1991 Авдет №12 (30 травня)

АВДЕТ

ИЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

В Государственный комиссии по проблемам крымскотатарского народа

23 мая 1991 года, после семимесячного бездействия, в Москве состоялось заседание Государственной комиссии по проблемам крымскотатарского народа. Открывая заседание комиссии, ее председатель, первый заместитель премьер-министра СССР Виталии Догужиев заметил, что длительный перерыв в работе комиссии объясняется рядом объективных и субъективных причин, но он и с себя не снимает ответственности за то, что комиссия долгое время не собиралась. И тем не менее, по мнении Догужиева. Постановление Совета Министров СССР № 666 от 11 июля 1990 года «О первоочередных мерах по решению вопросов, связанных с возвращением крымских татар в Крымскую область «хоть и трудно, но выполняется. Поэтому, сказал В. Догужиев, давайте будем рассматривать повестку дня, и впредь будем собираться регулярно.

По вопросу выработанной повестки «О внесении изменений в состав  Государственной комиссии» выступил сотрудник аппарата Кабинета Министров СССР Б. Плышевский. Как он отметил, в связи с тем, что ряд членов комиссии, представлявших те или иные министерства, а также правительства союзных республик, ушли на пенсию или переведены на другую работу, есть необходимость ввести в состав комиссии новых представителей ведомств и республик. В состав комиссии введен также председатель Комитета по делам депортированных народов Л. Безазиев.

С информацией о ходе выполнения Постановления Совета Министров СССР от 11 июля 1990 года № 666 «О первоочередных мерах…» выступили: Валентин Попов (Госплан УССР), Александр Балагура (Совет Министров Кр. АССР), Лентун Безазиев (Комитет по делам депортированных народов) и Анатолий Статинов (Совет Министров УССР).

В выступлении В. Попова было отмечено, что строительные подразделения, специально создаваемые для выполнения программы возвращения, работает крайне неэффективно, так как они не обеспечены ресурсами и оборудованием. Анализ показывает, заявил В. Попов, что предусмотренные постановлением задания выполняется пока неудовлетворительно. Так, за январь-апрель 1991 года освоено только 7,4 % объемов, предусмотренных на 1991 год.

А. Статинов в своем выступлении предложил не оттягивать с принятием решений и на 1992 год. Так как пока не подписан Союзный договор между республиками, то не может быть принята Государственная программа возвращения крымских татар. Поэтому, предложил А. Статинов, необходимо в течение месяца принять программу только на 1992 год, чтобы успеть сбалансировать его со всеми заинтересованными республиками.

Член Государственной комиссии Рефат Аппазов остановился на тех вопросах, которые не требовали особых финансовых затрат или ресурсов, но тем не менее и они не выполнены. Так, в частности, до сих пор не зарезервированы земли для возвращающихся крымских татар, не завершена работа по определению численности крымских татар в стране.

Рефат Чубаров сказал,  что комиссия крутится вокруг одних и тех же  вопросов, которые давно надо и можно было решить и, прежде всего, прекратить раздачу земель под строительство дач. В. Догужиев предложил записать такую рекомендацию Верховному Совету СССР.

Итогом обсуждения хода выполнения Постановлений Совета Министров СССР № 666 от 11 июля 1990 года стал ряд решений по отдельный поставкам стройматериалов в Крым.

При рассмотрении вопроса о подготовке Государственной программы возвращения крымских татар в Крым было принято предложение А. Статинова и В. Догужиева, которое заключается в том, что пока нет условий для принятия Госпрограммы не подписан Союзный договор, необходимо принимать конкретный план мероприятий на 1992-начало 1993 года и утвердить расходы не его выполнение постановлением Верховного Совета СССР и Совета Министров УССР совместно с Советом Министров Кр. АССР, представить Госкомиссии в ближайшее время согласованный с министерствами и ведомствами проект мероприятий на 1992-1993 годы.

Обсуждение проекта Постановления Кабинета Министров СССР «О размещении, трудоустройстве, предоставлении льгот и компенсации, социальной защите возвращающихся в Крымскую АССР крымских татар выявило много разногласий в позициях членов комиссии. Прежде всего было решено изменить само название документа, так как предусмотренный в нем ряд льгот по обустройству возвращающихся крымских татар никак нельзя расценивать как компенсацию за нанесенный крымскотатарскому народу материальный ущерб в ходе депортации из Крыма. Окончательное название документа следующее «О порядке организованного возвращения крымских татар в крымскую АССР и гарантиях по их обустройству».

