откликнулись через 20 лет товарищи, помогли восстановить доброе имя. Тем более, что в костромском деле «нашли» свидетельские показания 17-летней давности подпольщиков Г.Е. Леоненко, А.Н. Мухиной, Ю.Е. Савиной — припрятали усердные следователи.

В 1974 году Б. Аксакову реабилитировали, но еще с 68-го она вела борьбу с крымским партархивом, точнее с его заведующим И. Кондрановым, доказывая, что участвовала в Симеизском подполье. Неизвестно, на сколько десятилетий продлилась бы эта борьба, если бы в 1989 году она не встала вместе с беженцами из Ферганы в пикет против обкома партии. Так о ее судьбе узнали журналисты «Московских новостей», «Огонька», «Родины» и др. Благодаря их давлению и была создана комиссия, на которой Аксакова потребовала открыть «Отчет А.Н. Мухиной по Симеизскому подполью». В итоге: через 45 лет после войны Б. Аксаковой выдали партизанский билет и удостоверение участника войны. Работникам Самаркандского военкомата было в этот момент стыдно. Интересно, а что чувствовали работники Крымского обкома?

Дело осложнилось тем, что эта одинокая пожилая женщина пожелала последние годы своей жизни провести на родине, любовь к которой не убили ни страдания, ни годы. Желания ее скромны — нужны лишь крыша над головой, да воздух родины. «Неужели взамен сиротства, ограбленного дома, отнятого здоровья, поруганной чести, Воркутлага я не заслужила хотя бы однокомнатной квартиры, чтобы умереть по-людски?» — плача, спрашивает она. «Но,- может заметить председатель ялтинского горисполкома В.В. Брайловский, — мы же решили выделить квартиру Б.Аксаковой».

Что ж, действительно, после 4,5 месяцев выстаивания в пикетах, многочисленных интервью журналистам, разговора с бывшим министром МВД СССР Бакатиным исполком городского Совета вынес решение. 31 августа в газете «Советский Крым» за № 167 в статье «Авторитет власти» было напечатано «Президиум… согласился (!), с выделением гражданке Аксаковой однокомнатной квартиры». Мало того, «уважаемую подпольщицу» пригласили в высокий кабинет, где торжественно соо6щили радостную весть, назвав при этом «первой ласточкой» — и «равноправной ялтинкой».

Вы ждете «хэппи энда» — его не будет. Прошло 4 месяца. После хождения по кабинетам. Бесибе Аксаковой была наконец твердо обещана квартира до Нового года. Она вернулась в Среднюю Азию, где, не успев толком оправиться после перенесенной операции на глаза, выписалась и поспешила в Крым. Но здесь ее опять ждало несчастье: узнала, что дом, где обещана квартира и не думают сдавать, да еще и при неудачном падении сломала руку.

- «Как я теперь должна жить: без купонов, без пенсии, без крыши над головой, почти без глаз? Пусть мне ответит Балагура, который меня выгнал вон из своего кабинета, пусть скажет кто-нибудь из этой партбанды», — говорит сквозь слезы 67-летняя женщина, отдавшая этой стране свою честь, молодость, надежду на счастье, а взамен получившая бездомную одинокую и больную старость. И еще резанула душу фраза: «Помогите, у меня не остается времени ждать».

Вспомнились слова из открытого письма Б. Окуджавы «Общенародное дело». «В 1956 году возвращались оставшиеся в живых жертвы сталинских репрессий. Даже и мысли не возникало тогда, что они, реабилитированные, не вернутся в свои дома. Вот также вернулась в Москву… моя мама. Она была реабилитирована, ей помогли вернуться, дали ей квартиру, работу, восстановили в партии. Одним порядочным человеком стало больше. Кто от этого проиграл?»

Да, матери поэта повезло — она возвращалась не в Крым. Здесь здравый смысл, порядочность, милосердие давно уже стали понятиями абстрактными, а уж по отношению к крымским татарам и вовсе неупотребимыми .

Бесибе Аксакова до сих пор не реабилитирована. Когда же закончится для нее 44-й год?

Л. Буджурова

 

Обращение
учителей крымскотатарского языка Кировского и Судакского районов к соотечественникам

Все, кому дорого будущее наших детей и внуков, кто чувствует ответственность за судьбу нашего родного языка и культуры, не должны больше оставаться в стороне. Перед нами встала задача: почти через полвека оживить язык на крымской земле, вернуть его нашим детям и внукам, сделать все возможное, чтобы он стал по-настоящему родным и занял достойное место в нашей жизни — в школе, в детском саду, в семье… Чтобы мы могли исполнить свой долг, предстоит начать с самого простого — нужно перестать ждать, что кто-то сделает это за нас.

