1991 Авдет №2 (20 січня)

АВДЕТ

ИЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

Сегодня – Литва, кто завтра?

 «Захват большевиками дома печати и издательства, разумеется, вовсе не «возвращение партии ее собственности». Конечна цель этой акции несомненна – закрыть всю демократическую прессу. А за этим должны последовать дальнейшие действия – ликвидация свободных радио и телевидения, потом – обострение и разгон парламента и местных советов. Эти акции, очевидно, спланированы так, чтобы пик их пришелся на одно время с кульминацией кризиса в Персидском заливе и, таким образом, прошел бы для всего мира малозаметным.

(Специальный выпуск газеты «Советская молодежь», 08.01.1991 г.)

В ночь с 12 на 13 января, около 4 часов утра, в редакции газеты «Авдет» раздался междугородный звонок — ответственный работник Рижского горсовета сообщил о военных действиях, предпринятых советскими войсками в Литве. Было сообщено о жертвах военного насилия, а также о том, что одновременно с событиями в Литве резко ухудшается положение в Латвии. Тот же работник просил через ОКНД распространить данную информацию другим демократическим движениям…

Этим ночным сообщением в наше сознание ворвалась ужасная весть об очередном преступлении режима против одного из свободолюбивых народов разваливающейся империи. Хотя каждому из нас с момента объявления о вводе в Прибалтику дополнительного контингента воздушно-десантных сил для обеспечения призыва в Советскую армию было понятно, что Москва готова на репрессии. Тем не менее до последнего момента в нас теплилась надежда, что союзное правительство не пойдет по этому пути, так как он приведет к устранению самого правительства и установления военной диктатуры.

Теперь погасла и эта надежда. Мы все воочию убедились в том, кто обладает реальной властью в стране. Сегодня понятнее стало недавнее предупреждение бывшего министра иностранных дел Э. Шеварнадзе о приближении диктатуры. И, наконец, у нас уже нет больше иллюзий в том, с кем сегодня М. Горбачев.

Редакция в течение всех этих дней поддерживает регулярную телефонную связь со своими внештатными корреспондентами в этих республиках. Обработанная нами информация позволяет еще раз убедиться в том, что события в Прибалтике развиваются по единому сценарию, с некоторыми специфическими отличиями. Так, в Латвии требования военных и Интерфронта носят больше ультимативный характер, нежели в Литве. Видимо, путчисты в Латвии вдохновлены «победой» своих единомышленников в Вильнюсе и позицией Москвы. Однако латышский народ учел уроки Вильнюса — на 15 января в Риге сооружены баррикады из тяжелой техники. Полностью перекрыты бульдозерами, автомашинами, асфальтовыми катками подступы к зданиям телецентра, основных государственных учреждений, а также телеграфной станции.

Отдаст ли Москва в этой ситуации приказ своим войскам начать военные действия — покажут ближайшие часы, и в то время, когда эта статья выйдет к читателю, все прогнозы окажутся уже в прошлом. В настоящем же будет та жизнь, которой мы с вами достойны.

Допустить сегодня повторной оккупации Прибалтики, значит завтра насилие будет совершено над нами: татарами, украинцами, русскими, узбеками… Тоталитарный режим не выбирает свои жертвы по национальному признаку, но именно противопоставляя народы друг другу, расправляется с каждым по отдельности.

Хватит у нас сил остановить путчистов — вновь появится надежда на достойную жизнь у каждого из нас. Итак, выбор за нами! Сегодня Литва, а кто завтра?!

Р.Чубаров

Начало Красного террора в Прибалтике

Из заявления Балтийского Совета народных фронтов Латвии, Эстонии и Саюдиса Литвы.

Взрывы в Балтийских государствах, захват силами внутренних войск СССР порешению бюро филиала КПСС в Латвии Дома печати в Риге, такая же одновременно акция по захвату здания ЦК Демократической партии Литвы (бывшей коммунистической) в Вильнюсе свидетельствует о реализации Кремлем конкретного сценария по свержению Верховных Советов и законных правительств с явной целью прекращения демократических процессов…

Наши народы никогда не мирились и не будут мириться с насилием. Мы твердо будем идти к независимости мирным, парламентским путем.

Из обращения Балтийского Совета Народных фронтов Эстонии, Латвии и Саюдиса Литвы

2 января 1991 года филиал ЦК КПСС в Латвии при помощи сил внутренних войск СССР захватил дом печати в Риге. В результате печать Латвии парализована, создана реальная угроза свободе слова.

Балтийский Совет эту провокацию расценивает, как один из планомерных и целенаправленных шагов по дестабилизации политической ситуации в Балтийских государствах и прямое посягательство на демократию…

 

Митинг в поддержку народов Прибалтики

17 января 1991 г. на центральной площади г. Симферополя состоялся митинг солидарности с борющимися за свою национальную независимость народами Прибалтики. Его инициатором выступила Организация крымскотатарского Национального движения.

Были подняты национальные флаги Литвы, Латвии, Эстонии и крымских татар, а также транспаранты с лозунгами: «Руки прочь от Литвы», «КПСС вдохновитель и руководитель террора!», «Военная диктатура не пройдет!», «Язов, нажрись литовской крови, если еще не нажрался в Баку!», «Вечная память павшим защитникам свободы и независимости Литвы!», «Разыскивается террорист и убийца Язов!», «Оккупанты, вон из Прибалтики!» и другие.

На митинге выступили председатель ОКНД М. Джемилев, депутат Рижского городского Совета народных депутатов и заместитель председателя ОКНД Р. Чубаров, член Центрального Совета ОКНД С. Кадыров, старейшие активисты крымскотатарского Национального движения Р. Османов и С. Халибаев, член Исполкома ОКНД К. Абдуллаев, поэтесса Л. Буджурова и другие. Они резко осудили вторжение советских войск в Прибалтийские страны и расстрелы литовцев в Вильнюсе 13 января 1991 г.

18-летний член ОКНД А. Муждабаев в своем выступлении заявил, что он является призывником, но не намерен служить в Советской Армии, которая оккупирует чужие земли и совершает беззакония. Он демонстративно порвал свое приписное свидетельство и призвал всех призывников последовать его примеру.

От русскоязычных граждан выступила жительница Симферополя В.И. Жукова, которая говорила о притеснениях русских в Прибалтике, пыталась оправдать действия военных и высказала мнение, что настоящий митинг организован «экстремистами», которые хотят посеять в Крыму межнациональную рознь. Однако в числе участников митинга были и несколько членов местной социал-демократической организации с лозунгом «Руки прочь от Литвы!». Присутствовали также представители Украинской республиканской партии, РУХа, Крымской организации Демократической партии Украины.

Участники митинга приняли резолюции с требованием «немедленного возвращения воинских частей в казармы, придания суду членов так называемых «Комитетов национального спасения» и министра обороны СССР Язова».

Информотдел ОКНД.

Литва — сестра далекая!
Опять под оккупантов
Ты твердым сапогам.
Беда солдатской плеткою
Под вечный бой курантов
Ведет тебя в загон.

Литва — свободы вестница
В стране расстрелов черных,
ГУЛАГов и гробов,
В стране, где люди делятся
На стражников почетных
И радостных рабов.

Литва! В плену кремлевских лап,
Во тьме кромешной ночи,
Не падай, удержись.
«Литва!» — кричу, хоть голос слаб,
Кричу я, что есть мочи:
«Литва! Свобода! Жизнь!»

Лиля Буджурова

 

Телеграммы солидарности

Председателю Верховного Совета
Латвийской Республики
Анатолию Горбунову

Председателю Совета министров
Латвийской Республики
Иварсу Годманису

Председателю Народного фронта Латвии
Ромуальдасу Ражукасу

13 января 1991 г. г. Бахчисарай

Организация крымскотатарского Национального движения выражает поддержку свободолюбивому народу Латвии в его справедливой борьбе за достижение подлинной независимости.

Протестуем вместе с гражданами республики против военного диктата Москвы над суверенной Латвией.

Председатель Организации Национального движения
Мустафа Джемилев

Заместитель председателя
Рефат Чубаров

Ответственный секретарь
Шевкет Кайбуллаев

Председателю Верховного Совета
Литовской Республики
Витаутасу Ландсбергису

13 января 1991 г. г. Бахчисарай

Организация крымскотатарского Национального движения выражает гнев и возмущение против бандитских акций оккупационных войск на литовской земле.

Желаем мужественному литовскому народу стойкости в борьбе за свою независимость.

Председатель Организации крымскотатарского
Национального движения
Мустафа Джемилев

Заместитель председателя
Рефат Чубаров

Ответственный секретарь
Шевкет Кайбуллаев

 

9-ое заседание ЦС ОКНД

5-6 января 1991 г. в с. Кылбурун (Пионерское) Симферопольского района проходило очередное, девятое, заседание Центрального Совета ОКНД — высшего органа этой национально — демократической организации, созданной решением пятого Всесоюзного совещания представителей инициативных групп Национального движения крымских татар в мае 1989 года.

Из 15 членов Центрального Совета в работе заседания приняли участие 12. По некоторым причинам отсутствовали Лютфи Османов, Талят Сулейманов и Ниязи Селимов. Присутствовали также председатель ревизионной комиссии ОКНД Эреджеп Хайрединов, все 5 членов исполкома ОКНД, председатель Координационного центра по возрождению крымскотатарской культуры Исмет Заатов, его заместитель Айдер Эмиров и 8 других приглашенных членов ОКНД из Ленинграда, Казани и различных районов Крыма. В повестку заседания были включены следующие 14 вопросов:

1. Информация о поездке руководителей Координационного центра в Турцию;

2. Подготовка к международной конференции и торжествам в честь 140-летия со дня рождения Исмаил-бея Гаспралы;

3. Действия ОКНД в связи с референдумом по статусу Крыма;

4. Координация действий с демократическими организациями Крыма:

5. Участие ОКНД в некоторых международных ассоциациях;

6. Участие ОКНД в проводимых исследованиях среди крымских татар;

7. Прием в члены ОКНД и расширение Исполкома ОКНД;

8. О регистрации ОКНД в официальных инстанциях;

9. Подготовка к национальному съезду — курултаю;

10. Рассмотрение заявления группы застройщиков о деятельности производственного объединения «Къая»

11. Об учреждении постоянных представительств в Москве, Киеве и Казани;

12. Финансовое положение;

13. Организационные вопросы;

14. Разное.