В результате обсуждения по пунктам проекта постановления было принято  решение образовать рабочую группу для окончательного редактирования документа, куда был включен и Рефат Аппазов. Основные разногласия заключались в том, что члены комиссии — представители крымских татар — настаивали на том, чтобы предусматриваемые льготы по обустройству предоставлялись не только тем, кто будет возвращаться после принятия этого постановления, но и тем, кто уже возвратился в Крым, начиная с 1988 года.

Сегодня трудно сказать, в каком окончательном виде выйдет этот документ из недр Кабинета Министров СССР, когда его поднимет премьер-министр Павлов.

Поэтому член комиссии Рефат Аппазов, представив письменные поправки к ряду пунктов проекта документа, заявил, что если эти поправки не будут учтены, то представители крымских татар не смогут завизировать проект постановления.

В информации Госкомстата СССР о ходе работы по оценке численности крымских татар представитель Госкомстата СССР заявил, что перепись крымских татар не проведена на территории УзССР, где проживает основная часть крымских татар. Руководство Узбекистана отказалось проводить перепись под предлогом возможного обострения межнациональных отношений. Представители Госкомстата считает эти доводы необоснованными и думают о необходимости проведения этой работы в Узбекистане в июне-июле, чтобы все же определить численность крымских татар.

Как показали итоги переписи, подавляющая часть опрошенных крымских татар желает вернуться в Крым, 42 % людей намерены вернуться уже в 1991-1992 годах. Исходя из этого, необходимо внести коррективы в разработку Государственной программы.

Выступившие члены Госкомиссии Рефат Аппазов и Рефат Чубаров высоко оценили уровень, на котором была  проведена эта работа, указав, что Госкомстат СССР, наверное, является единственным ведомством, ответственно отнесшимся к своему  поручению. Полученные  результаты подтверждают  выводы специалистов Центра  независимой экспертизы, разрабатывавших принципы расселения крымских татар, и опровергает концепцию расселения, утвержденную сессией  Крымского областного Совета.

По мнению члена Госкомиссии Рефата Чубарова, последнее заседание наглядно показало, что при внешне доброжелательном подходе к проблеме  крымских татар члены  Госкомиссии, представители  ведомств и  республик, не намерены всерьез решать эту проблему и даже регулярно проводимые заседания госкомиссии не в состоянии кардинально изменить ситуацию с возвращением крымских татар. Никак не может устраивать крымских татар подход к проблеме председателя комиссии В. Догужиева, считавшего, что в условиях экономического кризиса и наличия других проблем нет возможности решить их проблему как хотелось бы. Позиция же крымских властей сводится к тому, что, по их словам, основные трудности возникают из-за невыделения центром ресурсов. При этом  скрываются те искусственные препятствия, которые ими создаются в Крыму. В частности, активное их неприятие вызывает предложение приостановить раздачу земель под дачные участки до окончания возвращения крымских татар.

Лишь резко отрицательно можно оценить тот факт,  что члены Госкомиссии не уделили необходимого внимания тем вопросам, которые могут вызвать обострение ситуации в Крыму, — резервирования земель и  своевременного предоставления участков под застройку крымским татарам с временным приостановлением выделения  земель под дачи.

Информотдел ОКНД

 

Подготовка к Курултаю

26-27 мая, за месяц до открытия Курултая крымскотатарского народа, состоялось заседание Оргкомитета по его подготовке и проведению. На заседании, проходившем под председательством Сервера Омерова, кроме членов Оргкомитета из европейского и среднеазиатского регионов присутствовали представители общественности,  журналисты.

Председатель Центральной избирательной комиссии  Джульверн Аблямитов доложил об имеющихся на данный день результатах выборов. Им были высказаны претензии в адрес некоторых региональных Оргкомитетов из-за  несвоевременного предоставления документов.

Членами Оргкомитета принято решение о  завершении довыборов делегатов Курултая в течение ближайших двух недель и о создании мандатной комиссии. К следующему заседанию Оргкомитета, назначенному на 8-9 июня, мандатная комиссия должна представить на утверждение свое  решение по итогам рассмотрения протоколов прошедших выборов.

