1991 Авдет №17 (25 липня)

АВДЕТ

ИЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

Слово за Янаевым

В апреле в Москве состоялась встреча авиаторов — крымских татар, членов инициативной группы, с заместителем министра Гражданской авиации В.В. Замотиным, курирующим вопросы кадров и социального развития отрасли. Во встрече принимали участие представители объединения авиалинии Украины и Симферопольского авиапредприятия.

Она была организована по просьбе инициативном группы,  не удовлетворенной ответом Министерства гражданской авиации (МГА) на обращение, в котором уже сообщалось в печати (напомним, что речь шла о поставке в Симферопольский авиаотряд трех самолетов «ТУ-154″ и финансирование индивидуальных жилых домов для авиаспециалистов — «Авдет», № 5 1991 г.)

В ходе беседы, длившейся около двух часов, выяснилось, что МГА по-прежнему считает себя неспособным решить проблемы, ссылаясь при этом на следующие причины:

- распределением авиатехники по предприятиям занимаются Управление ГА, и министерство в их дела не вмешивается, хотя и выступает в роли заказчика и распределяет самолеты по Управлениям,/p>

- средств, необходимых для финансирования строительства в Крыму жилья для авиаспециалистов – наших соотечественников у министерства тоже нет./p>

Остались без ответа и некоторые другие вопросы. В настоящее время инициативной группой направлено письмо в адрес вице-президента СССР Г.И. Янаева с кратким изложением проделанной работы и просьбой о выделении времени для встречи./p>

Нури Бейтуллаев,
борт-механик самолета «АН-24»
Ташкентского авиапредприятия

 

Штаб по расселению крымских татар информирует:

В штаб по расселению крымских татар продолжает поступать информация о том, что на самостроях идет торговля земельными участками. У крымских татар (фамилии по их просьбе не называем), пожелавшим обустроиться в лагере самостроя в с. Пионерское, потребовали 5 тысяч за участок: 2,5 тысячи, якобы на подкуп должностных лиц, остальную половину — в кассу ОКНД. Люди, занимающиеся этим, называют себя посредниками.

Поступили также сведения, что находящаяся несколько дней в штабе 3. Я. (фамилии полностью не называем до полного выяснения обстоятельств), записывая людей на уже занятые участки, объясняла им, что на оформление участка нужно внести 100 рублей и отработать 3 часа на личной автомашине. Это подтверждено письменным заявлением.

Симферопольское отделение ОКНД в штаб по расселению крымских татар заявляет о своей непричастности к изложенным фактам и просят соотечественников быть осторожными с людьми, которые, пользуясь трудным положением своих земляков, ищут способы личного обогащения.

 

Общество «Знание» не признало Курултая

В последнее время на предприятиях г. Евпатория лекторы обществ «Знание» проводят беседы о Курултае, которые носят откровенно антитатарский, подстрекательский характер. В частности, во время встречи с работниками трамвайного управления лектор Н.А. Григорьев заявил, что проведение Курултая было незаконным, а Меджлис может иметь статус только общественной организации.

Он обратился к слушателям с предложением оказать давление на депутатов с тем, чтобы Верховный Совет Кр. АССР не признавал решения Курултая и Декларацию о национальном суверенитете крымскотатарского народа.

Позиция лектора была поддержана абсолютным большинством присутствующих. В зале неоднократно раздавались возгласы: «Много захотели татары», «Гнать их надо из Крыма».

Мнение крымских татар по этому поводу общество «Знание» так и не узнало.

Н. Ибадуллаев

 

Подарок мусульманам Литвы

В начале июля в Каунасе состоялось открытие отреставрированной мечети, построенной в 30-м году литовским правительством для мусульман Литвы. Затем, с приходом в эту страну советской власти,  мечеть была превращена в хозяйственный склад, затем в столовую.

Новое правительство, затратив в это трудное для республики время более миллиона на реставрации, вернуло ее верующим.

На открытии мечети присутствовал муфтий Толгат Тоджиддин, имам Московской мечети Равиль Байнутдинов, вице-президент Литвы Чесловас Станкявичус, мэр Каунаса Зигмас Вайшвила, представители посольства Турции – Умит Ярдым, Иордании – Арофат Мухаммед Аднан и другие.

Также были приглашены представители татар СССР, Польши, Румынии, члены религиозных общин Англии. Мусульман Крыма представляли члены Меджлиса Ибрагимов Сеитджелил-эфенди и Шевкет Кайбуллаев.

Сообщение об этом событии транслировалось через каналы СМИ телевидением Саудовской Аравии.

Гости Литвы, посещая многие города и деревни, принимая участие в открытии выставки  и пресс-конференции, принимая приветствие премьер-министра республики, имели возможность познакомиться с религиозными, культурными социальными аспектами жизни литовских татар.

Информотдел ОКНД

 

Информслужба Меджлиса сообщает

22 июля Председателем Меджлиса Мустафой Джемилевым было направлено заявление на имя прокурора Кр. АССР З.Д. Тесака по поводу опубликованного в газете «Ленинец» (№ 29 от 20 июля 1991 года) решения № 238 Симферопольского райисполкома «О противоправных действиях, совершаемых крымскими тарами на землях совхоза «Пригородный».

В нем, в частности, указано, что данное решение предусматривает репрессивные меры не только против граждан крымскотатарской национальности, но против нескольких тысяч совершенно непричастных к этому инциденту людей. В частности в пункте 2 предписывается соответствующим органам прекратить оформление земельных участком, прописку лиц крымскотатарской национальности во всех сельских и поселковых Советах района. Таким образом, на лицо практика применения осужденного всем цивилизованным обществом преступного фашистско-большевистского принципа «коллективной ответственности» и заложничества, а также прямое нарушение прав человека из-за их национальной принадлежности, что является преступлением, подпадающим под действие статьи 66 УК УССР.

Председатель Меджлиса потребовал «немедленно аннулировать преступное решение и привлечь его авторов к уголовной ответственности по соответствующим статьям УК УССР».

 

Джами – первая в районе

В конце июня в с. Раздольное Ичкинского (Советского) района состоялся первый после долгих черных лет байрам-намаз в возрожденной Джами. Почтенный молла Мустафа Узунбаджак  начал свою праздничную мессу в 5.20 утра. А готовились к этому событию около двух месяцев. Силами 80 семей крымских татар в селе было отремонтировано и приспособлено для проведения религиозных мусульманских обрядов здание старого хозяйственного магазина. Ф. Халилов, Р. Гафаров, Э. Абибуллаев, ставшие в селе инициаторами открытия Джами, считают, что теперь она станет культурным центром крымских татар.

Л. Юнусова

 

 

12-е заседание ЦС (ОКНД)

13 июля 1991 г. в п. Кореиз (Ялта) под председательством Шевкета Кайбуллаева состоялось заседание Центрального Совета ОКНД, где были рассмотрены следующие вопросы:

-подготовка к очередному съезду ОКНД;

- регистрация Устава ОКНД;

- задачи ОКНД в свете решений Курултая;

- разное.