О поездке в Турцию

С информацией о поездке в Турцию с 12 по 29 декабря 1990 года, а связи с подготовкой к юбилею Исмаила Гаспралы выступили председатель Координационного центра по возрождению крымскотатарской культуры Исмет Заатов и его заместитель. Айдер Эмиров. Они рассказали о своих встречах и беседах с соотечественниками, общественными и политическими деятелями Турции, сообщили о достигнутых договоренностях по оказанию культурной и экономической помощи возвращающимся на родину крымским татарам, передали кассету со звуковыми письмами историка Мюстеджипа Улькюсала, полномочного представителя ОКНД в Турции Зафера Каратая и председателя Стамбульского отделения Общества культуры и взаимопомощи крымских тюрков адвоката Танера Каяна в адрес председателя ОКНД М. Джемилева.

Исмет Заатов рассказал также о беседах с представителями турецкой общественности в Софии. Он высказал мнение, что было бы неплохо, если бы крымские татары из СССР смогли оказать хотя бы символическую помощь находящимся в крайне бедственном положении туркам и крымским татарам в Болгарии, как это было сделано силами ОКНД летом прошлого года по отношению к блокированной Литве.

Подробную информацию о своей поездке в Турцию И. Заатов и А. Эмиров обязались представить в ближайшие дни редакции газеты «Авдет».

140-летие Исмаила Гаспралы

Слово для выступления по подготовке к проведению торжеств и международной конференции в связи со 140-летием И. Гаспралы повторно было представлено И. Заатову. Он сообщил, что все мероприятия будут проходить в Крыму с 18 по 23 марта 1991 года. Их организаторами являются Координационный центр по возрождению крымскотатарской культуры, Крымское областное управление культуры и Крымский государственный университет. Всего на организацию мероприятий отпущено 24 тыс. рублей. Ожидается прибытие большого числа гостей из-за рубежа, в том числе 48 человек из Турции, 15 — из США, 1 — из Англии, 5 — из Польши, 3 — из Болгарии, 3 — из Литвы, а также много делегатов из республик, входящих пока в СССР. Далее он рассказал о программе торжеств, тематике намечаемой научно-практической конференции об И. Гаспралы и некоторых организационных проблемах.

Свои соображения по поводу проведения юбилея высказали Ш. Кайбуллаев, И. Асанин и М. Джемилев.

После окончания дискуссии было принято решение провести в ближайшее время совещание областного организационного комитета по юбилею И. Гаспралы с участием представителей Центрального Совета и председателя ОКНД.

О референдуме по статусу Крыма

Рефат Чубаров вкратце напомнил о мероприятиях ОКНД по бойкоту намеченного на 20 января 1991 г. референдума по статусу Крыма и предложил принять текст заявления Центрального Совета в адрес Президиума Верховного Совета УССР и депутатов Народной Рады Украины с требованием принять официальное решение о признании незаконности определения статуса родины крымских татар арифметическим большинством голосов русскоязычного населения Крыма, Предложенный Энвером Куртиевым текст подобного документа поручили доработать Надиру Бекирову и Рефату Чу6арову, а затем представить его на подписание членам Центрального Совета ОКНД.

Сервер Керимов сообщил о намеченном приезде 10 января большой группы членов Украинской республиканской партии из различных районов Украины, которые разъедутся по Крыму и вместе с членами ОКНД будут вести среди населения разъяснительную работу о пагубности и провокационности решения властей относительно референдума. К. Абдуллаеву и С. Керимову было поручено организовать встречу, размещение и координацию действий прибывающих на помощь.

Было рассмотрено также сделанное несколько дней назад народным депутатом Украины Л.Скорик предложение о том, чтобы руководители ОКНД встретились с председателем Верховного Совета УССР Л. Кравчуком и постарались убедить его в необходимости не признавать решения референдума по статусу Крыма. Однако члены Центрального Совета и Исполкома поддержали мнение М. Джемилева о том, что руководители ОКНД не должны добиваться приема, но они могут согласиться на встречу, если Кравчук пригласит их сам.

Взаимодействие с демократическими организациями

По следующему вопросу повестки выступил М. Джемилев. Он сообщил, что 25 декабря в Доме профсоюзов г. Симферополя состоялась встреча руководителей различных о6щественно-политических организаций Крыма для выработки взаимоприемлемой позиции по поводу референдума. На встрече был принят документ, озаглавленный ‘Заявление некоммунистических общественно-политических и национально-демократических организаций Крыма по поводу намеченного референдума», который был подписан от имени ОКНД. По мнению М. Джемилева, этот документ является хорошей основой для дальнейшего сотрудничества с иными общественно-политическими организациями Крыма по конкретным вопросам. Однако предварительно следовало бы собрать наиболее полные сведения обо всех организациях, выяснить их позиция по основным проблемам. Это даст возможность быстро определить, с кем и по каким вопросам можно будет сотрудничать. Поэтому он предложил обратиться ко всем общественно-политическим организациям с просьбой ответить на ряд вопросов и на основе этих ответов составить для широкого распространения справочник организаций, действующих на территории Крыма.

Был предложен текст подобного обращения от имени Информотдела ОКНД, который с некоторыми поправками одобрен членами Центрального Совета.

Участие в международных ассоциациях

В плане рассмотрения 5 пункта повестки были обсуждены вопросы об участии ОКНД в Организации непредставленных в ООН народов, в Конфедерации репрессированных народов и Ассамблее народов Востока.

По вопросу об участии в Организации непредставленных в ООН народов выступил Талят Ильясов. Он сообщил, что в сентябре прошлого года в г. Тарту состоялась организованная видными деятелями демократической общественности Эстонии конференция, где представители нескольких народов, в том числе и крымских татар, обсуждали пути решения своих национальных проблем. На этой конференции было принято решение приступить к созданию Организации непредставленных в ООН народов, которая будет действовать под эгидой ООН. 19 января 1991 года намечено провести в г. Тарту заседание оргкомитета, а затем 8-11 февраля провести учредительную ассамблею Организации в Нидерландах.

Участникам заседания были розданы экземпляры проекта Устава «Организации непредставленных народов» и предложено высказать свое мнение о целесообразности или нецелесообразности участия крымских татар в этом мероприятии. В случае согласия на участие, каждой делегации следует для осуществления организационных работ перевести на расчетный счет Эстонского академического общества по 250 рублей.

Дополнительные сообщения по поводу учреждаемой организации сделал А. Джеппаров.

Все выступившие затем участники заседания в принципе высказались за участие крымских татар в этой организации, но в то же время было оговорено, что поскольку намечается создание организации народов, а не общественно-политических объединений или партий, то окончательно решение по этому вопросу должен принять съезд крымскотатарского народа или избранный этим съездом представительный орган. Пока было решено послать делегацию ОКНД в г. Тарту для участия в заседании оргкомитета в составе 3 человек — Т. Ильясов, Р. Нетовкин и А. Джеппаров.

С информацией о Конфедерации репрессированных народов и Ассамблее народов Востока выступил Р. Чубаров. Он сказал, что решение об учреждении Конфедерации было принято на состоявшемся 23-24 ноября 1990 г. в Москве съезде представителей 5 народов (ингушей, поволжских немцев, карачаевцев, балкарцев и крымских татар), о чем сообщалось в № 11 «Авдета» от 15 декабря 1990 года. Для обеспечения нормальной работы Конфедерации, выпуска своего периодического издания и т.п. было решено, что каждая делегация внесет в общую кассу по 5 тыс. рублей. Принципиальное согласие на участие ОКНД в этой Конфедерации было принято самим Р. Чубаровым, как заместителем председателя ОКНД, поскольку М. Джемилев находился в это время в США.

Что касается Ассамблеи народов Востока, то решение об ее учреждении, как организации общественно-политических объединений, было принято на учредительном съезде, созванном несколько месяцев назад в Москве при активном участии Олжаса Сулейменова и некоторых других видных общественных деятелей. Следующий съезд намечается провести весной этого года в Казани. Поскольку в учреждаемой Ассамблее могут принимать участие по несколько общественных организаций или политических групп от каждого народа, то об этом Р. Чубаровым в свое время были проинформированы и члены группировки Ю. Османова, но они не проявили к этому какого-либо интереса и даже выразились негативно. Но даже если бы они и захотели принять участие в этой Ассамблее, то, видимо, столкнулись бы с определенными трудностями, так как существует стремление не допускать в Ассамблею группировки и организации, которые взращены органами власти или находятся под их опекой. Устав Ассамблеи еще не разработан окончательно, поэтому и вопрос об участии ОКНД в ней тоже пока полностью не решен.

Участники заседания после дискуссии приняли решение одобрить участие ОКНД в Конфедерации репрессированных народов, выделить для этой цели необходимую сумму, а также направить своих представителей в Казань для участия в намечающемся съезде представителей народов Востока.

Социологические исследования среди крымских татар

Выступая по шестому пункту повестки, Р. Кенже сообщил, что постановлением Госкомстата СССР от 30 ноября 1990 г. принято решение о проведении по всей территории СССР с 21 по 27 января 1991 г. сбора социологических сведений о крымских татарах согласно единого бланка, который называется «Единовременное обследование крымских татар 1991 года». Этот бланк включает в себя множество вопросов и полученные на них ответы могут оказать большую помощь в правильном решении проблемы возвращения народа на свою родину. Проведения такого обследования долгое время добивались сами крымские татары, а члены социологического отдела ОКНД активно участвовали в разработке многих перечисленных в бланке вопросов. Поэтому он предлагает, чтобы ОКНД сейчас оказала максимальную помощь в проведении этого исследования. В частности, необходимо основному составу Центрального Совета и Исполкома ОКНД выехать в Узбекистан для проведения организационных работ и осуществления контроля за точностью исследований.

Однако предложение Р. Кенже не нашло одобрения участников заседания. Выдвигались мотивы, что, во-первых, в связи с усиливающейся напряженностью в Крыму выезд членов ЦС ОКНД в Узбекистан был бы большой ошибкой. Во-вторых, имеются трудности с приобретением авиабилетов, и за оставшийся короткий срок невозможно будет провести организационную работу в Узбекистане на должном уровне. И- если бы власти действительно были бы заинтересованы в объективном исследовании, а не в проведении его лишь для проформы, то сроки и некоторые организационные аспекты намеченного мероприятия должны были бы согласовать с Национальным движением.

Высказывались также мнения, что при подобных условиях ОКНД вообще не следует участвовать в этом мероприятии, поскольку полученные данные будут суммироваться полностью властями, то результаты все равно будут сфальсифицированы.

Однако было принято решение, чтобы члены Госкомиссии по проблемам крымскотатарского народа Р. Чубаров и Р. Аппазов приложили усилия и добились публикации объявления о проводимом исследовании в печати и других средствах массовой информации для уведомления крымских татар.