Каждому надлежит занять свое место.

Самое главное на сегодняшний день — это качественные, красивые учебники. Учебники, которые понравятся нашим детям, откроют им все очарование родного языка, дадут достоверную информацию по истории нашей родины и народа. Нужно в эту работу включиться и учителям, и коллекционерам, и писателям, и художникам, и музыкантам, т.е. всем.

В Крыму открылись классы, где все предметы изучаются на родном языке.

Может быть, у кого-то сохранились довоенные учебники, методическая литература, книги — все это поможет в нужной сегодня работе.

Наши довоенные учителя, сейчас особенно нужна ваша помощь, откликнитесь! Ваш опыт, предложения, материалы помогут создать по-настоящему качественные учебники, с учетом довоенного опыта и национального колорита.

Заранее благодарны вам за вашу неоценимую помощь. Для желающих поделиться с нами имеющимися знаниями, материалами и интересными предложениями сообщаем адрес координационного совета:

334890, Крымская обл., Кировский р-н, г. Старый Крым, ул. Ленина, д.71/2, Чабановой Айше.

Э. Байрам-Али, С. Сейдаметова,
Н. Мурахас, С. Акимова, Р. Велиева,
Э. Зекерьяева, Н. Куртмамедова,
Р. Карашаев, Л. Куртбелялова.

 

К юбилею просветителя Востока

Думая о Гаспринском

После более полувекового забвения, 21 марта 1991 гола будет отмечаться 140-летие со дня рождения великого сына крымской земли Исмаил-бея Гаспринского. Большая часть жизни и творчества выдающегося просветителя и гуманиста неразрывно связана с Бахчисараем.

Мало кто из жителей этого небольшого, но навечно вошедшего в анналы истории городка, знает, что в конце ХІХ — начале XX веков здесь жил и творил человек к голосу которого прислушивались многие его современники. Газета «Терджиман», издававшаяся на одной из тихих улочек Бахчисарая, находила читателей белее чем в двух десятках стран мира. И это естественно, потому что простенькое, на первый взгляд, издание и ее главный редактор сеяли мир, добро, разум, просвещение – как раз то, в чем испытывает дефицит и современное общество. Не каждая современная газета могла бы похвастать такой обширной географией подписчиков: Москва и Баку, Петербург и Тифлис, Бухара и Оренбург, Казань и Ташкент, Иран и Китай, Румыния и Япония, Турция и Франция, Индия и Египет. Читали ее все: врачи и рабочие, учителя и крестьяне, политики и священники, т.е. газета была интернациональна.

В будущем мы постараемся более подробно осветить многогранную деятельность великого мыслителя, тем более, что жизнь и творчество Исмаила Гаспринского изучены далеко не полностью и ждут своего часа и своих исследователей.

Но надо с чего-то начинать, а это всегда трудно. В прошлом году в Крыму был создан оргкомитет по проведению 140-летнего юбилея И. Гаспринского. Жаль, конечно, что в этот орган не были включены наиболее представительные деятели общественности и интеллигенции как крымскотатарской, так и иной. Структурно оргкомитет является чисто аппаратным, хоть он и интернационален.

Объективности ради надо сказать, что намечен целый ряд мероприятий: издание авторских трудов И. Гаспринского (две публицистические работы) объемом 5 печатных листов, переименование улиц в городах Симферополе и Бахчисарае, проведение международной научно-практической конференции, установление мемориальных досок на здании бывшей типографии газеты «Терджиман» в Бахчисарае и здании бывшей гимназии в Симферополе, где некогда учился великий просветитель.

Кстати, а тексте пригласительного листа, подготовленного оргкомитетом на английском языке для иностранных гостей (такой же был вручен и автору этих строк) указывается, что в эти же дни в Крыму пройдет неделя… крымскотатарской культуры (?). Комментарии, как говорится, излишни, но для наиболее оптимистически настроенных читателей, видимо, следует сообщить, что, очевидно, следующей недели крымскотатарской культуры в Крыму надо ждать уже к 150-летнему юбилею. Ну, а чтобы не скучать, эти 10 лет ждите приглашений на неделю армянской культуры в Ереване, декаду украинской в Киеве и т.д.

Что же сегодня воплощено на практике? Фактически ничего, если не считать скромной экспозиции, открытой в Бахчисарайском историко-культурном заповеднике. В самое ближайшее время выставку намечено дополнить и обновить.