По первому пункту повестки было принято решение, провести очередной съезд ОКНД 23-25 августа 1991 г. в г. Бахчисарае. Норма представительства на съезде — по 2 делегата от каждого районного и по одному — от первичных отделений ОКНД. Полномочия делегатов съезда должны быть подтверждены соответствующими протоколами.

В числе подлежащих рассмотрению на съезде вопросов предусматриваются: отчеты председателя, руководителей отделов Центрального Совета и Ревизионной комиссии ОКНД, выработка программы деятельности ОКНД на ближайшую перспективу, внесение изменений и дополнений в Устав ОКНД, выборы Центрального Совета, Ревизионной комиссии и председателя ОКНД.

Выступая по второму пункту повестки, М. Джемилев ознакомил участников заседания с поступившим в его адрес ответом начальника Управления общественных объединений Министерства Юстиции СССР А.И. Кузьмина от 11 июля 1991 г., в котором приводятся мотивы отказа в регистрации Устава ОКНД.

Было принято решение поручить правовому отделу Центрального Совета подготовить к предстоящему съезду свои замечания и предложения по возможным изменениям и дополнениям в Уставе ОКНД.

В ходе дискуссии по третьему пункту повестки были обсуждено, от каких своих прежних функций ОКНД должна отказаться в связи с избранием Меджлиса крымскотатарского народа, формы взаимодействие между отделениями ОКНД на местах и создающимися по решению Курултая органами местного самоуправления крымских татар, вопрос о временной передаче в распоряжение Меджлиса некоторого технического оборудования ОКНД.

В разделе «разное» были подробно обсуждены действия председателя общества имени И. Гаспринского, члена ОКНД Наримана Ибадуллаева на Курултае и вечером 29 июня 1991 г. возле Ханского дворца в г. Бахчисарае, где он с несколькими членами общества организовал пикет против проведения в Ханском дворце аукциона «Южная ночь».

Участники заседания осудили некорректное поведение Н. Ибадуллаева по отношению к Курултаю и особенно, его необоснованные и оскорбительные выпады в адрес председателя Координационного центра по возрождению крымскотатарской культуры. Было принято к сведению заявление Н. Ибадуллаева о том, что мнение Центрального Совета ОКНД по этим вопросам будет доведено до сведения всех членов общества имени И. Гаспринского и будут сделаны соответствующие выводы.

Член исполкома ОКНД Куртсеит Абдуллаев сообщил, что в настоящее время в Крыму против кооперативов и хозяйственных единиц крымских татар действуют около сотни рекетиров, причем наблюдается определенная согласованность преступных элементов с действиями против крымских татар местной административной власти. В этой связи были обсуждены некоторые защитные и профилактические меры.

Информотдел ОКНД

 

Гражданская война в Крыму? Депутаты – за

Утром 12.07.91 г. в штаб по расселению крымских татар, находящийся по адресу Чехова, 17, при­был работник Симферопольского райисполкома Мартынов, чтобы по его выражению официально заявить, что вследствие новых фактов «самозахватов» на землях Дзержинского сельсовета в районе сельскохозяйственного института узаконение земельных участков на территории всех самостроев в Симферопольском районе прекращается.

Как нам сообщил  С. Кадыров, штаб к новым акциям самовозвратов земли в этом году еще не приступал. В районе сельхозинститута проводятся работы по доукомплектованию в соответствии с генпланом, кстати, переданном властям еще в прошлом году. Работа же по узаконению самостроев прекращена райисполкомом много раньше этого «официального заявления».

Как затем выяснилось, утром этого дня исполком Симферопольского районного Совета принял решение под 238 «О противоправных действиях, совершаемых крымскими татарами на землях с-за «Пригородный», в котором, в частности, есть следующие пункты:

1. Во исполнение Указа Президиума Верховного Совета УССР от 26.12.90 г. директору с-за «Пригородный» В.А. Петрову, председателю Мирновского с/с А.Я. Пенеджи принять меры к приостановлению и сносу самовольно возведенных строений. Начальнику Симферопольского РОВД (И.А. Волик) обеспечить соблюдение общественного порядка при разборке незаконно возведенных строений, к нарушителям применить установленные Законом меры. (Подчеркнуто нами – Ред.)

1. В связи с допущенным правонарушением до ликвидации самовольных строений и наведения должного порядка, временно приостановить оформление земельных участков, прописку лиц крымскотатарской национальности во всех сельских и поселковых Советах.

Решение должно вступить в силу 18.07.91 г.

Начиная с 16 июля, 3 дня самострой по очереди посещали высокие гости. Сначала заместитель председателя Комитета по делам депортированных народов Чебышева, затем представитель ОВД Водопьянов и председатель райисполкома Казак, Все требовали одного — освободить занятые земли. Результатом этого «челночного» визита стала встреча в РОВД Симферополя представителей штаба по расселению крымских татар с начальником РОВД Воликом, прокурором района Колосовым и завотделом Совмина Неклюдовым, которая состоялась 19 июля. На ней было решено провести на следующий день совместную встречу с представителями район­ной власти.

Симферопольское отделение ОКНД совместно с штабом по расселению крымских татар со своей стороны выработали заявление на имя председатели ВС Кр.АССР Багрова. Оно было также передано прокурору района Колосову. В нем, в частности, говорится, что «необдуманные действии со стороны управленческого аппарата района могут привести к конфронтации, последствия которой трудно предсказать» и что «органы умышленно затягивают решение вопроса узаконения самостроев крымских татар, тогда как не прекращается усиленная раздача земель вновь прибывшим мигрантам». В сложившейся ситуации штаб и отделение ОКНД «вынуждены заявить, что в случае причинения малейшего ущерба любому из существующих городков самостроя и невозобновления узаконения городков в двухнедельный срок члены штаба снимают с себя ответственность за соблюдение всех пунктов, ранее принятых совместно с властями договоренностей».

История эта продолжилась 21 июля, на сессии так называемого Верховного Совета Кр.АССР, где после более чем эмоционального выступления прокурора области Тесака, потребовавшего от депутатов санкций на снос самостроев, буквально началась шовинистическая истерия. Депутаты видимо с испугу, что с избранием Меджлиса крымскотатарского народа в Крыму создано «параллельное» правительство, 175-ю голосами поддержали откровенно антитатарское решение. Причем в этом вопросе коммунисты и «демократы»проявили завидное единодушие. К счастью, на сессии не было кворума.

Но тем не менее это наводит на размышления. Романтики гражданской войны, вооруженные депутатскими мандатами, даже не задумавшись проголосовали за то, чтобы Крым продолжил трагический ряд: Сумгаит, Тбилиси Баку, Вильнюс. Можно много говорить об излишней экспансивности или безнравственности депутатского состава, но что такие люди не имеют права на власть — вне сомнений.