Были обсуждены проекты Положения о  Меджлисе и Устава Фонда «Крым». Рассматривались также вопросы об аренде зала, бронирования мест в гостиницах,  технического обеспечения  проведения Курултая. Было отмечено, что многие организационные  вопросы не решаются, так  как руководители различных служб города Симферополя ожидает указаний из СМ Кр. АССР (бывшего облисполкома). Из-за этого, в частности, ставится под угрозу срыва приезд зарубежных гостей Курултая.

Председатель Правления Координационного центра Исмет Заатов, побывавший в Турции, Румынии и Болгарии, сообщил о планируемом прибытии на Курултай большого числа соотечественников из этих стран, а также видных общественных и государственных деятелей Турецкой республики.

Членами Оргкомитета рассмотрели списки приглашаемых на Курултай гостей.

 

Положение о самостроях

Решения по узаконению земельных участков, принятые на совместной встрече представителей Симферопольских райисполкома и горисполкома, председателя Комитета по делам депортированных народов Л.Р. Безазиева и Председателя Верховного Совета Крымской АССР Н.В. Багрова, занятых под самострои, оказались невыполненными. В частности, до сих пор нет договоренности между властями города и района об их границах, из-за чего повис в воздухе вопрос с оформлением участков в с. Каменка, хотя председатель горисполкома Юров обещает рассмотреть его на сессии горсовета 5 июня. Вопрос  по с. Софиевка не рассматривается из-за того, что совхозом не сделано отчуждение земель; по сельсовету Молодежное — руководство хозяйства и сельхозинститута требует снести 40 времянок, в которых уже проживает крымские татары. Вопрос об узаконении самостроя в с. Строганова оказывается должен решать завод «Фиолент». В массивах Дубки и Герои Сталинграда другой повод: близость к микрорайону и планируемое строительство мясокомбината.

Члены комиссии по узаконения самостроев требует кроме необходимых документов на получение участков (паспорт, справки об отсутствии дома и составе семьи) архивные документы, подтверждающие рождение в данной местности, справки и паспорта на всех членов семьи, которые все еще находятся в местах ссылки.

Возникает вопрос: почему уверения властей, что они хотят возвращения крымских татар расходятся с делом?

М. Аблязов

 

Совещание крымского отделения ОКНД

25 мая в г. Карасубазаре состоялось очередное совещание представителей Крымского отделения ОКНД. Его участниками была обобщена информация о прошедших 18 мая траурных мероприятиях. Была заслушана и обсуждена информация о событиях в п. Зуя (18-21 мая) и Судакском районе (23 мая), а также в других районах Крыма.

С сообщением о  создании Крымского медицинского  центра выступил присутствующий на совещании профессор Мидат Омеров. Основной задачей центра является медицинское обслуживание возвращающихся на родину крымских татар, среди которых наблюдается рост заболеваемости. С 1 июня высококвалифицированные специалисты центра начнут прием пациентов в арендованных у детской поликлиник (ул. Семашко, 6) помещениях. Медицинский центр планирует открытие собственной клиники, филиалов в районах, медицинского училища.

Была заслушана информация о предварительных итогах работы комиссии, проводившей проверку деятельности штаба по расселению крымских татар (г. Симферополь). Большинством голосов решено было продолжить работу комиссии.

В завершении совещания были обсуждены вопросы организации приема студенческих стройотрядов из Татарстана, оказание технической помоги оргкомитету по подготовке и проведения Курултая.

 

Черный вместо голубого
Разгром палаточного лагеря крымских татар в Судакском районе

После целого года бесполезного ожидания от властей земельных участков крымские татары, уроженцы села Къоз (Солнечная долина), 20 мая установили 4 палатки на поле, где им ранее были обещаны земли (была снята горархитектурой съемка, запланированы коммуникации), но где сразу же после этого был разбит абрикосовый сад. Директор совхоза «Солнечная долина» В.Ф. Карзов, известный своими антитатарскими настроениями, предложил им взамен место, совершенно не пригодное и даже опасное для строительства.