В прошлом году в одном из самых первых номеров «Авдета» директор Бахчисарайского музея Е. Петров был подвергнут критике. Было бы не справедливо не сказать, что в настоящее время руководитель преобразованного в заповедник музея проявил максимум деловитости и активности. За счет средств заповедника заказаны гранитный постамент (временно будет установлен на месте захоронения И. Гаспринского), мемориальная бронзовая доска с барельефом И. Гаспринского и текстами на крымскотатарском (латинице) и русском языках. Предпринимаются попытки найти мастера на изготовление кованой металлической ограды и каменной надгробной плиты по архивному фотоматериалу. То есть надгробие намечено восстановить в первоначальном виде.

Задача усложняется тем, что по сей день точно не определено место захоронения И. Гаспринского. Неоднократные выезды на место с привлечением свидетелей пока не привели к однозначному результату. Пользуясь случаем, хочу обратиться к читателям «Авдета», особенно старшего поколения: если вам что-либо известно о месте захоронения Исмаила Гаспринского, обратитесь, пожалуйста, в Бахчисарайский дворец к директору, или автору этих строк.

В областной газете «Достлукь» (№ 5 от 1 февраля 1991 года) прозвучала критика в адрес бахчисарайцев по вопросу проведения 140-летнего юбилея И. Гаспринского. Наверное, сверху легче метать громы и молнии, нежели приехать на место и детально разобраться в обстановке. Кстати сотрудники крымскотатарской газеты не смогли приехать даже на открытие выставки, посвященной И. Гаспринскому в Бахчисарае. Хотя вниманием экспозиция Гаспринского не обделена.

Хотелось бы попросить журналистов вышеупомянутой газеты, чтобы не опускались до уровня тележурналиста ЦТ, заявившего в программе «Время» на всесоюзную аудиторию: «В Крыму поговаривают о создании исламской республики». Заявления должны быть конкретными и обстоятельными. Не лучше ли было бы сотрудникам газеты строже спросить с представителей областных властей и у «отцов» города Бахчисарая, почему они так упорно не хотят переименовывать улицу Р. Люксембург на улицу Исмаила Гаспринского. Именно такое решение приняла сессия Бахчисарайского городского Совета, откровенно игнорируя общественное мнение.

Лучшая память о великих людях — это воплощение их идей в жизнь. Не понятно, как можно решиться отмечать торжество, когда потомки виновника торжества жестоко избиваются только за то, что борются за свои элементарные права. Невооруженным глазом видно, что юбилейные мероприятия понадобились кому-то для большой галочки. И не надо, повторяя ошибки прошлого, превращать великих в идолов, наставив в их честь памятных знаков, стел, бюстов. Не в этом подлинность и ценность человеческого бытия. Да и сами великие нас этому не учили.

Их удивительное свойство — видеть далеко вперед. Таким был и Исмаил-бей Гаспринский. Когда после революции 1905 года противники начали обвинять его в консерватизме, он ответил: Я сторонник эволюционных преобразований в обществе, а не революционных. Время показало, кто оказался прав.

И сегодня, как никогда актуальны слова великого Исмаила Гаспринского: «Если хотите помочь народу, начните в того, что доступно и понятно».

Сервер Эбубекиров,
Старший научный сотрудник
Бахчисарайского историко-архитектурного заповедника

 

КГБ приветствует М. Джемилева

Во время состоявшейся 9 февраля в г. Карасубазаре встречи с поэтессой Л. Буджуровой произошел интересный казус. Когда в зале появился председатель ОКНД Мустафа Джемилев, наши соотечественники встали со своих мест и встретили его аплодисментами. То же самое вынуждены были сделать и руководители городского и районного КГБ — люди, которые еще недавно так безуспешно пытались поставить его на колени.

Л. Муртазаева

 

Познаёмся в беде

Сегодня мы, крымские татары, вспоминаем тех, кто в самые трудные времена всегда подавал свой голос в защиту нашего народа. С такой же благодарностью вспоминаем мы и наших соотечественников, которые вопреки всем репрессиям требовали не только восстановления прав крымскотатарского народа, но и выступали в поддержку других народов, демонстрируя тем самым уважение к их правам.

В эти тяжелые дни возвращения на родину, когда мы, казалось, остались одни со своими проблемами, вновь потянулись добрые руки друзей. И дело здесь не в размере той или иной помощи — друзья искрение делятся самым последним.

Вспомним лето 1990 года: блокада Литвы, и прорвавшаяся через все кордоны в Вильнюс грузовая машина из Крыма с дарами от крымских татар! Литовский народ высоко оценил эту помощь. В выступлениях литовских парламентариев говорилось: «Ваше стремление к свободе, любовь к своей родине, ваше мужество еще больше укрепляют нашу волю, наш дух».