Прием новых членов и расширение исполкома ОКНД

Рассмотрение вопроса о приеме новых членов ОКНД на заседании Центрального Совета было мотивировано тем, что речь шла о приеме людей, являющихся гражданами других стран, — председателя Стамбульского отделения общества культуры и взаимопомощи крымских тюрков Танера Каяна и гражданина Литвы Константина Радкевича.

Было зачитано заявление Танера Каяна в адрес членов ЦС с просьбой о приеме в ОКНД, скрепленное рекомендацией полномочного представителя ОКНД в Турции Зафера Каратая, а также заслушано устное заявление Танера Каяна, записанное на магнитофонную пленку. Выступившие затем Исмет Заатов и Бекир Умеров рассказали о проводимой Танером Каяном в Турции работе и дали ей высокую оценку.

Единогласным решением Центрального Совета Т. Каян был принят в члены ОКНД.

Вопрос о приеме в ОКНД К. Радкевича отложен.

По предложению М. Джемилева после краткого обсуждения было принято решение о расширении состава Исполкома ОКНД и включении в него Куртсеита Абдуллаева.

О регистрации ОКНД

С изложением юридических аспектов регистрации Устава ОКНД в официальных инстанциях выступил руководитель правового отдела ЦС Надир Бекиров. Анализируя принятый в октябре прошлого года союзный закон об общественных объединениях и постановление Президиума Верховного Совета УССР о порядке регистрации общественных объединений от 23 ноября 1990 г., он остановился на некоторых пунктах этих актов, которые могут быть использованы властями для отказа в регистрации ОКНД. Далее он рассказал о содержании своей беседы по поводу регистрации ОКНД с соответствующими работниками Крымского облисполкома.

Участники заседания высказали мнение, что поскольку членами ОКНД являются не только крымские татары, проживающие в различных республиках СССР, но также и соотечественники за рубежом, то следует добиваться регистрации ОКНД как международной организации. Подготовить все необходимые для регистрации документы было поручено Н. Бекирову.

Заседание 6 января началось в 11 часов утра с информации председателя ОКНД М. Джемилева о его встрече с председателем Крымского областного Совета народных депутатов Н. Багровым. Затем участники заседания продолжили обсуждение вопросов своей повестки.

Подготовка к курултаю

Рассмотрение вопроса о подготовке к национальному съезду крымских татар (курултаю) было начато с информации Р. Чубарова о ходе деятельности Оргкомитета по созыву Курултая, в состав которого входит и он сам. Он сказал, что члены Оргкомитета пришли к мнению о необходимости создания курултаем всеобъемлющей общественно-политической организации, которая будет в принципе аналогична народным фронтам других народов. Затем он представил на рассмотрение участников заседания текст подготовленного им проекта Устава подобной организации, которую предлагает назвать «Национальным объединением крымских татар» и представить официальным инстанциям для регистрации. Одновременно он сообщил, что несколько членов Оргкомитета по созыву курултая также работает над проектами Устава подобной организации. В частности, профессор Р. Аппазов предлагает создать общественно-политический орган курултая под названием «Меджлис» и сейчас работает над составлением проекта его Устава.

Однако предложение Р. Чубарова не нашло одобрения большинства участников заседания. Многие высказались против создания в рамках курултая новой общественно-политической организации, тем более, что предлагаемый Устав в основном дублирует положения уже существующей Организации крымско-татарского Национального движения. Были также высказаны мнения (И. Асанин), что ЦС ОКНД вообще не должен обсуждать проекты Оргкомитета по курултаю до его созыва, а должен заниматься выработкой своей позиции и политической программы, которые ОКНД будет отстаивать в ходе работы курултая.

Энвер Куртиев заявил, что курултай должен быть высшим органон нации, а избранный им Меджлис — парламентом народа, или его Верховным Советом, который, естественно, не нуждается в регистрации официальными инстанциями. Члены этого парламента в последующем должны быть включены в структуру государственной власти Крымской республики, то есть в ее высший орган. И поскольку крымские татары являются коренной нацией Крыма, то члены Меджлиса должны будут составлять не менее половины состава парламента будущей республики.

Э. Хайретдинов предложил на рассмотрение список вопросов из 11-ти пунктов, которые, по его мнению, должен рассматривать курултай.

Х. Мустафаев предложил больше внимания обратить на экономические аспекты деятельности Курултая и сообщил о разрабатываемом им проекте в этой области.

М. Джемилев сказал, что он еще не выработал твердой позиции о том, каким должен быть курултай и какие конкретно решения он должен выносить — это во многом будет зависеть от того, насколько всеобъемлюще и демократично будут проведены выборы и каким будет состав курултая. Ясно пока только то, что вряд ли есть смысл создавать решением курултая новую общественно-политическую организацию. Для первого созыва курултая, по его мнению, было бы достаточно избрать постоянно действующий Меджлис сроком полномочий на один год, определить сферы компетенции этого Меджлиса и вынести резолюции по некоторым наиболее важным вопросам в жизни нации. Например, по вопросам перехода на латинский алфавит, государственности, самоназвания народа и т.п.

В заключение дискуссии по обсуждаемому вопросу участники пришли к следующему решению:

1. Центральный Совет ОКНД не будет формулировать своего мнения в отношении каких-либо проектов Оргкомитета по созыву курултая, так как это может быть расценено как некое давление на деятельность Оргкомитета;

2. Членам центрального Совета И. Асанину, Р. Чубарову и Р. Кенже разработать в ближайшие дни проект платформы ОКНД на курултае и представить председателю ОКНД;

3. Всем звеньям ОКНД активно включиться в кампанию по выдвижению кандидатур в делегаты курултая.

Во время дискуссии по вопросу о подготовке к курултаю заседание ЦС ОКНД посетили рабочий Юрий Мешков из г. Севастополя, который проинформировал о ситуации, сложившейся на территории Севастопольского горсовета, и председатель Крымского отделения Украинской республиканской партии Степан Коржевич, рассказавший об обстоятельствах задержания 4 января в г. Симферополе прибывших из Украины членов УРП. У них было конфисковано около 6 тыс. листовок с призывом бойкотировать референдум по статусу Крыма.

О деятельности производственного объединения «Къая»

После перерыва началось рассмотрение вопроса о деятельности производственного объединения «Къая», созданного весной прошлого года для оказания помощи возвращающимся соотечественникам в строительстве жилья.

Было зачитано заявление группы застройщиков на имя председателя ОКНД от 8 декабря 1990 г., где они жалуются на деятельность «Къая» и особенно на неправильное, по их мнению, распределение его руководством поступающих стройматериалов, приводят в этой связи конкретные примеры и просят «навести строжайший порядок во всей деятельности п/о «Къая». Приглашенные на заседание авторы этого заявления Э. Умеров и 3. Закирья повторили ранее изложенные доводы и привели новые примеры нарушений в деятельности «Къая», а также грубого обращения его работников с застройщиками.

Затем слово было предоставлено заместителю генерального директора «Къая» И. Решитову, который дал свои объяснения по поводу выдвигаемых обвинений и заявил, что с их стороны нарушений допущено не было. Неспособность «Къая» выполнить планы по строительству жилья и обеспечения строительными материалами И. Решитов объяснил тем, что власти преднамеренно не выделяют им фондов на стройматериалы и технику. И что удалось с большим трудом выписать, власти стали произвольно переадресовывать в распоряжение созданного «Комитета по делам депортированных народов» во главе с Ю. Османовым с целью поднятия престижа этой группировки в глазах крымских татар.

Участниками заседания было задано множество вопросов, как авторам заявления, так и И. Решитову. Х. Мустафаев, Р. Кенже и некоторые другие в своих выступлениях подвергли критике систему деятельности «Къая», отсутствие в его структуре должного порядка и согласованности действий с жилищно-строительным кооперативом во главе с З. Сеитабляевым.

Для проверки деятельности «Къая» и обоснованности жалоб застройщиков было принято решение создать совместную комиссию в составе Р. Аблаева, Х. Мустафаева и двух представителей от застройщиков, которых они изберут на своем собрании. Результаты проверки должны быть в ближайшее время представлены председатели ОКНД и при необходимости согласия застройщиков опубликованы в газете «Авдет».

О постоянных представительствах ОКНД

С обоснованием необходимости учредить постоянное представительство ОКНД в Киеве выступил Ш. Кайбуллаев. Его доводы поддержал И. Умеров, который одновременно высказал мнение, что нет больше особой необходимости держать постоянного представителя в Москве. Однако несколько других участников заседания (Р. Чубаров, И. Решитов, Х. Мустафаев) выступили с доводами о необходимости не только сохранения, но и усиления представительства ОКНД в Москве.

В ходе обмена мнениями было решено принять меры по приобретению жилой площади в Москве и по мере возможности держать постоянного представителя в Киеве. Вопрос о том, кто будет назначать постоянных представителей был решен голосованием: трое (Ш. Кайбуллаев, Р. Аблаев, С. Кадыров) проголосовали за то, чтобы представители назначались Центральным Советом, двое (М. Джемилев и Р. Чубаров) воздержались, остальные — за то, чтобы оставить право выбора за председателем ОКНД.

Н. Бекиров выступил с предложением, чтобы ЦС назначил своего полномочного представителя в Казани из числа проживающих там членов ОКНД, выдал ему соответствующее удостоверение и уведомил об этом Татарский общественный центр (ТОЦ) и некоторые другие организации Татарстана. Мотивировал он тем, что в последнее время в Татарстан стали часто приезжать люди для решения сугубо личных вопросов или хозяйственных проблем своих кооперативов, которые для достижения своих целей спекулируют авторитетом ОКНД. В качестве полномочного представителя ОКНД в Татарстане он предложил кандидатуру Ф. Шакурова.

М. Джемилев сообщил, что 15 декабря 1990 г. им уже подписано удостоверение, где говорится, что Шакуров является представителем ОКНД с полномочиями «представлять интересы ОКНД во взаимоотношениях со всеми общественными и государственными организациями в Татарстане». Срок действия этого удостоверения до 30 апреля 1991 г., т.е. до следующего съезда ОКНД, когда будет избран новый председатель. Поэтому он считает, что нет необходимости в вынесении решения о наделении этого представителя более высокими полномочиями.

Мнение М. Джемилева было поддержано большинством членов центрального Совета.

Финансовый вопрос

Участниками заседания были выслушаны финансовый отчет по выпуску газеты «Авдет», а также отчеты кассиров Центрального Совета и Исполкома ОКНД.