23 мая утром группа работников милиции, руководимая начальником Судакского РОВД Н.В. Воскресенских и начальником паспортного стола Курко, прибыла на поле, чтобы уничтожить лагерь крымских татар. После того, как палатки вместе с имуществом были сметены, «правоохранители» взялись за людей. Нанося удары железными наручниками, применяя «черемуху», их тащили к автобусу. Ридван Аблякимов, оказывая сопротивление, совершил попытку самосожжения. К счастью, этого не произошло. Зато его жену Сафье, которая пыталась спасти мужа, избивая, протащили волоком по всему полю и «успокоили» слезоточивым газом. Размял руки на пульверизаторе и сам районный прокурор Ребров, использовав газ против З. Газиевой. 11 крымских татар силой затаскивали в автобус, салон которого через открытые окна затем заполнили газом. Задыхаясь, они стали бить стекла.

Подполковник Воскресенских потом расскажет об этом так: крымские татары, которых вежливо препроводили к автобусу, начали в нем буйствовать, бить стекла, совершать прыжки, нанося друг другу телесные повреждения. Пострадали также от буйного поведения женщин и стариков два работника милиции: у И. Демидова кровоподтек под глазом, а у Новицкого — порвана одежда. Не в силах справиться с хулиганами, милиция  применила  «черемуху», согласно  ст. 180 прим. УК УССР. Вот такая жуткая история.

Задержанных увезли в отделение милиции. Узнав о случившимся, более 150 крымских татар собрались у здания Судакского райисполкома и потребовали освободить соотечественников и оказать им медицинскую помощь. Первое через час выполнили, а во втором — отказали. (М. Османову, Ильясу и Исляму Муслимовым, Смаиловой и другим помощь все-таки была оказана врачами — крымскими татарами, которые документально зафиксировали факты побоев и отравления газом.)

Когда самостроевцы вернулись в свой разгромленный лагерь, некоторые из местных жителей сообщили им, что на следующий день директор совхоза намечает провести сход граждан, «чтобы устроить забастовку и не пустить татар» (водителям совхозного гаража не выдали на следующий день путевые листки). Карзов, видимо, взялся за дело круто. Еще недавно он заставил вступить в охотобщество многих совхозников, чтобы они имели ружья, т.к. по его словам, «татары все вооружены и скоро начнут отбирать ваши дома и огороды».

Об этом, а также о нападении на лагерь мы в этот же день нашли возможность поговорить с начальником РОВД Воскресенских и зампредом райисполкома С.А. Атамановым. Первый, взяв всю ответственность за случившееся на себя, утверждал, что он действовал в рамках закона. Правда, на вопрос о дальнейших действиях милиции (ведь татары вернулись на то же место), он ответил, что «больше играть в эти игры не будет, а предоставит решать вопрос исполкому». С. А. Атаманов, отказываясь от любой ответственности районной власти, утверждал, что конфликт был спровоцирован некими злоумышленными политиками — крымскими татарами, которым якобы выгодно обострение ситуации и которые, надо думать, специально натравливают на свой народ милицию. Циничность молодого зампреда превзошла все наши ожидания, когда он заявил, что специальной фотограф со стороны крымских татар вел съемку побоища. Остается лишь сожалеть, что художественный вымысел исполкомовского фантаста оказался не подтвержденным действительностью, т.к. фото- и видеосъемка велась через несколько часов после события. И даже если фотограф действительно фиксировал бы происходящее, чего бояться, если «если все в рамках закона».

Когда во время погрома из рук Ильяса Муслимова рвали небесно-голубое знамя, защитники закона кричали, что скоро будет над крымскими татарами черный флаг. Видимо, невозможно понять мундироносцам, что трудно испугать такими символами людей, вернувшихся в этот день не только на свое поле, но и в свой Къоз, в свой Крым.

Л. Буджурова

 

Противостояние в Зуе

Поселок Зуя Белогорского района несколько дней находился можно сказать, на военном режиме. Началось все 18 мая, когда группа неизвестных на 2-х мотоциклах напала на Лемана Умерова, применив в драке милицейскую дубинку и слезоточивый газ. Председатель райисполкома Белоусов скажет потом, что поводом к нападению послужил, якобы, запрет на проведение в день траура крымских татар дискотеки.

На следующий день были избиты еще 5 крымских татар, один из них — Сеитджелил Сеитваапов попал в больницу.

Вечером 20 мая рядом с видеосалоном собирается толпа, в основном подростки. В руках у многих видели резиновые дубинки, и даже автомат. Сюда же стали стекаться крымские татары, в адрес которых и посылала угрозы явно кем-то организованная толпа. (Как затем выяснилось, утром этого дня в поселковую среднюю школу явился некий Владимир Марченко, дважды судимый, который и провел «агитацию среди старших школьников, не забывая пригрозить расправой тем, кто не явится вечером к видеосалону.) Подоспевший к месту событий участковый Григоровский мало, чем помог разрядить обстановку, да явно и не старался этого сделать. Однако в этот вечер столкновения удалось избежать, т.к. крымские татары взяли ситуацию под свой контроль.