22 июля по этому вопросу в Симферопольской райисполкоме состоялось совместное совещание членов Меджлиса с представителями районной власти и Комитета по делам депортированных народов, в присутствии зампредседателя Совмина А. Балагуры. В результате встречи была достигнута договоренность о приостановлении на 10 дней любых действий, как со стороны райисполкома, так и со стороны штаба по расселению крымских татар. Меджлис за это время должен выработать свою позицию по данному вопросу.

Л. Буджурова

 

В Верховном Совете

В редакцию газеты «Авдет» поступила стенограмма совместного заседания Совета Союза и Совета Национальностей от 27 мая 1991 года (утреннее заседание).

На нем депутат Д. Кугультинов, отметив, что «Крымская республика восстановлена, но ни один крымский татарин, который был в ссылке, не принимает участия в работе Совета Федерации», сказал, что «названные народы (немцы и крымские татары. – Ред.), которые имели государственные образования … должны принять участи в работе над Союзным Договором».

На это председательствующий А. Лукьянов, при поддержке депутатов от Крыма Ю. Кольцова и Э. Тихоненкова, ответил:

- Я бы сейчас не стал открывать дискуссию по поводу представительства того или иного населения. Дело в том, что  организация крымских татар, о которых Вы говорите, призывала вообще не участвовать в референдуме, который проводился в  Крыму. Это тоже известно. Крымским татарам предложен ряд мест — об этом Вы тоже хорошо знаете. Сейчас не время говорить о подробностях, но Крымская автономия, которая существовала, не  была крымскотатарской автономией.  Это была Крымская автономная республика.

Как видим, позиция председателя Верховного Совета со времени посещения его делегацией крымского «Союза спасения славян» не изменилась. Тогда, как, впрочем, и сейчас, он заверил, что не допустит татаризации Крыма. По повод же экскурсов знатного поэта в истории Крыма приходит на ум чеховский персонаж, у которого знания, опыт, элементарную логику заменяла фраза «этого не может быть, потому что не может быт никогда». Хотя, следуя за аргументами Лукьянова, можно перефразировать: «этого не может быть, потому что я этого не хочу».

Л. Буджурова

 

 

Закон покаяния

На сессии Российского парламента был принят в первом чтении законопроект «О реабилитации жертв политических репрессий».

М. Захаров, председатель Комитета Верховного Совета РСФСР по социальной политике, назвал этот закон «законом покаяния». Ведь процесс реабилитации начался почти 48 лет назад, но до сих пор не завершен. Тем не менее наметился его переход на законодательную основу. Законопроект предусматривает право возвращения реабилитированных в населенные пункты и местности, где они проживали до применения к ним репрессии, признает гражданами республики лиц, лишенных гражданства, без их на то просьбы. Для реабилитированных, непосредственно отбывавших наказание в виде лишения свободы, устанавливается денежная компенсация в размере 140 рублей за каждый месяц лишения свободы, но не более чем 25 тыс. рублей. России этот законопроект обойдется в 588 млн. рублей.

Признаны незаконными репрессии внесудебных органов ОГПУ, НКВД, МГБ в период 30 -50-е годы по политическим мотивам, проводимые в отношении крестьянства в период коллективизации, отменены незаконные акты против народов, подвергшихся насильственному переселению (в том числе и крымские татары) и ограниченных в правах по национальному признаку. Подлежат реабилитации все осужденные судами по политическим делам, подвергнутые уголовным репрессиям различными органами, которым противоправно были переданы судебные функции.

Более чем чудовищное, небывалое в цивилизованном мире преступление, совершенное 18 мая 1944 года с крымскими татарами, происходило в пределах тогдашней России. Поэтому, может быть, этот закон, наконец, расставит все на свои места. По крайней мере мы вправе этого требовать.

А. Шевченко,
г. Москва

 

 

Мы – крымские татары

Для того чтобы уничтожить народ, нужно соблюдение трех условий: лишение территории, на которой обитал этот народ, языка и национальной психологии. О территории и языке скажу позднее, а вот третий пункт заслуживает особого внимания. Что такое национальная психология? Это то, что крымского татарина делает крымским татарином, грузина — грузином, литовца — литовцем.

Для того, чтобы уничтожить народ, нужно убить в нем самосознание, что и делалось в Российской империи на протяжении 70 лет, когда все национальное вытравливалось, как националистическое. Для этого применялись все средства массовой пропапанды: печать, телерадиовещание, художественная литература, искусство. Что ни фильм (книга) нацмен-дурачок, а уму-разуму его учит «старший брат» — этакий благородный герой. В советской литературе воспевать князя Игоря — поощрялось, Алима Айдамакьа — запрещалось. У крымских татар же плюс ко всему добавилось упорно вдалбливаемое сознание «вины»- сначала татаро-монголы, потом татары-предатели. Вот и готов комплекс неполноценности и очень многие стеснялись называть свою национальность и предпочитали представляться Яшкой вместо Якуба, Мишкой вместо Мемета, Жориком вместо Джафера и т. д. Вот так уничтожается национальная психология.

Таким образом апологеты неоколониализма под маской интернационализма ассимилируют малочисленные народы, ставя конечной целью создание единого советского народа, говорящего на одном языке, на каком именно, думаю, уточнять не приходится. В результате упорной интернационалистической деятельности мы стали стесняться не только своих имен, но и истории, хотя толком её не знаем, ибо она тоже в перевранном виде представлена нам в единственном источнике, в свете трудов Маркса- Ленина-Сталина…

На сегодняшний день, едва с гордостью осознав себя крымскими татарами, едва почувствовав свое «Я», с подачи все тех же интернационалистов мы мечемся в поисках самоназвания. «Татарин» нам не подходит, т.к. в исторических документах о них нехорошо отзываются — лучше быть «къырымлы» или «кьырым тюрклери» и войти в истории «чистенькими».

Можно аплодировать великолепной работе великодержавных интернационалистов: национальная психология сломлена — мы ищем оправдания. Мы — не мы. Хотя что-то не помнится, чтобы итальянцы отрекались от своего имени только от того, что из Италии исходила инквизиция и фашизм, немцы тоже не отрекаются, хотя 50 лет «немец» и «фашист» у многих в Союзе сливаются в единое понятие, и евреи остается евреями. История — она уже есть, ее не исправить, также как и самоназвание.

Я верю в свой народ, в его интуицию, силу разума. Несмотря на многочисленные гонения, травли, он все равно всегда стремился к Крыму, воспитывая подрастающие поколения на сказках и песнях, воспевающих родину: «Татарларнынъ ветаны бар…», «Къайтып кельди татар санъа…» Как можно еще сильнее заявить о себе, о том, кто ты есть и для чего пришел на эту землю? Непонятно, кому нужно сейчас поднимать вопрос о самоназвании, тем более, что предложенные варианты не отражают представления о конкретном народе и поэтому не оправданы. «Татары» — исторически зафиксированный народ с древними корнями, о чем говорит сама структура слова: «тат» + «ар», как и «хаз» + «ар», «ким» + «ер», «шум» + «ер» и т.д., где «ар-ер» — земля, место, а «тат» или «хаз» это уже самоназвание. Почему-то эту очевидную вещь никто не замечает. Всех угнетает то обстоятельство, что где-то в русских источниках татары указаны как злодеи или выходцы из ада. Пусть даже так, но это лишь доказывает то, что мы были.