Подводя итоги выпуска первых 10 номеров газеты «Авдет» с 15 июля по 1 декабря 1990 г., И. Умеров сообщил, что всего этих номеров было напечатано 100 тыс. экземпляров. Из них разослано по различным областям и республикам для реализации 88035 экземпляров, остальные розданы бесплатно. За разосланные для реализации экземпляры должно било поступить 70428 рублей, но в кассу редакции поступило всего 31877 рублей. Остальные 38551 руб. составляют долги отделений ОКНД, которые вряд ли будут возмещены хотя бы наполовину, потому что плохо поставлена система реализации.

Общий расход ОКНД на выпуск этих номеров газет, куда входит также зарплата работникам газеты, транспортные расходы и расходы на печатание, составил 40952 руб. Таким образом, на сегодняшний день выпуск газеты не самоокупается, и перерасход составил 9075 руб., хотя, правда, ожидается, что некоторая часть долгов все же будет возвращена.

С. Керимов отчитываясь по кассе Исполкома ОКНД, перечислил источники поступления и расходов средств с сентября 1990 г. по 5 января 1991 г. В итоге сообщил, что за отчетный период на различные перечисленные цели израсходовано 57170 руб., и в кассе к настоящему времени осталось 7210 руб.

Следующим сделал отчет по состоянию кассы ЦС ОКНД Шевкет Асанов. Перечислив все суммы поступлений и расходов, он сообщил, что к 5 января 1991 г. в кассе осталось 3269 руб.

Участниками заседания был затронут вопрос о том, что в одной из передач по центральному телевидения под рубрикой «Осторожно, экстремизм!» со ссылкой на сведения Министерства обороны СССР говорилось о том, как Запад поддерживает антикоммунистические силы в СССР. В этой связи упоминалась деятельность расположенного в Нью-Йорке «Центра за демократию в СССР» и приводились суммы денег, ассигнованных этим Центром в 1989 г. для целей различных демократических и национальных движений в СССР. В их числе упоминались и двадцать тыс. долларов, истраченные на поддержку движения крымских татар. Поэтому участниками заседания было принято решение связаться с президентом «Центра за демократию в СССР» Юрием Ярым Агаевым и выяснить, соответствует ли сообщение о расходах на движение крымских татар действительности, и если да, то выяснить кому, когда и на какие конкретные цели эти средства были отпущены.

Организационный вопрос

Выступивший первым по этому вопросу председатель Ревизионной комиссии ОКНД Эреджеп Хайрединов в своем подробном докладе подверг резкой критике состояние дисциплины и отчетности в организации, деятельность некоторых членов Центрального Совета и предложил ряд своих мер по исправлению положения.

Доклад Э. Хайрединова был в целом поддержан председателем ОКНД и большинством участников заседания. Принят ряд решений, направленных на улучшение ситуации. В частности, решено:

- при предстоящей выдаче удостоверений членов ОКНД исключить из организации тех, которые не соблюдают требований своего Устава;

- обязать руководителей всех звеньев ОКНД на письменные запросы председателя Ревизионной комиссии давать ему в течение недели исчерпывающие письменные ответы;

- закрепить временно за членами ЦС и Исполкома ОКНД районы Крыма для укрепления в них структур ОКНД и обеспечения этих структур требованиям Устава;

- чаще проводить районные и областные конференции ОКНД для обсуждения всех актуальных вопросов.

Разное

Н. Бекиров предложил направить благодарственные письма Татарскому общественному центру за оказание помощи в устройстве группы крымских татар в учебные заведения республики и Татарскому культурному обществу ин. И. Марджани за оказание помощи жителям палаточных городков в Крыму.

Р. Чубаров предложил направить благодарственное письмо руководителю группы Народного Фронта Латвии и Латвийской государственной библиотеке за присланную финансовую помощь, которая была передана одной из многодетных семей в Карасубазарском районе Крыма.

Представленные проекты писем были одобрены участниками заседания.

И. Решитов сообщил, что согласно полученной утром 6 января информации из Москвы от группы друзей в порядке оказания помощи возвращающимся крымским татарам на адрес штаба ОКНД в Симферополе направляется контейнер с теплыми вещами и лекарствами.

Х. Мустафаев проинформировал о том, что в Ленинабадской области Таджикистана, где проживает около 7-8 тыс. крымских татар, сторонники группировки Ю. Османова предпринимают усиленные попытки сорвать выборы делегатов на курултай.

Дальше он сообщил, что из 5 млн. рублей, которые Таджикистан обязывался выделить на возвращение крымских татар, удалось добиться, да и то с большими трудностями, лишь полутора млн. рублей, которые должны были быть истрачены на создание механизированной колонны в Крыму. Однако и эти деньги не удалось перечислить по назначению, потому что зампредседателя Крымского облисполкома А. Балагура дважды присылал телеграммы, чтобы деньги присылались не на создание мехколонны, а в распоряжение «Комитета по делам депортированных народов» во главе с Ю. Османовым. Одновременно удалось выяснить, что значительную часть этих денег А. Балагура собирался использовать для выдачи зарплаты работникам какой-то нерентабельной организации в Крыму, которая не имеет никакого отношения к возвращению и обустройству крымских татар. Последнее письмо А. Балагуры в Совмин Таджикистана было такого содержания, что ему нужны не деньги, которых он не может освоить, а материальные фонды. Тогда Совмин Таджикистана распорядился возвратить эти деньги туда, откуда они поступили, то есть 1 млн. рублей в Минздрав Таджикистана и 0,5 млн. рублей — в Таджикский агропром. Так что в результате политических игр А. Балагуры с цель укрепления своего марионеточного «комитета» и его попыток использовать деньги не по назначению, помощь из Таджикистана приостанавливается. Поэтому информация в интервью с заместителем председателя Совета Министров Таджикистана А. Латифи о выделении 1,5 млн. рублей на нужды крымских татар, опубликованном в газете «Ленин байрагъы», является преждевременной и не совсем соответствует действительности.

Кроме того, Х. Мустафаев сообщил, что недавно в г. Душанбе прислали «постпреда» от Ю. Османова, который будет получать от Совмина Таджикистана оклад в размере 300 рублей в месяц, и якобы, все вопросы, связанные с крымскими татарами в Таджикистане, отныне должны решаться через него. Об этом и о том, что «постпред» был принят Атахоном Латифи было сообщено по местному радио. Однако активисты Национального движения крымских татар отказались сотрудничать с «постпредом».

Р. Кенже напомнил, что на прошедшей осенней сессии Верховного Совета СССР должны были рассматриваться вопросы об отмене законодательных актов, ограничивающих права крымских татар из-за их национальной принадлежности. Однако этот вопрос на сессии не рассматривался. Согласно информации, полученной от работника Министерства юстиции СССР, весь пакет этих документов рассматривался на комиссии по национальной политике и межнациональным отношениям Верховного Совета СССР во главе с Таразевичем. Эта комиссия пока ограничилась тем, что обратилась в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой снять с упомянутых документов гриф «совершенно секретно».

Из числа этих совершенно секретных документов по некоторым каналам в руки ОКНД пока попал текст Постановления Государственного Комитета Обороны от 11 мая 1944 года за подписью И. Сталина о выселении крымских татар и приказ № 00419/00137 от 13 апреля 1944 года за подписью Наркома внутренних дел СССР Л. Берии и Наркома госбезопасности В. Меркулова, который называется «О мерах по очистке территории Крымской АССР от антисоветских элементов». Есть также тексты секретных писем высокопоставленных чинов КПСС по вопросам, связанным с выселением крымских татар.

Следующее заседание ЦС ОКНД решено провести до созыва курултая.

Информотдел ОКНД

 

 

Митинг в Джанкое

6 января в городском парке по инициативе районного отделения ОКНД состоялся санкционированный митинг по обсуждению предстоящего референдума о статусе Крыма. На нем присутствовало около 1000 человек из разных населенных пунктов района. Среди выступавших на митинге также были работники райкома партии, райисполкома, представитель демократической партии России. Большинство выступивших, кроме работников советских и партийных органов, высказались о необходимости бойкота референдума. На митинге принята соответствующая резолюция.

 

Из истории Национального движения

Дело о «Союзе крымскотатарской молодежи»

(Окончание. Начало в №№ 11,12.)

Оставшимся в подвалах КГБ Марату и Сеит Амзе было предъявлено обвинение по ст.60 и 61 УК УзССР, т.е. в создании антисоветской организации, антисоветской пропаганде и агитации. А нас допрашивали в качестве свидетелей.

Меня допрашивали 3 дня, обычно с утра до ночи, без перерыва на обед. Допрашивал капитан Коршунов, иногда со старшим лейтенантом Лизовским.

Спрашивали о том, кто и что говорил на собраниях, о степени нашего знакомства друг с другом, кто является «организатором», имеются ли у нас связи с чеченцами и ингушами…Были и вполне идиотские вопросы, вроде:

- С какими иностранными государствами собирались наладить связь?

- Как и где собирались достать оружие?

- Кого из руководителей страны собирались убить?.. — и тому подобное.

Но, в основном, меня спрашивали по поводу моего выступления по истории крымских татар. Их интересовало, откуда я взял те или иные исторические данные для своего конспекта, от кого я «перенял национальные взгляды», с кем из крымских татар старшего поколения я близко знаком; требовали, чтобы я указал, кому передал или где спрятал свой конспект.

Содержание этого конспекта они знали почти полностью. И вообще, они знали почти все, о чем мы говорили на собраниях. Это дало нам повод предположить, что среди нас был осведомитель КГБ, вооруженный карманным магнитофоном. Долгое время подозревали одну девушку легкого поведения, тем более, что через некоторое время после этих событий ее приняли в КПСС. Были против нее еще кое-какие улики, но достаточных доказательств у нас не было, и мы ограничились тем, что в дальнейшем не допускали ее в свои среду.

В значительной мере следствие воспользовалось и нашей чрезмерной разговорчивостью с ними. Всерьез полагая, что КГБ заблуждается насчет наших истинных намерений, ребята старались рассказать все, что знали, и усердно доказывали на допросах свою правоту, думая, что следователи, убедившись в чистоте наших помыслов и обоснованности наших претензий, прекратят дело и освободят товарищей. Но следователи в наших показаниях выискивали лишь моменты, которые могли бы служить обоснованием для заготовленного обвинения, пускаясь при этом на произвольное толкование наших показаний. Например, сказанные мной в какой-то связи слова о том, что я очень ценю организаторские способности Омерова Марата и считаю его наиболее сознательным и честным товарищем, были использованы, как мое признание того, что Марат является руководителем организации.

Широко использовался метод натравливания допрашиваемых друг на друга.

- Вот здорово! Марат назвал тебя дурачком и вон что про тебя наговорил, а ты стараешься его выгораживать, — помню, гнусно хихикал капитан Коршунов.