В прошлом году около 20 членов студенческого стройотряда из Татарстана уже работали в с.Ходжа-Сала Бахчисарайского и Капсхоре Судакского районов. Наши соотечественники вспоминают о них с большой теплотой.

В этом году Союз татарской молодежи намерен расширить свою помощь крымским татарам. На днях представители Союза Рафиль Зиганшин и Радик Гиматдинов побивали в Крыму и встретились с председателем ОКНД М.Джемилевым. В переговорах с руководством ОКНД достигнута договоренность, что в течение февраля-марта 1991 года будут суммированы предложения самостроев по Крыму.

В этой связи ЦС ОКНД предлагает всем руководителям самостроев, советов застройщиков, а также строительных организаций представить до 20 марта 1991 года письменные заявки с указанием объема, вида и срока выполнения намечаемых работ, необходимого числа строителей из студенческого строительного отряда и условий их проживания.

После того, как ЦС ОКНД и представители заинтересованных сторон, рассмотрят эти заявления, будут определены конкретные места дислокации студенческих отрядов из Татарстана.

Заявки и предложения просим отправить в адрес редакции газеты «Авдет» с пометкой “Стройотряд”

Р. Рефатов

 

Наша Жанна д’Арк

Дорогие издатели газеты «Авдет»! Благодарю искренне за высылаемую в мой адрес газету. Она идет по рукам.

Работаю на крупном (по нашим масштабам) заводе радиокомпонентов, в коллективе которого два десятка татар. Одни из них говорят по-литовски, другие по-польски, но все они патриоты Литвы и, конечно, своей древней родины — Крыма. Татар в Литве уважают за верность, честность, соблюдение своей веры и традиций, они прекрасные ремесленники, овощеводы, организаторы производства.

13 января, защищая телевизионную башню под гусеницы танка попала 24-летняя девушка-татарка — Лорета Асанавичюте. Она — одна из 14 жертв советских оккупационных войск. Своей невинной кровью Лорета вновь скрепила братство двух народов. Это наша и Ваша Жанна д’Арк. Верховный Совет Литовской Республики объявил ее как и других погибших, Героем борьбы за свободу и независимость Литвы, посмертно наградив орденом «Витес Крижюс» (Крест герба).

Альгимантас Золубас
Вильнюс, 30 января 1991 г.

 

Новые встречи — старые проблемы

5 февраля сего года в Симферополе в здании национальной библиотеки состоялась встреча крымских татар — работников просвещения с депутатом ВС СССР, членом комитета по народному образованию и воспитанию В.П. Грищуком. Он ознакомился с проблемами обучения родному языку в школах Крыма, среди которых основные — отсутствие учебников на крымскотатарском языке и учителей-специалистов.

Беседуя с нашим корреспондентом, В.П. Грищук высказал мнение, что вопросы национального образования не должны соприкасаться с политикой национальной государственности крымских татар, депутат подчеркнул, что его приезд в Крым — личная инициатива, а не задание Верховного Совета, который после принятия Декларации явно утратил интерес к крымскотатарской проблеме. Большие надежды, по мнению Грищука, на Верховный Совет Украины, который он берется инициировать в вопросах крымскотатарского образования.

Лиля Буджурова

 

Благодарность

Редакция газеты «Авдет» благодарит соотечественников, проживающих в с. Аджибулат (Угловое) Бахчисарайского района за передачу через редакцию 135 рублей на реставрацию мечети в с. Кок-коз (Соколиное).

 

Объявления

Крымский облисполком, Координационный Центр по возрождению крымскотатарской культуры и Симферопольский госуниверситет проводят 18-23 марта 1991 г. Международную научную конференцию «Исмаил Гаспринский — выдающийся крымскотатарский, тюркский просветитель и гуманист».

Конференция приурочена к 140-летию со дня рождения И.Гаспринского.

В ней примут участие ученые и общественные деятели ряда стран Европы, Азии, Америки.

На конференции предусмотрена работа трех секций:

1. Гаспринский и Россия,

2. Гаспринский и Восток,

3. Гаспринский и Запад.

Мы были бы рады Вашему участию в конференции. Надеемся получить тексты Ваших докладов для ксерокопирования.

Размещение в гостинице гарантируем. Вам будет предложена культурная программа с поездками по Крыму за счет организаторов.

О Вашем участии в конференции и темах докладов просим сообщить до 21 февраля 1991 г. по адресу: 333000, г. Симферополь, ул. Гоголя, 14, Координационный Центр по возрождению крымскотатарской культуры, тел.:27-36-35; г. Симферополь, пр. Кирова,13, Областное управление культуры, Пересунько В.П.