А что такое «къырымлы»? Если серьезно подходить к этому вопросу, нужно разобраться детально; кьырымлы — это уроженец Крыма. Так же, как и Гаспралы — уроженец Гаспры, Озенбашлы — уроженец Озенбаша и т.д. Другими словами, кьырымлы (крымцем) может стать любой, кто родился в Крыму. И самоназванием это слово может стать лишь, в том случае, когда в процессе ассимиляции на данный момент населявшие Крым народы сольются в единую «нацию». (Кстати, наметки этого видны в романе В.Аксенова «Остров Крым»). Вот тогда это будет исторически обусловленное название. А сейчас нет. Потому что у «кьырымлы» нет прошлого, хотя бы такого, как у «кырым татары», и в истории не зафиксирован факт существования такого народа. А если еще вспомнить, что в Крыму жили греки, караимы, крымчаки и т. д., которые тоже вправе претендовать на название «хьырымлы», ведь они тоже родились и сформировались в Крыму, то, по-моему, совершенно очевидна необоснованность предлагаемого названия.

Что же касается варианта «кьырым тюрклери», то так нас назвали в Турции, хотя по происхождения мы — тюрками не являемся. Турки, видимо, для чистоты нации, чтобы не было слишком много чужих, уподобили нас себе, а для того, чтобы как-то выделить, добавили слово «къырым». За рубежом Турция — единственное тюркоязычное государство. В Союзе же тюркоязычных народов достаточно для того, чтобы  с названием «къырым тюрклери» внести путаницу. С тем же успехом узбеки могут называться узбек тюрклери, казахи – казах тюрклери и т.д. И опять у названия «къырым тюрклери» нет исторического прошлого. Возможно, у тех, кто живет за рубежом, оно есть, но к нашему народу это никак не может относиться.

На сегодняшний день остановите любого нашего соотечественника и спросите о его национальности — он ответит «крымский татарин». Последние события, связанные с ростом самосознания, возвращения, укрепили его в мыслях, что он крымский татарин и может гордиться этим, и, думаю, вполне оправданно.

Сейчас нужно ставить вопрос о том, чтобы в документах у нас было записано не просто татарин, а крымский татарин — думаю большинство это примет. В нагнетании обстановки вокруг самоназвания (еще год назад никому всерьез не приходило в голову менять крымских татар на что-либо другое) я вижу лишь попытку увести разговор в сторону. Другого объяснения неожиданно вспыхнувшей вдруг «эпидемии» вокруг самоназвания я не вижу. Пока мы будем судить да рядить, кто мы: «кьырымлы» или «кьырым тюрклери» — грачи и балагуры будут благополучно властвовать.

А сейчас вспомним про те два факта, о которых упоминалось — наличие территории и языка. Территории у нас пока нет, ибо автономия признана не национальной, а по территориальному признаку. Языка тоже почти нет — мы с вами говорим по-русски. Поэтому не нужно отвлекаться на подставленную кем-то и подхваченную горе-историками тему — самоназвание. Оно у нас есть — крымские татары. Сегодня нам нужно решать важнейшие, животрепещущие вопросы власти, государственности, статуса языка и другие, накопившиеся за долгие годы изгнания, проблемы.

При существующей системе, без гарантии на обладание элементарными правами человека, без  соблюдения прав нации и без предоставления суверенитета, будь мы трижды «кьырымлы», «кьырым тюрклери» или даже «наместники Аллаха», мы не освободимся от комплекса второсортности, ибо мы — это мы. И тогда надо будет что-то менять: или систему, или психологию.

Э. Чатал

 

 

Демократ-перекупщик

Шевкет и Татьяна Исмаиловы купили дом, как и тысячи других татар, возвращающихся на родину, передав деньги бывшему хозяину и получив от него расписку. Оставались некоторые формальности — нотариально оформить сделку и прописаться. Но тут выяснилось: для того, чтобы прописаться, необходимо получить согласие владельца земли — совхоза «Пятиозерный» Красноперекопского района о перезакреплении земельного участка за новыми хозяевами. И как всегда, когда крымский татарин напрямую сталкивается с государством, последовал отрицательный ответ.

Больше того через несколько месяцев директор совхоза К.М. Шишкин, заплатив за этот же дом на 5 тысяч больше и заявив, что только совхоз является истинным хозяином дома, передает исковое заявление в народный суд Красноперекопска с требованием выселить семью Исмаиловых. Мотивировка простая — Исмаиловы проживают в доме без прописки, добровольно его освободить отказываются.

Листаю многочисленные бумаги, которыми обросло это дело, и вижу — ни Красноперекопский райнарсуд, ни судебная коллегия по гражданским делам Крымского областного суда ни словом не обмолвились о том, что Исмаиловыми деньги за дом давно выплачены прежнему владельцу, а оформление затянулось только из-за позиции директора.

Кстати, в соседних совхозах живет по 40-50 семей крымских татар, а в «Пятиозерном» — всего  8 (из них 5 — в самом отдаленном селе). Ну что тут поделаешь, если Шишкину рядом с татарами жить не хочется.

Но, как заявил Иван Иванович, когда мы с членом УРП, корреспондентом газеты «Самостійна Україна» Анатолием Зубковым пытались добраться до него сквозь толпу возмущенных крымских татар, собравшихся со всего района, чтобы протестовать против явного самодурства, «главное, чтобы все было по закону».

Об отношении же Шишкина к закону говорит хотя бы статья в местной газете, появившаяся весной этого года, где он обвиняется в присвоении совхозной видеотехники. Но директор и здесь выкрутился, объясняя появление статьи кознями районного руководства, стремящегося подмочить его репутация истинного демократа.

Рабочие совхоза такое «объяснение» молча проглотили, только впоследствии жаловались: «Когда директор баллотировался в депутаты областного совета, то обещал дом себе построить в самом дальнем и заброшенном селе — Рисовом. После избрания — построил себе особняк на центральной усадьбе рядом с конторой». Действительно, как «слуге народа» выполнять свои обязанности, находясь вдали от избирателей.

Настораживает в этой истории и то, что во время предыдущих попыток выселения в качестве наблюдателей присутствовало около десятка милиционеров, в этот же раз появились только грузчики, а милицию заменил мотоцикл с коляской, в которой лежали обрезки арматуры. Видимо, кто-то очень рассчитывал, что они пригодятся. Лишь после прибытия участкового и «грузчики», и мотоцикл с железками исчезли. После этого и направилось более полусотни крымских татар в кабинет к «демократу», требуя от Шишкина отозвать исковое заявление, и после многочасовой осады добились обещания принять Исмаилова на работу в совхоз и передать ему его же собственный дом.