Тон следователя при допросе зависел от того, нравятся ему ответы «свидетеля» или нет. Со мной тактично разговаривали в основном только, пока вопросы касались моих анкетных данных. Дальше зачастую площадная ругань, угрозы, оскорбления, правда, без рукоприкладства.

- Встань! Сволочь! В тюрьме сгною, националист! — брюзжа слюной, кричал Коршунов. — На том месте, где ты сейчас сидишь, побывали сотни агентов, прошедших курсы разведшкол США и Германии. И то они начинали разговаривать у меня, как миленькие, и ты, сопляк, строишь из себя героя. Я тебя так заставлю запеть, что ты свой голос не узнаешь!

И это только за то, что я не мог вспомнить того, чтобы Сеит Амза на собрании говорил о необходимости крымским татарам в своей борьбе перенять кое-что из «алжирского метода».

Но более всего меня угнетала скука допроса. Следователь задает какой-нибудь вопрос или несколько вопросов сразу, выслушивает ответ и начинает писать. Пишет по меньшей мере полчаса, а то и добрых два-три часа подряд. Потом дает на подпись «свидетелю» свою писанину, которая лишь отдаленно напоминает имевший место диалог между следователем и допрашиваемым, т.е. протокол содержит много того, чего «свидетель» не говорил. Если «свидетель» отказывается подписывать это, ссылаясь на неточности протокола, указывает на моменты, которые следует изменить или исключить, следователь начинает кричать, материться и угрожать обычно тем, что «засадит» по ст.161 или 162 УК УзССР, т.е. за отказ от дачи свидетельских показаний или дачу заведомо ложных показаний. Но если и это не помогает, следователь вновь садится за стол и, урча оскорбления, заново переписывает свои труды, причем не принимая полностью во внимание сделанных замечаний. Может переписать все несколько раз подряд, но опять-таки не внося существенных изменений в свои измышления.

И у «свидетеля» появляется желание со словами: «На, сука, подавись!» — подписать все, что он подносит, даже если там содержится явный поклеп на самого себя.

На второй день допроса, часов в 10 вечера, я говорю Коршунову:

- Послушайте, последняя закусочная в городе закрывается в одиннадцать часов. Если вы намерены отпустить меня сегодня домой, отпустите сейчас, чтобы я мог хотя бы поужинать. Ведь я не обедал, как вы.

- Сейчас, — говорит Коршунов. — Подпиши вот это, и ты свободен, и подает листов 20 протокола допроса.

Я ознакомился с ними и ответил, что подписать их не могу, ибо подобных показаний не давал, указал, какие там допущены неточности.

- Ну, что ж, гад! Не будет тебе ужина! Будешь ждать, пока я это перепишу, — говорит Коршунов и опять берется за ручку.

Правда, я ему не подписал и переписанные листы, потому что он по сути там ничего не изменил. Но ушел я оттуда часа в два ночи. Пришлось до своего жилища добираться пешком, так как городской транспорт уже не работал.

В последний день допроса разговаривали со мной очень ласково, убеждали, что я связался «с этими националистами» лишь по своей молодости, разговаривали на «вы». Насколько я запомнил, монолог капитана Коршунова выглядел так:

- …Будь вам не 18 лет, а чуть больше, я уверен, вы не» стали бы с ними связываться. Ведь я вижу, вы толковый парень. Вам с ними не по пути. Это, в основном, отпрыски расстрелянных в свое время вредителей. Взять хотя бы, к примеру, этого Амзу… И ими тоже руководили люди постарше, т.е. те, из-за которых вас, собственно, и выслали. Но вы об этом, я знаю, не знали. Ну, что было, то прошло! Может, я погорячился при допросе, извините уж, — такая работа! Устраивайте свою жизнь, поступайте в институт. Мы вам в этом мешать не будем, а может быть, даже поможем,. Кое в чем, может быть, попросим помощи у вас и мы. Надеясь, мы еще много будем встречаться, но уже как друзья. Сотрудничая с нами, вы и своему народу можете принести пользу. Ведь чем больше у вас будет людей, сотрудничающих с нами, тем больше будет доверия к вашему народу…

Короче, вербовал в стукачи.

Комплименты я посоветовал ему приберечь для женщин, а насчет будущих встреч «как друзья», я сказал, что это будет возможно, если товарищи будут освобождены и если он покинет это заведение и займется производительным трудом, например, поступит на завод слесарем.

Обменявшись злобными взглядами, мы расстались.

После этих допросов некоторые из ребят были исключены из своих учебных заведений, другие уволены с работы.

Из медицинского института был исключен Кубединов Сейран, который на собраниях читал свои стихи. (Позднее по неизвестной причине он утонул в озере парка имени Победы в Ташкенте).

Из Ташкентского университета отчислили Ибраимова Эскендера. Собственно, его прямо исключить не могли. Помню, организовали собрание группы студентов, где он занимался, с участием трех сотрудников КГБ (в том числе Лизовского) и представителей университетской администрации и поставили на рассмотрение вопрос об «аморальном поведении» Эскендера, выразившемся в участии его в «антисоветских националистических сборищах». На это собрание посторонних не пускали, и я с группой его друзей слушал, стоя за дверями.

Выступил представитель КГБ, который представил наши собрания слушателям как чуть ли не совещания махровых злодеев и врагов советской власти, «где велись речи даже о вооруженной борьбе». Потом начали зачитывать свои речи комсомольские «вожаки» и некоторые «студенты, которые Эскендера «клеймили позором». Дали слово и самому Эскендеру, который отлично отпарировал все нападки на наши собрания, в нескольких словах описал нынешнее положение крымских татар. Потом опять выступил представитель КГБ и заявил, что его надежды на то, что Эскендер исправится подорваны, потому что он не только не просит прощения за содеянное, а даже набрался наглости и защищает «эти преступные сборища», клевещет на советскую действительность. Студенты молча выслушали все эти речи, но когда вопрос о его исключении был поставлен на голосование, большинство студентов проголосовало «против». И попытка исключить Эскендера «демократическим путем» провалилась. Но потоп началась такая травля со стороны администрации, что он сам был вынужден покинуть университет. Учился он тогда на 4 курсе механико-математического факультета.

А меня уволили с работы. Заместитель директора по кадрам Хакимов вызвал меня к себе в кабинет через день после окончания моего допроса и говорит:

- Если хотите, пишите заявление по собственному желанию. Иначе мы уволим по неприятной для вас статье.

- По какой, например? – поинтересовался я.

Например, за пьянку на работе или за кражу продукции завода.

- Но ведь я и по праздникам-то не всегда пью, и самолеты ваши вроде не воровал! – удивился я.

- Ничего, организуем, — успокоил он меня.

И я «подобру-поздорову» подал заявление о том, что я хочу по собственному желанию уволится с завода.

10 августа 1962 года начался судебный процесс над Омеровым Маратом и Умеровым Сеит Амзой по обвинению в создании антисоветской организации «Союз крымскотатарской молодежи» и руководстве ею, в антисоветской агитации и пропаганде.

В частности, Марат обвинялся в составлении программы и устава организации, текста клятвы для вступающих в нее членов. Заодно на суде ему напомнили, что еще в 1957 году он выступал на одном собрании, где допускал националистические высказывания.

Сеит Амза был обвинен, как один из руководителей организации и в том, что на собраниях читал свои антисоветские и националистические стихи. Ему также напомнили его старые «грехи». Оказывается, еще в армии у него было обнаружено одно стихотворение, которое расценивалось как националистическое. Стихи его у меня не сохранились, но я помню, как следователь доказывал мне, что они националистические, а, следовательно, антисоветские, приводил выдержку, которая заканчивалась надеждой на тот день, «когда татарин молодой поведет коня в Учан-Су на водопой».

Учан-Су — это название водопада в Крыму. Ну, а так как Амза намекает на возвращение крымских татар в Крым — это и есть самая что ни на есть националистическая пропаганда, потому что он тем самым «будоражит народ, который «укоренился» на новом месте».

Дело слушалось в Верховном Суде Узбекской ССР. Процесс был закрытый. Многих товарищей, в том числе и меня, допрашивали на суде в качестве свидетелей.

Каждый «свидетель», входя в зал суда, в первую очередь, не обращая внимания на энергичные протесты прокурора и судьи, здоровался на татарском языке с подсудимыми, поздравлял Марата с днем рождения (Марату в эти дни исполнилось 25 лет, он был на 2 года старше Сеит Амзы). Все «свидетели» говорили, что они в одинаковой мере с подсудимыми принимали участие во всем, а посему они вовсе не свидетели, а участники.

- Так что, если вы считаете их преступниками, то такой же преступник и я. И мое место рядом с ними, — говорил, например, рабочий Юсупов Ремзи.

Эта наша позиция очень нравилась адвокатам, защита которых была основана на том, что виновны многие, а почему-то только двое подсудимые, мы, конечно, просили адвокатов о другой форме защиты, но они на это не согласились. И они еще считались одними из лучших адвокатов в Узбекистане. О таких адвокатах, как Б.А. Золотухин, С.В. Каллистратова, Д.И. Каминская мы тогда еще не слышали.

Процесс длился четыре дня.

- Судебными приговорами вы не заставите нас разлюбить свою родину — Крым! — бросил судьям Марат в последнем слове.

Верховный Суд именем Узбекской ССР приговорил Омерова Марата к 4 годам, а Умерова Сеит Амзу к 3 годам лишения свободы с содержанием в лагерях строгого режима.

В последний день процесса, когда конвой уводил их из здания суда в тюремную машину, девушки бросали под ноги осужденным цветы. В стороне стояли сотрудники КГБ и фотографировали этих девушек в связи с их таким «крамольным» поведением.

Вот, пожалуй, все, что я могу рассказать об этом по памяти. Можно было бы рассказать несколько полнее, если бы я заглянул в свои записи, которые вел тогда. Но после моего ареста в 1966 году мои товарищи срочно, до визита сотрудников КГБ, произвели в моей квартире «обыск», изъяли все мои записи и куда-то спрятали. А когда через полтора года я освободился, эти товарищи были уже в тюрьме. Так что в ближайшее время этими записями я воспользоваться не смогу. Но если Вас заинтересуют какие-нибудь подробности, Вы все-таки напишите. Постараюсь что-нибудь предпринять.

Пишите по адресу моих родителей на мое имя:

Уз.ССР, Сыр-Дарьинская область, г. Гулистан, ул.Октябрьская,
Джемилеву Мустафе.

***

Р.S. Содержали Марата и Сеит Амзу в лагерях Мордовии, недалеко от Потьмы, в том же лагере, куда позднее попали Синявский и Даниэль, где они, кстати, с ними и увиделись. Отбыли они свой срок день в день. Здоровье Сеит Амзы не пошатнулось, но волосы его стали седыми. Марат вернулся ужасно худой и с язвой желудка.

Дальнейшая жизнь участников событий тех дней сложилась по-разному. Большинство из них, разумеется, приняло и принимает активное участие в усилившемся в 1964 г. национальном движении. Из тех товарищей находятся сейчас в заключении: АБЛУЛГАЗИЕВ Энвер, 1941 года рождения, инженер. Арестован после известных Вам чирчикских событий 21 апреля 1968 г. и осужден к полутора годам лишения свободы как один из организаторов «массовых беспорядков» и за распространение документов, якобы содержащих заведомо ложные измышления, порочащие советский общественный и государственный строй.

Мустафа Абдулджемиль.

Когда приехал в Крым ты наконец
И дом купил, и получил прописку,
Хоть опустел почти казны ларец
Зато земля родная стала близкой.

Такою близкой стала, что порой
Она все остальное затмевает,
А иногда мозольною карой
Не руки наши — память покрывает.

А наша память это наша кровь
Одна на всех, татарская, шальная.
Она нас привела под отчий кров,
Покой ненужный на пути роняя.

Она по жилам сыновей течет,
Уже в Крыму, на радость всем, рожденных.
Их кровь еще заставит дать отчет,
Коль ты опять согнешься побежденным.

Она могла бы жизнью яркой стать,
В глазах детей троих зажечься блеском,
Но болью стала… Как кричала мать
В ту памятную осень на Залесском!

Она зовет к отчизне земляков
И наполняет силою их руки.
Чтобы вернуть до смерти стариков,
Им новый дом в Крыму поставят внуки.

Она стучит во мне, в тебе и в нем,
Прислушайся, ее услышишь смуту.
Она, от муки становясь огнем,
Бушует в сердце пламенном Мамута.

И если ты татарин, то она
Тебе подскажет, где покой и правда…
Нам не в наследство Родина дана
Ее еще вернуть и строить надо.

Л. Буджурова

 

Задержание членов УРП

4 января сего года в районе железнодорожного вокзала задержаны председатель крымского отделения украинской республиканской партии Степан Коржевич и два члена этой партии с 6 тыс. листовок, призывающих бойкотировать референдум по статусу Крыма. В этой «операции» участвовали около 20 оперативников МВД и КГБ. Задержанные члены УРП были освобождены лишь к концу дня. Листовки конфискованы.

В. Возгрин,
доктор исторических наук

 

 

Полуостров-то стерпит, а люди?

«Союз», еженедельное приложение к «Известиям», затеял хорошее дело — стал помещать очерки об известных, и не очень, этносах, населяющих наше Отечество. Очерки профессиональные, интересные, исполненные доброй благожелательности к народам страны неважно, велик этнос или мал. Признаться, беря «Союз» в руки, я сразу открываю его на предпоследней странице, находя очередное эссе, интересное мне и профессионально, и чисто по-читательски. И вдруг…

Нет, это не краткий очерк. Статья Льва Корнешова «Полуостров все стерпит» не уместилась вся сразу и еженедельник отпустил ей немалую площадь в двух номерах, 43 и 44. Щедрость не вполне обычная, но, может быть, тема того заслуживает? Верно, речь зашла о судьбе крымских татар, проблеме чрезвычайно сложной и многоплановой: здесь сколько авторов — столько и мнений о путях ее решения.

Вот и автор «Союза» решил предложить читателю свою точку зрения. Суть ее проясняется уже из названия статьи. У Л. Корнешова болит сердце за Крым, и это вполне понятна, вряд ли в стране есть другой уголок, где бы двухвековой шабаш калейдоскопически менявшихся прокураторов края привел к столь печальным результатам. Их можно было предвидеть уже после полувека колонизации и Крымской кампании в прошлом веке, когда из-за странного голода полуостров покинула, чуть ли не треть аборигенного населения — крымских татар. Яснее контуры грядущей катастрофы стали Е. Маркову, русскому писателю, бившему тревогу на рубеже веков. Наконец, М. Волошину, подведшему трагический итог хозяйничанья здесь и до и после революции одинаково чуждых Крыму и его населению чиновников:

За полтораста лет-с Екатерины –
Мы вытоптали мусульманский рай,
Свели леса, размыкали руины,
Расхитили и разорили край.
Осиротелые зияют сакли,
По скатам выкорчеваны сады.
Народ ушел, источники иссякли.
Нет в море рыб, в фонтанах нет воды.

Ах, Максимилиан Александрович, уберегла Вас все же любимая Ваша богиня Таиах от трагедии, которую Вы предвидели, но до которой не дожили! До окончательного изгнания коренных крымчан в 1944 г. при генсеке Сталине; до тотальной корчевки древних виноградников еще через 40 лет, при первом секретаре Гиренко. До статей, весь пафос которых бьет в одну незамысловатую цель: не дать Крыму стать тем, чем он был при Вас, оттянуть хоть на немного необходимые для возрождения края перемены, в том числе и демографические.

Да, и такие пассажи встречаются в статье Л. Корнешова. Человек он, по-видимому, к судьбе Крыма неравнодушный. И невольно заражаешься его тревогой за новых, послевоенных крымчан, когда читаешь, что они «вооружаются, как в старину, кольями, палками, дубинками. Защищают государственное, как свое». Да что же это за напасть такая опять на многострадальный Крым, подумает читатель, и неужто пограничников не хватает отбить «государственное» от супостата? Успокойтесь, читатель, южная наша граница по-прежнему на замке, а супостат этот сугубо «внутренний», можно сказать, домашний. Татары это местные возвращаются. Жилье их, понятное дело, давно занято «рабочими совхозов», квартиры не светят, участки для самостроя — тоже, а они едут и едут, да не просто так, а семьями, со стариками, с детьми, как же тут не вооружаться, тут колья — первое дело, как в старину. Кстати, о «старине»: такого оружия, как «колья, палки, дубины», здесь в старину отродясь не было. Другое было в Крыму оружие. Или автор имеет в виду какую-нибудь другую старину? Скажем, тамбовскую, рязанскую там, полтавскую — откуда родом нынешние крымчане? Тогда, так надо и писать, а то непонятно…

Трудно творить, находясь «над схваткой». Л. Корнешов и не посягает поэтому на объективность. Вот берет он, к примеру, один их самых жгучих — жилищный вопрос, и сразу видно, сложно с квартирами в Крыму — 150 тыс. человек на очереди. Тех, кто с крымской пропиской, естественно, крымских татар к этой очереди близко не подпускают — об этом автор молчит. Странно, конечно, но татары с этим уже смирились, как и со многим другим. И просят уже не жилья, а участки под постройку, соглашаясь своими руками снова сложить очаги где-нибудь по соседству с дедовскими домами, в родной местности. Начальство же предлагает (если предлагает) селиться там, где ему удобней, т.е. в степной части полуострова и, упаси Бог, не компактно (на сегодня допущена к существованию лишь одна чисто крымскотатарская деревня в полтораста домов — Заланкой). В этом конфликте Л. Корнешов целиком на стороне властей: ему невыносима картина «целых поселков, которыми непременно хотят селиться возвращенцы».

Оно конечно, автор — журналист, а не культуролог, но ей-Богу, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, что восстановить полуразрушенную за 46 лет ссылки культуру невозможно при рассеянном проживании. Публицист, возможно, не всегда в силах уловить все тонкости локальных реалий. Но желающий слышать — слышит. И спроси автор у любого из татар, почему тот хочет жить именно в Ялте, а не, скажем в Евпатории, он узнал бы, что в Крыму проживало несколько субэтнических групп татар, говоривших на 4 (основных только) диалектах, тесно связанных с регионом расселения. И что восстановить местную культуру, в том числе диалекты, этот золотой фонд любого языка, можно только при условии проживания компактно и на местах, где селились деды и прадеды — ведь культура произрастает из ландшафта.

И еще один пример слабоватого знания автором предмета его статьи. Сочувственно приводя решение облисполкома, запрещающее жителям Южного берега Крыма, Севастополя и т.п. возвращаться на землю предков (кстати, это лишь продолжение политики царской администрации, со времен Воронцова изгонявшей татар из курортных местностей), Л. Корнешов советует им брать, что дают: Евпаторию, Саки и т.д., издевательски (иначе не назовешь) добавляя, что эти города «тоже входят в курортную зону». Но курортная зона как таковая нужна тем, кто рассчитывает на прибыль в сезон от сдачи коек внаем — вот уж чем крымские татары никогда не грешили; этот вид промысла — монополия послевоенных переселенцев.

Для татар же характерна фанатичная, я бы сказал, болезненная привязанность к земле, саду, винограднику, вот что издревле питало народ. Неужели Л. Корнешов, посетив Крым, поговорив с людьми, осмотрев полуостров, так и не понял, что древние опорные стены на склонах, еще сохранившиеся кое-где старинные сады, чудом уцелевшие сорта крымского винограда, короче, вся крымская традиционная культура, многовековое бережение Крыма — это результаты труда и поле деятельности татар, а вовсе не сдача квартир в «курортной зоне». В статье высовываются уши каких-то стереотипов, особенно опасные для журналиста, если он хочет быть объективным.

Впрочем, до объективности ли тут, не было бы откровенных искажений истины, фактов. Вроде того, как излагает Л. Корнешов проблему «земельного дефицита». По его словам выходит, что власти при всем их самом горячем желании снять «крымскотатарскую проблему» с повестки дня, предоставив всем возвращенцам земли под участки, не могут, ибо «в Крыму нет свободной, ничейной земли.., здесь уже давно (!) распределено все, что можно — разделить.., выискать «пятачок» и для строительства одного домика сложно…» и т.д. Признайтесь, читатель, ведь в самом деле безвыходное положение, так и представляешь себе Крым в виде некоего мегаполиса, где и пятку поставить клочка земли не найдешь… Успокойтесь, все не так странно. По официальным данным только старых, заброшенных татарских деревень, где русскоязычное население не жило и не живет, еще недавно было 517, и сейчас их ненамного меньше — но татар туда не пускают, а если они селятся — судят (пример: бывшее село Аджибике, приговор от 30 августа 1990 г., осуждены Мемет Демерджиев и Асан Меметов).