Правда, словам мы не очень-то привыкли верить, но время покажет. В любом случае и директор совхоза, и те, кто стоит за его спиной, могут быть уверены — больше никого из наших домов им выбросить не удастся.

Т. Мамедов

 

Документ эпохи Возвращения

Главным архитектором Бахчисарайского района В. Баранником составлен небезынтересный документ, в котором он, после проверки застройки шестого микрорайона г. Бахчисарая, предлагает председателям рай- и горисполкомов А. Перепадину и Б. Когену свой вариант использования неосвоенных крымскими татарами участков и высказывается по поводу законности возводимых ими построек.

В документе указано, что по причине неосвоения крымскими татарами 33,8% участков складывается нетерпимая обстановка, которая приведет в будущем к конфликтной ситуации между соседями, нарушениям генплана из-за искажения границ земель. К тому же в настоящее время ведется проектирование седьмого микрорайона, вынос границ которого в натуре будет произведен в июле месяце. Одновременное же освоение и 6-го и 7-го микрорайонов по-Бараннику чуть ли не смерти подобно.

А посему, необходимо определить сроки освоения «недостроенных участков», «воздержаться от немедленного освоения 7-го микрорайона», «территории, запланированные под объекты соцкульбыта отдать во временное пользование под огороды»

А главное — «привлечь застройщиков за самовольное строительство».

Остается позавидовать находчивости главного архитектора в желании затянуть возвращение крымскотатарского народа не на десять или двадцать лет – навсегда!

Г. Курталиева

 

15 июля – день рождения «Авдета»

Газете «Авдет» один год.

Что и как успела рассказать она в 27-ми вышедших номерах — судить читателям.

На развернутых ее страницах, словно на протянутых и просящих о помощи ладонях народа, переплетены линии судьбы и жизни, счастья и горя. И она, словно живая, говорит то неуверенным, то громким голосом.

Возможно, кто-то из читателей уже успел привыкнуть к неспокойным, спешащим  сказать правду, страницам независимой газеты. А кто-то и доселе спокойно живет без ее участия.

Но вряд ли уже представит свою жизнь без «Авдета» ее редакционная коллегия. Поэтому мы внимательно слушаем все замечания и пожелания наших читателей. Им слово.

Александр Подрабинек
«Эксперсс-хроника»

Начиналась «Авдет» на общем самиздатовском уровне, но за год, безусловно, есть улучшения. Последние номера стали лучше за счет разнообразия материала. Видно, что она делается разными людьми, коллективом авторов.

Мой совет — перейти на более современную технику; расширить круг тем, т.е. я хотел бы, чтобы она, как русскоязычная газета, была бы обращена не только к крымским татарам, но и ко всему населению. Это укрепляло бы контакты и предупреждало провокации со стороны властей и просто сделало бы ее интересной русскоязычному читателю.

Сейчас в «Авдете» меня больше всего устраивает информация.

Вильдан Шемьи-Заде,
Москва, общество «Крым»

Я бы очень хотел, чтобы «Авдет» скорее стала профессиональной газетой. Профессионализм  нужен во всем, начиная с чисто технического вопроса – верстки. Поменяйте шрифт, сделайте что-нибудь, чтобы газету можно бы нормально читать.

Говоря о содержании, хочется посоветовать «Авдету» — поменьше «перехлестов». Не нужно истерических всплесков эмоций. Выдерживайте тон нормальной профессиональной газеты.

Тимур Ибраимов-Марьянович
Член Ленинградского землячества
крымских татар

Я долгое время работал журналистом, и потому могу судить о газете профессионально. Я знаю ее с первого номера и вижу, как от номера к номеру она приобретает свой стиль, манеру подачи информации. На мой взгляд, «Авдет» — лучшая из всех татарских газет, она делается на высоком и очень интеллигентном уровне. Единственный ее недостаток — она быстро кончается. Есть и другие, но я ее слишком люблю, чтобы говорить об этом.

Я желаю «Авдету» стать настольной газетой во всех крымскотатарских семьях и поскорее стать многополосной.

Валерий Возгрин
Доктор исторических наук,
Член Меджлиса

Очень удачно и очень важно, что газета выходит на русском языке. Если хотя бы один русский случайно развернет «Авдет» — это уже результат, потому что не было еще ни одного пустого номера, каждый несет что-то интересное. Мне хотелось бы, чтобы газета была большего объема. Я не журналист, поэтому не могу давать каких-то рекомендаций, скажу только, что, как читателя, меня вполне удовлетворяет эта газета.

Александр Балагура
Заместитель Председателя Совмина Кр.АССР

Я очень внимательно читаю газету. Она для меня является источником информации, которая ко мне из официальных источников не поступает. Газета, по-моему, доходит до реальных тонкостей жизни возвращающихся крымских татар. Это ее положительные стороны.

Что касается отрицательных, то мне кажется, она в какой-то мере носит элемент тенденциозности или предвзятости, или старого мышления в подходах к тем процессам, которые происходят в Крыму. А в Крыму за последние полтора года многое изменилось. Со времени, когда была принята Декларация, прошло всего 18 месяцев, мы за эти 18 месяцев сделали то, чего не смогли сделать за 45 лет. И не видеть этого нельзя. Я считаю, что печатный орган, который имеет 8 тыс. читателей,  должен замечать и положительные явления. Нельзя газету строить на одних негативах.

 

Читаем письма

Украинцы в защиту крымских татар

Пишу от имени организации «Украинцы в защиту крымских татар». Ее создатель – писатель Станислав Тельнюк, безвременно ушедший от нас в прошлом году.

Два года назад, когда Станислав Владимироваич выступал с этой идеей, проблема репрессий и преследований стояла очень остро. Теперь правильнее было бы говорить не столько о защите, сколько в конкретной помощи.

С. Тельнюк — автор многих статей в защиту крымских, татар. То, что сейчас украинские демократы поддерживал; коренных жителей Крыма — во многом его заслуга. Он начиная первым, еще 20 лет лазал, благодаря переписке с П. Григоренко и письму Мустафы Джемилева, посланному в Союз писателей Украины.

Теперь мы — его молодые единомышленники продолжаем начатое дело. Надо признать, делаем это на более низком уровне, т.к. ни авторитета Станислава Тельника, ни его связей и возможностей у нас нет. Но есть обостреннее чувство справедливости и желание хоть чем-то помочь крымским татарам. Есть долг перед светлой памятью писателя.

Основные направления нашей работы таковы:

- пропагандируем среди украинцев актуальность крымскотатарского вопроса;

- говорим о необходимости создания именно национальной крымскотатарской автономии, как минимально приемлемой формы государственности, способной хоть как-то обеспечить выживание народа, его культуры и языка;

-объясняем нормальность доминирования крымскотатарского языка, необходимость его изучения всеми  для возрождения культуры крымцев и бесконфликтности сосуществования различных народов Крыма;

-готовим общественное мнение к тому, что создание независимого крымскотатарского государства (вне Украины) не составляет угрозы украинскому народу.