И, самое главное, продолжается двухвековой процесс русификации Крыма: за послевоенное время число жителей тут возросло с 1 до 2, 5 млн. И ныне ведомства-гиганты вроде «Якутзолота» и «Тюменьнефти» строят целые поселки для сотрудников-вахтовиков и пенсионеров; земля для этого находится. Далее, в течение последних двух лет для прописанных в Крыму выделено 260 тыс. полномерных садовых и дачных участков. Это — гораздо большее количество, чем число всех крымскотатарских семей. Короче, облисполком действует по программе, изложенной А.Н. Гиренко (ныне уже не первого секретаря Крымского обкома, а секретаря ЦК КПСС, видно, за вырубку виноградников повысили): крымским татарам «предстоит органически вписаться в существующую общественно-политическую среду в Крыму без малейшего ущемления интересов проживающих там людей» (выступление 30 декабря 1989 г. в ЦК КПСС). Эта программа, очевидно, близка и Л. Корнешову, сочувственно приводящему безграмотный текст одного из плакатов на антитатарской демонстрации в Крыму: «Народ — хозяин земли и только он должен распоряжаться, с кем жить на ней!» Вот так и выглядят послевоенные крымчане в статье — как новые, но полновластные хозяева древней Тавриды, право которых — самим решать — пускать старых хозяев домой или нет.

Чувствуя явный эгоцентризм подобной позиции, ее зыбкость, автор пугает читателя странными историями, не обращая внимания на то, что в них не сходятся концы с концами. Ну, например, такая вот: недалеко от Кореиза, на краю табачного поля ночью появилось 22 щитовых домика возвращенцев. Казалось бы, какое дело до этого рабочим совхоза? А дело-то появилось: оказывается за ночь эти 22 семьи «вытоптали плантацию», «ее больше не существует, и мы с вами лишились лучших сортов табака» (безвозвратно, что ли сорта пропали?).Однако, утешьтесь, читатель, уж пара-то сортов для нас с Вами осталась -ну никак не могла эта кучка бездомных возвращенцев за 1 (одну) ночь вытоптать 87 (восемьдесят семь!) га табачного поля, как сообщает автор. Даже если бы они, забыв о сборке жилья, трудолюбиво «обрабатывали» ряд за рядом, все равно за ночь не уложились бы! Так и представляешь себе эту картину: татарин, целенаправленно губящий плантацию… Ну, прямо, Гиренко, а не татарин !

А вообще то становится понятым, отчего все же те «рабочие совхоза» смотрели на подобное вредительство, как говорится в статье, » с возмущением», и потом, ясное дело, опять «появились колья, палки, железные прутья» (Прогресс! Это уже не «как в старину»). И тут же призыв к сочувствию окончательно расстроенного читателя: «Судите сами: налицо действия группы людей, посягнувших на собственность совхоза…» То есть налицо пример прямо-таки самоотверженного исполнения людьми своего долга «рабочих совхоза». Интересно только, по какой тарифной сетке совхозы оплачивают избиения возвращенцев, тут ведь надо учитывать и изготовление «инструментов» своими руками…

Оно, конечно, все мы слегка зациклены на священном звучании слов «государственное», «совхозное», «партийное» и т.п. имущество, мы как-то перестали нормально мыслить по соседству с подобными сущностями. Поэтому попробуем свести слишком общий и поэтому труднопостигаемый (для нетатар) пример Крыма к частной ситуации. Вот, скажем, ваш дом. Родовой, дедами возведенный. А за домом — старый участок. И вас, упаси Бог, репрессировали, а потом реабилитировали за безвинностью. И вернулись вы домой, а там новые хозяева, которых властям выселять как-то неудобно: и некуда, да и привыкли они там, им хорошо, удобно, и скот ваш ко двору пришелся, даже размножился за это время и т.д. Вот тогда-то, сознавая свою бесправность, вы просите позволения хоть времянку за домом, на участке, поставить — жить-то надо, надоело среди чужих людей скитаться! А хозяин вам на это с некоторой даже обидой: «Не выйдет, дорогой! Видишь — слева от дорожки табак, а справа — виноградник, а там, возле забора, дачу хочу поставить. И ты мои интересы не ущемляй!»

Кстати, насчет дач. Я бы посоветовал Л. Корнешову посетить лишь два места. Дачный поселок на восточной окраине с. Перевальное, там где ялтинский кооператив КГБ воздвиг двух-, трех и четырехэтажные особняки — «дачи». Это к одному из вопросов статьи, — куда деваются стройматериалы. И другой поселок, у керченского Феодосийского шоссе, протянувшийся на 5-7 км. Может быть, и поутих бы праведный гнев автора на крымских татар, желающих строиться «целыми поселками» (о размерах единственного такого села, Заланкоя, уже говорилось).

Такая вот статья. Идея возвращения аборигенного народа «без малейшего ущемления интересов проживающих» проходит красной нитью через все сочинение Льва Корнешова. Оно конечно, «без ущемления» было бы не в пример лучше, а если иначе никак? Ну не дают если власти землю? Автор выдвигает на сей случай альтернативное решение: «Не разумнее ли подождать там, где пока живут?» а то и в самом деле, захотели «все и всем сразу!»

Да нет, товарищ Л. Корнешов, не разумнее. Поскольку родина это, как сказал один старый философ, не только территория, но и время, отпущенное человеку. Вы вот готовы потерять из-за бездумья или эгоизма других хоть месяц вашей жизни? А ведь в Крыму речь ведут еще о годах и годах ожидания…

Неужели, действительно непонятно, что нельзя ставить на одну доску интересы русскоязычного населения и возвращенцев до тех пор, пока исполком не научится эти интересы совмещать? Что нельзя бесстрастно класть на весы удобства послевоенных переселенцев и горькую беду народа, экзекуция которого продлилась со сталинских времен до наших дней. Терпение крымских татар сравнимо только с многотерпеливостью другого «наказанного народа» — приволжских немцев, там и ситуация была схожей, тоже власти местное население против возвращенцев настраивали. Теперь терпение немцев лопнуло, и они сотнями тысяч бегут в Германию. Татары же и в нашу эпоху повального разбегания, центробежных тенденций, стремятся собраться вместе. У них нет своей «Великой России», «Германии» или «Украины» где то там, далеко, но куда можно эмигрировать ради спасения культуры. У них на всей земле есть только одно святое место — Крым, пусть загаженный и изуродованный за два века до неузнаваемости. Им, в отличие от национальных групп, ныне обосновавшихся в Поволжье или Крыму, больше просто некуда деваться…

И еще одно, последнее, соображение. Не татары нас подвергли геноциду полвека тому назад, а мы их. Да-да, Сталин, конечно, но нашими руками, руками наших отцов. Так вот, не за дубины бы браться нам, а покаяться, пока еще есть время. Как жители ФРГ (в том числе и молодежь) до сих пор каются за грехи гитлеровцев – и помогают евреям, как могут. Порядочный человек – он оттого и порядочный, что привык платить долги. Даже если это долги его отца.

Председателю Совета народных депутатов
Крымской области
Н.В. Багрову

 

Обращение
Ленинградского татарского культурного центра

Трагическая судьба крымско-татарского народа не дает покоя честным людям не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами.

Несмотря на решения Верховного Совета СССР, со стороны местных властей чинятся препятствия возвращению на Родину так несправедливо и жестоко репрессированного народа. Безобразия настолько вопиющие, что информация об этом стала проникать на страницы союзной печати, скупой до освещения положения крымскотатарского народа. В газете «Известия» от 3 декабря 1990 г. описано, как милиция с помощью резиновых палок разогнала голодающих татар, расположившихся на раскладушках у памятника Ленину и требовавших выделить обещанные ранее Ялтинским горисполкомом 150 участков земли. «Пальма первенства» в таком позорном действии, безусловно, принадлежит крымским властям.

События, описанные в газете «Известия», — это одно лишь звено в цепи беззаконий, творящихся в Крыму по отношению к народу, возвращающемуся на свою Родину.

Ленинградский татарский культурный центр (ЛТКЦ) требует незамедлительно начать исполнять принятые Союзной властью решения о возвращении и обустройстве крымских татар, установить и наказать виновных в нарушении законов.

Обращение принято на собрании татар г. Ленинграда в Татарском культурном центре.

17.12.90г.

 

Встреча М. Джемилева с Н. Багровым

6 января с.г. состоялась встреча председателя ОКНД М.Джемилева с председателем Крымского областного Совета народных депутатов и первым секретарем Крымского обкома КП Украины Н.В. Багровым.

Поводом для приглашения М. Джемилева на беседу в обком явилось направленное им 25 декабря прошлого года заявление на имя Н. Багрова с требованием немедленно аннулировать договор между председателем колхоза им. Мичурина Белогорского района В. Максимовым и начальником производственного объединения «Арктиктрансгазстрой» С. Кушнаренко о строительстве домов на территории Белогорского района для новых русскоязычных переселенцев в Крым из Тюменской области (см. «Авдет», № 12, 1990 г.).

В ходе беседы, продолжавшейся около часа, Н. Багров сообщил, что упомянутый договор был заключен без ведома руководства области и заверил, что он будет аннулирован. Далее Н. Багров проинформировал, что им проведена беседа с руководителями всех районов о недопустимости заключения впредь подобного рода самовольных договоров, которые могут осложнить межнациональную ситуацию в Крыму.

Были обсуждены также вопросы, связанные с узаконением земельных участков, занятых под индивидуальное строительство возвратившимися на родину крымскими татарами. Состоялся обмен мнениями по поводу проводимого властями Крыма референдума и будущей государственности Крыма, а также о возможных контактах ОКНД с руководством области.

 

Оргкомитет работает

13 января в г. Симферополе состоялось очередное расширенное заседание Оргкомитета по подготовке и проведению курултая (съезда) крымскотатарского народа. Прибывшие из районов Крыма представители информировали о ходе проводимой на местах работе по организации выборов на курултай. В их выступлениях отмечалось слабое взаимодействие членов Оргкомитета с районными комитетами, а также указывалось на недостаточное и несвоевременное поступление на места документов Оргкомитета.

Ряд присутствующих соотечественников отметил деструктивность позиции сторонников «ферганской» группы Юрия Османова, отвергающих необходимость проведения курултая. В этой связи били высказаны пожелания, чтобы с лидерами этой «группы» встретились бы уважаемые старейшины и убедили бы их в неблаговидности их позиции. В то же время другие выступающие заметили, что подобные попытки к объединению предпринимались неоднократно, однако к успеху не привели. Резюмируя эти выступления, член Оргкомитета Фикрет Халилов сказал, что идея курултая поддержана практически всем крымскотатарским народом и существующими в Национальном движении общественно-политическими организациями ОКНД, общество «Крым» и «Ветандашлар». Активно поддерживается работа Оргкомитета интеллигенцией и религиозными деятелями крымских татар. Таким образом, отказ группы соотечественников участвовать в референдуме это, конечно, факт прискорбный, но это практически не скажется ни на количестве участвующих в выборах, ни на значимости самого курултая. И тем не менее, заявил Ф. Халилов от имени Оргкомитета, наши двери открыты для всех.