Вообще-то это больной вопрос, т.к. часть украинцев опасается выхода Крыма из УССР как начала раздела Украины. И даже те, кто вполне поддерживает естественное стремление крымских татар к созданию своего государства, не верит, что все окончится «выходом» одного лишь Крыма. Дескать за этим сразу последует «Львов — полякам!», «Черновцы — румынам!» и т.д.

Объясняем, что «лучше иметь доброго соседа, чем злого члена семьи».

Говорим о толерантности и веротерпимости крымских татар, «приход к власти» которых не означает, обязательной татаризации и мусульманизацмм Крыма. О том, что крымскотатарское национальное правительство будет заботиться о счастье и спасении не одного только татарского народа – оно считает священной своей обязанностью защиту безопасности и чести всех своих крымских соотечественников.

Люди воспринимают это очень хорошо. Поэтому надеемся, что и в следующих номерах подобные факты будут освещаться.

Это необходимо для разрушения старых стереотипов.

 — «Коли вже москалі дадуть татарам жити по-людськи?» — так прореагировал пожилой человек на стать>ю «Где же ты, Фатьме?»

У многих есть желание помочь ей (не могли бы Вы сообщить ее адрес в Тульской области или же адрес автора статьи — К. Руденко из с. Новониколаевка).

Упоминание о том, что «в Крыму ни одно выступление крымских татар не обходилось без хотя бы моральной поддержки украинцев» (из статьи Наримана Ибадуллаева), заставляет старик львовян прослезиться, а сердца молодых заполняться гордостью и желанием поскорее видеть крымских татар свободным народом.

Кстати, 18.05.91 г. во Львове были вывешены плакаты (в центре) на украинском и крымскотатарском языках, рассказывающие о депортации. Газету «Авдет» мы также вывешиваем в многолюдных местах, иногда передаем номера из рук в руки.

Был бы очень желателен выпуск хотя бы одного номера «Авдет», посвященный украинско-татарским отношениям.

Бизни унутманъыз!
«Къырымтатарларыны къорчалагъан
украинлер тешкиляты»
г. Львов

 

Непраздный вопрос

Вопрос, поднимаемый мною, лишь на первый взгляд кажется праздным.

Год назад я из большого города в Таджикистане переехала в Крым, в маленькое село. Там у меня было много друзей — крымских татар, знакомых, подруг. Здесь же, в Крыму, я чувствую себя никому не нужной, одинокой, растерянной.

Клуб есть, но меня не тянет на дискотеку, где собираются подвыпившие ребята и девушки. Так же и мои друзья, наверное. Как же нам снова собраться, объединиться? Как почувствовать себя хозяевами нашей земли, лучше узнать друг друга, заняться каким-то делом? А то ведь я знаю много молодых людей, которые живут сегодняшним днем, безразличны ко всему, ведут праздный образ жизни. Можно ли такое допускать.

С уважением, Ленура
Кировский район

От редакции: Как нам кажется, письмо заслуживает того,  чтобы его рассмотрели в Координационном центре по возрождению крымскотатарской культуры.

 

Я жду гостей

Дорогие мои. Сегодня на главной площади Киева приобрел вашу газету. Я читал и рыдал. Дело в том, что я простой украинец, по велению судьбы видел, тогда еще ребенком, то, что осталось после вашего выселения. Мы жили в Черниговской области Украины, кушать было нечего, ибо все отбирала по налогам коммунистическая власть, и в нашей деревне вывесили объявление о переселении в солнечный Крым. Отец мой, пришедший с войны, видимо, не подозревал, что сделали коммунисты с татарами Крыма, и мы поехали жить в Булганак, что возле Керчи. С нашего села переехало где-то 10 или больше семей. Много их и сейчас живут в Катерлезе и других селах.

Потом, после смерти отца и матери, уехал из Крыма. Но и сегодня я чувствую, что чем-то виновен перед хозяевами Крыма – вашим народом. Мне стыдно за свое безразличие в те годы. Мои родные и я жили в чужом, кем-то построенном доме, ели хлеб вашей земли. Поэтому напишите в своей газете, что я прошу простить меня и моих родителей. Я хочу, чтоб кто-то из ваших написал мне, и хотя я такой же обиженный, но хочу хоть чем-то компенсировать свою вину.

Сейчас я имею квартиру в селе под Киевом. Возможно, кто-то пожелает приехать в Киев или по делам, или отдохнуть, тогда моя квартира и мой стол к услугам моих бывших хозяев, моих будущих гостей.

В настоящее время я член Руха Украины. Мне 56 лет.

С уважением Д. Дуленко
255220 Киевская область,
Вышгородский район,
с. Н-Петровцы, ул. 1 мая,
д. 1, кв. 1

 

 

Ольга Константиновна из Тав-Бодрака

Жизнь этой старой русской женщины, как и многих ее подруг, изрядно потрепала жестокое время. Но удивительно, душа ее сохранилась чистой и прекрасной.

В ее речи причудливо переплетаются русские и украинские слова. Но акцент — его никогда ни с чем не перепутаешь — так разговаривает пожилые крымские татарки. А стоило ей только заговорить на чистейшем крымскотатарской, мне показалось — передо мною моя живая бабушка. Наверное, так подумали многие, ведь ее выступление на Курултае стоя приветствовали все делегаты.

В самое трудное время, с 1954 года, когда крымские татары стали приезжать в Крым, они находили приют у нее, Ольги Константиновны. Конечно, ей было нелегко, но она пережила и козни сельсовета, и угрозы КГБ. А когда появилось сообщение ТАСС, написала письмо Горбачеву, мол не было печей таких и не могли татары жечь людей.

Каждый день у нее гости, 28 человек прописала она у себя в доме. Условия невесть какие, хотела веранду пристроить, но председатель заявляет: нехай тебе татары дадут стройматериалы. Да и другие «смотрят плохо, татарской шпионкой называют».

Ведь приезжают к ней не только дети и внуки ее подруг детства, но и случайно узнавшие о ней: кто за советом, кто из благодарности. А то с телевидения вдруг нагрянут или с радио. Недавно снимали на пленку, как она чебуреки жарит.

Вот такая она — Ольга Константиновна. А. Корниясенко — стала после войны, когда татар вывезли. «Раньше меня в деревне называли Ольга-Костя, Константин то есть — это когда я с отцом жила. А замуж вышла — стала Ольга Павка».

Она до сих пор печет «кобете», делает «татараш», поет старые татарские песни, с трудом, но еще помнит латиницу.

И живет она, по ее словам, не в Скалистом, а в Тав-Водраке.

Сагь олсын, Ольга Константиновна!

Г. Курталиев

 

 

«EMEL» — стремление к Родине

Зафер Каратай – главный редактор журнала «Эмель», выходящего на крымскотатарском языке в Турции. Он по роду своей деятельности не раз бывал в Крыму, а в июне этого года приехал в составе делегации на Курултай. Читателям известно, с какими трудностями был сопряжен этот визит. В результате из 74 гостей из Турции на Курултае разрешено было присутствовать лишь 20-ти.

В составе турецкой делегации не было аккредитованных на Курултай журналистов – советское посольство в Турции сознательно не дало визы ни одному из них, хотя желающих было много. Однако это не значит, что это историческое для крымских татар событие никак не будет отражено в турецкой прессе. Один из тех, кто расскажет о работе Курултая  на страницах своего журнала  — Зафер Каратай. Интервью с ним раскроет читателям некоторые стороны жизни наших соотечественников за рубежом.

Корр.: Зафер-эфенди, расскажите о себе.

З.К.: Я родился в Турции, в крымскотатарском селе Биноган. Мой дед в 1877 году вместе с семьей эмигрировал в Румынию, а затем, к началу века, в Турцию. Мои предки со стороны матери жили в Кореизе, Ак-Мечети, отца — в Кезлеве, степном Крыму. Поэтому весь Крым я считаю своей родиной.

Я окончил химико-инженерный факультет Анкарского университета, однако с детства интересовался литературой и историей. Когда мне исполнилось 13 лет, я прочел первую книгу Чингиза Дагджи о Крыме и с тех пор не читал ничего лучшего. Этот писатель, рассказывая в своих романах о нашей далекой родине, о судьбе людей не по своей воле покинувших ее, заставлял меня плакать над каждой страницей задумываться — кто мы, откуда, изучать родной — крымскотатарский язык (надо сказать, что в нашей семье и раньше, и теперь говорят на родном языке). Очень помогало в этом и общество крымских татар в Анкаре, и журнал «Эмель», который многих познакомил с родной историей, языком, культурой.

Корр.: Расскажите подробнее об  этом журнале.

З.К.: «Эмель» с 1930 по 1941 годы выходил в Румынии (Добруджа). Его первая редакция состояла из 13 крымских татар во главе с Мюстеджибом Ниязи, который и является автором названия журнала (Эмель – значит стремление, для нас это стремление к родине). После войны они переехали в Турцию, и журнал с 1960 года стал выходить в Анкаре, а  затем, с 1962 по 1973 – в Стамбуле, и с этого года опять в Анкаре. К этому времени Мюстеджиб-бей уже состарился и решил передать дело нам – молодым.

Наша группа организовалась  в 1970 году в Анкарском университете как община крымскотатарских студентов. Видимо, мы были достаточно активны и инициативны, поэтому знамя общего дела было решено передать нашей группе. В это время многие из нас мало что знали о журналистике: один был инженером, другой — бухгалтером и т.д. Со временем примел опыт, а для меня журналистика стала главной профессией. Сейчас я — редактор журнала «Эмель» и режиссер Анкарского телевидения. Именно в этом качестве я собираюсь в августе вновь посетить Крым. У меня возникла идея создать передачу «Волны Черного моря» об истории, культуре народов, живущих на его побережье. Это будет рассказ о румынах, болгарах, крымских татарах, украинцах, русских, грузинах, абхазцах и др.

Корр.: Из турецких газет мы знаем, что газета «Заман» стала инициатором открытия фонда помощи крымским татарам. Расскажите об этом фонде и о его целях.

З.К.: Цель его — помощь в строительстве и реставрации мечетей. Во время конференции И. Гаспралы члены нашей делегации не нашли места, чтобы совершить намаз. Они были поражены убожеством Симферопольской Кебир-Джами, рядом с которой возвышается прекрасный христианский храм. Поэтому они и стали инициаторами фонда.

Я не знаю, сколько средств уже собрано, знаю только что это довольно большая сумма. Затруднения теперь в том, как переправить эти средства в Крым,  чтобы они попали в руки именно крымским татарам.

Корр.: Нам стало известно, что в Турции изменился состав правительства, не повлияет ли это на отношение к крымским татарам?

З.К.; Нет, я не думаю. Сегодня в общественных кругах Турции очень позитивное отношение к крымским татарам и новое правительство, я уверен, не откажется от предоставления гуманитарной помощи. Тем более, что мы – крымские татары в Турции, конечно же, будем и дальше информировать о положении на полуострове правительство. В любом случае в этой стране нет человека. Равнодушного к судьбе крымских татар.

Корр.: Всегда ли так было?

З.К.: Откровенно говоря, до 1976 года в Турции почти ничего не знали о судьбе крымских татар в СССР. В том году мы узнали о голодовке Мустафы Джемилева, пришла неверная информация о его смерти. Наше общество крымских татар очень активно отреагировало на это сообщение: везде прошли собрания, митинги, поднялась кампания в прессе и на телевидении. Многие из нас обращались в органы печати требовали отражать проблему крымских татар, положение которых ничуть не лучше палестинцев или вьетнамцев. Очень много об этом, начиная с 1984 года, писала газета «Терджиман».

И, конечно, в 1987 году после демонстрации крымских татар на Красной площади о них узнала вся Турция. Информация об этом занимала первые страницы газет, все каналы телевидения и радио. Почти все поражались мужеству народа, первым решившегося в СССР на такую акцию. С той поры интерес к крымским татарам постоянно растет. Правда наши газеты часто бывают введены в заблуждение оптимистическим звучанием этой проблемы в советской прессе, которая время от времени подкидывает сообщения о возвращении народа в Крым. После обзора таких публикаций к нам даже приходят поздравления и тогда приходится объяснять что ситуация для крымских татар в СССР во многом совсем не изменилась. Теперь это стало легче, т к. побывавшие в Крыму и увидевшие все собственными глазами журналисты теперь мало склонны верить советской прессе.

Корр.: Мы знаем, что в Турции живет около 6 млн. крымских татар. Думают ли они возвращаться на родину?

З.К.: Многие из них хотели бы вернуться на землю, породившую их отцов и дедов. Останавливает лишь одно: нежелание покинуть демократическую страну ради жизни в недемократической.

Корр.: Что вы думаете об идее созыва Курултая?

З.К.: Я думаю, что Курултай сегодня крайне необходим, как выразитель чаяния народа, как объединяющий фактор.

Интервью взяла Л. Буджурова

 

 

«Выпьем за культуру»

В лучших традициях советской культуры прошло посещение крымскотатарским музыкальным коллективом «Мелевше» Турции, куда они выехали под руководством начальника главного управления культуры Совмина Кр.АССР В.Н. Пересунько и директора республиканского научно-методического центра М.М. Вабакина.

Эта на первый взгляд странная компания сложилась на конкурсе в Красногвардейском ДК в марте этого года, где «Мелевшее» был выбран из 7 других коллективов для поездки в Турции, вопреки, между прочим, мнению члена КЦ по возрождения крымскотатарской культуры. Как бы то ни было и артисты, и те, кто их сопровождал в мае оказались в Анкаре и как снег, на голову свалились на общество крымских татар, которое помогло им организовать концерты, встретиться с прессой, совершить туристическую поездку в Стамбул.