Р. Рефатов

От редакции: редакция газеты «Авдет», поддерживая идею курултая, помещает на своих страницах материалы, освещающие ход подготовки к нему. При этом мы рассчитываем публиковать в основном мнения наших соотечественников, каких бы позиций они не придерживались. С целью оказания практической помощи в организации курултая силами редакции размножены документы Оргкомитета общим тиражом 1405 экз.

 

Суд отложен, но все еще впереди

На 11 января 1991 г. в Судаке был назначен суд по иску Беляла Османова, проживавшего до 1944 г. в с. Тарах-Таш (Дачное) Судакского района.

Его заявление содержало жалобу на конкретные действия председателя Дачненского сельсовета Жукова. Было обжаловано и решение местного Совета, в котором отказано в предоставлении части дома Османовых, после смерти ее последней владелицы.

Заявления подобного рода далеко не новость в народных судах Крыма. Однако суд даже не приступил к рассмотрению настоящего дела. Заседание было отложено на неопределенный срок. Были предъявлены претензии по части протокольных вопросов, в частности, суд не может рассмотреть жалобу на председателя сельсовета Жукова, пока оно не будет рассмотрено в вышестоящем Совете. В то же время эта жалоба может быть рассмотрена лишь в течение месяца со дня вынесения решения. Месяц, увы, истек.

Как видно, закон не торопится становиться на сторону пострадавшего народа. Хотя, как известно, всякому конкретному реабилитированному лицу возвращается и доброе имя, и все имущество.

Но, принимая на съезде известную Декларацию, депутаты, видимо, предусмотрели возникающие сегодня вопросы и приложили к Декларации (для служебного пользования) документ, в котором сказано: «без возврата имущества».

- Пока не будет принят правительственный документ, предметно рассматривающий проблему крымских татар, никакой суд не в состоянии решить вопрос возврата имущества. У нас нет права на установление собственности, — объясняет народный судья Судакского райсуда В.М. Ведь.

И добавила:

- По этому поводу нас консультировали на специальных совещаниях, где категорически заявлялось — всем крымским татарам в иске отказывать.

Но тем не менее народ простаивает у зданий судов, ведет многолетнюю волокитную борьбу за возврат разграбленного государством имущества и будет требовать справедливого решения.

Г. Курталиева

 

Приказано «не пущать»!

9 января текущего года в г. Симферополе в кинотеатре им. Шевченко состоялся просмотр историко-хроникального фильма «Моя родина — Крым». Цель просмотра — принятие решения: быть или не быть этому фильму в широком прокате. А вынести решение должны были представители исполкомов, а также члены комитета по делам депортированных народов во главе с Ю. Османовым.

На просмотр по стечению обстоятельств попали и крымские татары, представители самостроев, что, конечно, было нежелательно для чиновников.

Что же это за фильм, судьба которого зависела от местных чиновников? Им и тов.Балагуре было решать, показывать ли широким массам фильм или забросить его пылиться на полки повыше. Это и понятно, ведь в киноленте красной нитью проходят варварские преступления великодержавной Российской империи и трагедия порабощения коренного народа Крыма.

Фильм начинается с повествования записок крымского судьи Сумарокова ко двору. Ее Величества императрицы Екатерины, где он настаивает на определении внутренней политики, на аннексии Крыма и выселении оставшихся в живых крымских татар в Оренбургскую и Астраханскую степи на вечные времена.

Рассказано в нем и о беспрецедентных преступных актах выселения крымских татар в 1944 году самой «гуманной» системой и ее армией. Лента всесторонне показывает экономическую, хозяйственную и культурную жизнь крымских татар и процветание Крыма при их умении бережно обращаться с землей и природными богатствами.

После просмотра фильма началось его обсуждение. «Балом» правил зампред облисполкома Балагура, который и сделал свое заключение: он бы не желал, чтобы появился другой такой фильм. «Незаурядную» эмоциональность проявил другой зампред, но уже Симферопольского райисполкома, Глобин. Особенно злобствовали «кинолюбители» в отношении тех эпизодов, где, на наш взгляд, авторы фильма («Киевнаучфильм») пытались сотворить чудо: пробудить в одеревеневшем сознании невежд трезвость взглядов, знание исторической правды. Отрицательные эмоции выплескивались ими именно тогда, когда экран говорил о положительном образе крымских татар и бережном их отношении к своему отечеству – Крыму.

Мы не беремся судить об отношении цензоров к своим национальным ценностям. Но то, что Глобин и его коллеги назвали правдивые рассказы очевидцев, участников партизанского движения в Крыму провокацией, не делает им чести. Провокацией для них было и цитирование комментатором фильма историка Е. Маркова (1856г.):

«Вместо того, чтобы гнать и стрелять воров, чиновников, мы гнали и стреляли самое безобидное племя из крымских племен — татар».

Чиновничий суд в лице «компетентных» лиц из исполкомов, радетелей за судьбы народов, проживающих в Крыму, не соизволил разрешить фильм показу по крымскому телевидению. Пока у чиновников конца 20 века с лозунгом «Разделяй и властвуй» все в порядке.

С. Халибаев, Я. Сейтмеметов, Р. Челебиев, Р. Абдуллаев

 

Стрелять еще не разучились

Уважаемая реакция.

Прочел вашу газету «Авдет» № 7 и возмутился до глубины души. Причину расскажу. Я родом из Крыма. До войны жил с татарами, жили дружно, но вот грянула война и почти все татары одели повязки полицаев пошли в карательные отряди, хотя до войны вашей нации были все привилегии, вы считались отсталой нацией угнетенные царской властью вам все было дозволено налогами вы не облагались, женщины не работали, только курили косью ножку, мужчины занимались хлебопашеством и овцеводством дома были не мазанные аулы. И эта «отсталая» нация образовала карательные отряды устроила поголовную резню русских думали, что все кончено Гитлер завоевал когда погнали немцев татары, чувствуя свою вину, тоже просились в немецкую армию, но немец не дурак он назвал вас предателями и сказал вы продали свою родину продадите и нашу и начал вас стрелять вот и получились погибшие татары за «родину». Вот пришли наши конечно надо было рассматривать многие татары воевали на стороне русских, но шла война и разбираться было некогда, тем более что неизвестно как укрепится франт и что ваша нация еще может натворить вас вывезли в Среднюю Азию, куда вывозили детей от бомбежки и голода. Теперь вы возвращаетесь это хорошо, но почему вы думаете, что вам все позволено, вы считаете себя хозяевами. А мы которые голодные и холодные восстанавливали Крым от разрухи, считаете квартирантами разве это справедливо? Вам все подавай на блюде что вы хотите? Я житель Степного Крыма и очень ждал своих земляков, но мои земляки приехали и только по горсточке земли взяли в платочки и мотанули в Южную часть Крыма вам подавай Евпаторию, Алушту, Алупку и т.д. то есть доходные места захватили плодородные земли, где можно не работать заниматься своими огородами продавать в 10-20 раз дороже. Так вы делали и в Средней Азии приехали в золоте, с кучей денег, на машинах, так поступаете и в Крыму и все считаетесь «мучениками». Пусть бы хоть один русский захватил клочок земли его бы вышвырнули и не спросили бы фамилии, а вы своим горлом все берете. Вам идут на уступки, а вы еще и еще требуете. Почему не заселяетесь в степных районах?

Вот поэтому и обостряются межнациональные отношения. Приехали так будьте как все равны, а не требуйте привилегии. Митингуете, грозитесь Карабахом. Вы уже в 1943 году сделали Карабах и что с этого получилось?

Вас вышвырнули и теперь грозитесь не пугайте мы стрелять еще не разучились.

Прошу опубликовать мою статью.

Ив.Ив.Горбунов.

От редакции. Вот такое вот письмо «откровение» прислал нам некто Горбунов И.И. из г. Керчи, хотя почему-то на его конверте стоит штемпель пгт Ленино. Поэтому мы поначалу даже засомневались: Горбунов ли это на самом деле? А вдруг какой-нибудь Иванов, Петров, Сидоров? Ведь прибег же человек, решивший выплеснуть всю «боль своей души», к «конспирации» со своим действительным домашним адресом.

Несмотря на ограниченность газетной площади, мы решили поместить «дружественное» послание Горбунова полностью. И править его не стали: как написал, так и напечатали. Но дело, однако, не в этом, а в том, что для нас было важно показать, как живуч среди некоторой части русскоязычного населения стереотип мышления по отношению к крымским татарам. Тот стереотип, который крымские власти и псевдоученые вдалбливали в головы людей в течение нескольких десятилетий. Словно и не было в последние годы никаких правдивых публикаций в прессе о нашем многострадальном народе. А если и были, то, видимо, не для таких людей, как Горбунов И.И., которые лучше кого бы то ни было «знают» про крымских татар. Ведь пишет же он, что до войны жил с нашими в степном Крыму. Вот только жил ли он на самом деле? Что-то не верится, ибо те, кто жил с татарами не говорят, что почти все наши соотечественники с приходом немцем «одели повязки полицаев, пошли в карательные отряды», и лишь небольшая их часть воевала «на стороне русских». А что, тов. Горбунов, кроме русских больше никто не воевал?

Ладно бы наш корреспондент говорил только о довоенной и военной жизни татар. Так нет же, он еще и «прекрасно знает», как мы жили в Средней Азии – «занимались огородами, спекулировали» и т.д. иначе откуда, мол, столько золота, кучи денег и столько машин.

Господи, как все это примитивно! Неужели вы, тов. Горбунов, и в правду верите в то, о чем пишите? Мы лично не верим, ибо знаем, как вас и вам подобных оболванивала официальная пропаганда. Плоды этого, что называется, налицо. Вы даже договорились до того, что начинаете стращать нас тем, что «еще не разучились стрелять». Ну что ж, многие «ворошиловско-бериевские стрелки» еще живы и не разучились стрелять в народ – женщин, стариков, детей. Им только дай приказ. Может быть, и вы ждете такого приказа?

Очень жаль, что вы никак не хотите понять, что руками именно таких, как вы людей, власти устраивают свои дела, достигают своих корыстных целей.

 

Отказался судить

16 января 1991 г. в нарсуд г. Бахчисарая была доставлена А. Азаматова по обвинению в участии в прошлогоднем митинге по правам человека. Угрожая ей сначала 15-ю сутками ареста, а затем 2-мя месяцами принудительных работ, народный судья Кошелев, после того, как он выслушал все доводы А. Азаматовой, отказался ее судить. В тот же день она была освобождена.