Группа участников ансамбля вместе со своим совминовским шефом посетила и редакцию журнала «Эмель». Здесь после длительной беседы к ним обратились с просьбой передать для Симферопольской крымскотатарской библиотеки имени И. Гаспринского книги. Гости согласились так как это не вызывало никаких трудностей. И вдруг когда уже приятная во всех, отношениях поездка близилась к концу, разразился скандал, грозивший завершиться в полицейском участке.

Нет, уважаемый читатель, это была не провокация, которую совершили турецкие акулы империализма против наших доверчивых артистов, и не «рука Москвы», и за границей не дающая крымским татарам покоя. Все гораздо прозаичнее.

Дело в том, что в каждом номере отеля находился бар с алкогольными напитками, за употребление которых нужно было платить по особому счету. Наши друзья с детства воспитанные на принципе «все кругом колхозное, все кругом мое», не смогли устоять против соблазнов «вражеской» цивилизации и после первого знакомства с ними, которое вылилось в кругленькую сумму — 657440 турецких лир были предупреждены о материальных последствиях своего легкомысленного поведения. Но видно, неизбалованных советским сервисом советским гражданам уже трудно было остановить свою неожиданно проснувшуюся тягу к красивой жизни. В результате в день отъезда их дополнительный счет украшала цифра в 2,5 миллиона лир, которую естественно, оплатить было нечем.

И не избежать бы горе-артистам отсидки в полиции или отработки на кухне отеля, если бы не общество крымских татар в Анкаре. Они спасая от позора соотечественников (и конечно, себя), заплатили по счету деньгами из национальной кассы (долг, между прочим, должен быть возвращен в советских рублях в кассу ОКНД в Крыму).

Под занавес блистательного путешествия отличился и руководитель этой достойной компании Пересунько. Недалеко от границы в селе Фындыхлы, он приказал оставить на дороге книги, которые обещал передать в Крым

История эта была бы забавна и потому достойна фельетона, только почему-то не хочется острить по такому грустному поводу. Ведь те крымские татары, которым сегодня удается пробиться за границу, хотим мы этого или не хотим — наше лицо. Особенно сейчас, когда наш голос услышали наконец во всем несоветском мире, когда на нас со всех сторон смотрят доброжелательные, заинтересованные глаза…

Поэтому самое больное чувство, которое я вынесла из долгого разговора с  турецкими гостями, приехавшими на Курултай (именно они рассказали эту историю), был стыд.

Интересно, а что чувствует сейчас ансамбль «Мелевше»?

Л. Буджурова

 

Роза признания

Не первый год справляют в Крыму праздник Курбан-байрам крымские татары. На последнем из них, что состоялся 23 июня у Шейхкойской мечети, довелось присутствовать и мне — дочери молдаванина и украинки.

Религиозный  Курбан-байрам превратился в праздник единения и солидарности  крымскотатарского народа. И дети, и взрослые, что съехались из сел Донского сельсовета, были одинаково приветливы, общительны, веселы.

Начался праздник с молитвенного чтения и поминовения умерших, на костре закипала шурпа из молодого барашка, принесенного в жертву в честь праздника Ридваном Чаруховым кулинаром-мастером, завоевавшим 1 место среди кулинаров в г. Туапсе еще в 1968 г. Ароматные угощения в пиалах разносили девушки и парни.

На славу удался концерт. Задушевные мелодии песен сменяли вихревые зажигательные танцы. Долго звучала музыка: крымскотатарские мелодии, русские плясовые…

Слова благодарности за проведенный праздник народ говорил Алиму Мамутову, Ридвану Чарухову, Нариману Абдурахманову, Гульсум Гугу. Но особо хочется сказать об организаторе концерта Севиль Лятиф-заде. Возрождению народа и его культуры она отдаёт всю свою энергию, творческий запал.

Готовясь к празднику, ей пришлось по крупицам собирать все: пластинки с народными мелодиями, старинные украшения, национальные орнаменты и вышивки. Но этого сказалось мало, Севиль-апте сама ставила национальные танцы, готовила для них костюмы и обучала детей не только танцам, но и народному рукоделию.

Она с октября месяца 1990 г. руководит кружком «Крымскотатарский Фольклор» при Кленовской НСШ. Вот почему концертная программа оказалась удивительно содержательной.

Именно ей, Севиль Амидовне, вместе с аплодисментами зрители вручили розу — как символ признания и любви к неутомимому организатору.

Вот такие праздники должны видеть все. На такие праздники нам нужно собираться и приглашать соседей, друзей, знакомых.

Татьяна Павлова
с. Давыдово, Симферопольский район

 

На костях умерших – «Геофизприбор

Кто не заботятся о мертвых, тому не нужны живые. Эти слова я вспомнил, когда увидел городское мусульманское кладбище, которое находится в Москве. Существует оно с 1771 года, но до сих пор на нем совершаются погребения мусульман. Среди могильных холмиков есть и захоронения крымских татар.

Рядом с этим кладбищем находится филиал Московского производственного объединения «Геофизприбор», наглость которого беспредельна. Объединение самовольно захватило часть этого кладбища и построило на костях умерших здания. А совсем недавно оно было затоплено. И на память пришло другое.

Когда казнили атамана Степана Разина, то высочайшим указом было велено не предавать земле четвертованное тело, а оставить на съедение волкам, которые в то время подходили к городу.

Обезображенный труп валялся на окраине города. Недалеко от места казни находилось поселение крымских татар. Жил в нем посол крымский, его семья. В один из дней по приказу посла охрана и прислуга перенесли труп Степана Разина на свое кладбище, и на его окраине захоронили то, что остаюсь от грозного атамана.

Наши предки умели чтить мертвых, не делив их на своих и чужих. Чего не скажешь о тех, кто сегодня творит надругательства, не уважая ни, праха мертвых, ни памяти живых.

А. Шевченко,
г. Москва

 

 

Разыскиваю друзей

Темченко Нина Ивановна (г. Евпатория, Станционный проезд, 13) разыскивает своих друзей, крымских татар – Изета, Идриса и его жену Шерфе, с которыми она была в лагере г. Фульда (Германия), завод «Гумоверка». Фамилий она к сожалению не помнит.

 

Объявления

Потерявшего в электричке паспорт на имя Кадырова Сервера (дата рождения 1 апреля 1941 го­да, выписан из Калининского района Ташкентской области 26 июня 1990 г.) просим обратиться по адресу: Красногвардейский район, с. Новозуевка, ул. Чикаренко, 10, Исмаилову М.

Перечислены пожертвования: в фонд Курултая 25 рублей от Османова Дилявера из Ферганы, 340 рублей от группы делегатов Курултая от Самаркандской области — в Фонд реставрации мечетей Крыма.

Координационный центр по возрождению крымскотатарской культуры приглашает на работу организаторов хозрасчетной деятельности (в сфере реализации печатных изданий, звукозаписи и т.д.).

Обращаться по адресу: г. Симферополь, ул. Самокиша, 8.