Вплоть до 22 мая обстановка в поселке каждую минуту грозила стать трагической. Особо непредсказуемой она была вечером, когда у того же видеосалона собрались две противостоящие группы: с одной стороны представители русскоязычного местного населения, с другой — крымские татары, чаша терпения которых была уже переполнена. И опять опасность столкновения удалось устранить силами и сдержанностью последних.

Вот тут-то власти и проявили давно ожидаемую активность, увидев, что крымские татары взяли инициативу в свои руки. Правда, результат этого оказался довольно неожиданным. Проведя «тщательный анализ» сегодняшних событии, они вынесли решение возбудить против Л. Умерова уголовное дело за какой-то полумифический проступок двухмесячной давности.

Л. Буджурова

 

Стоит ли  надеяться на ЧК?

Вот уже несколько лет, как ни переболели шпиономанией, и сейчас, скорее всего, эта история предстанет из ореола сенсационности и скандальности.

Некий Рустем, проживавший в Черноморском районе, в 1986 году дал подписку о сотрудничестве с КГБ, а попросту, завербован местными чекистами, в чем спустя какое-то время признался соотечественникам. Когда началось массовое возвращение крымских татар на родину, добровольный помощник чекистов использовал связи с последними весьма своеобразно, В обход возникшей очереди, построенные колхозом дома передавались его родственникам, в том числе тем, кто формально не мог на них рассчитывать. Долго и безропотно молчали его соотечественники, но однажды один из очередников, глава семейства, возмутился. В ответ пожилой человек был повержен на землю и как следствие – поломал руку. За отца вступились двое его сыновей.

Позднее наш знакомец Рустем заявил, что и ему сломали ребро, и представил рентгеновский снимок, сделанный спустя месяц после инцидента, да и само происхождение снимка весьма загадочно. Состоявшийся в апреле этого года суд вынес приговор. Братьям, защищавшим отца, присудили 1 год 10 месяцев так называемой «химии» (условное лишение с направлением на объекты народного хозяйства}. Сейчас идет рассмотрение кассационной жалобы.

Вся история сопровождается одним характерным моментом — полным игнорированием Рустемом мнения соотечественников и расчетов на поддержку чекистов. Но слишком ненадежен расчет на эту организацию с изрядно подмоченной репутацией в нынешнее бурное время. Да и с общественным мнением надо бы уже привыкать считаться.

Э. Ислямов

 

Под флагом равнодушия

Десятилетиями органы массовой пропаганды разжигали на полуострове антитатарскую истерию, опираясь на темные стороны психики обывателя, одержимого комплексом переселенца. Но если ми хотим жить на этой земле добрыми соседями, нужно уметь разрушать стереотипы. И, прежде всего тем, кто их создавал.

На крымскую прессу, флагманом которой является насквозь лживая «Крымская правда», здесь надеяться не приходится. Другое дело — телевидение, где нет-нет, да и пробьется слово правды и гуманности. Поэтому-то так горько было узнать, что в день национального траура крымских татар — 18 мая, крымское телевидение ограничилось линь сообщением об этой и передачей на крымскотатарском языке. Остальное население Крыма осталось в неведении по поводу закладки памятного знака жертвам депортации и других траурных мероприятий лишь потому, что руководство телевидения не посчитало нужным организовать группу, которая. Кстати, успешно работала с утра в парке им. Гагарина.

Нужно сказать, что главный редактор общественно-политического объединения Н.В. Тихоновская заранее знала о возможных последствиях этого из докладной записки Т. Коробовой, в которой указывалось, что подобное отношение к крымским татарам «вольно или невольно перерастает в провоцирование в Крыму межнациональных волнений». Знал об этом и Е.Н. Неклюдов, заместитель председателя Совмина Кр.АССР, который в данной ситуации смог лишь посоветовать автору этих строк лично воздействовать на оператора, отказавшегося от съемки {он, как оказалось, и был камнем преткновения}.

Что бы то ни было, крымское телевидение не выполнило своего прямого долга — не зафиксировало исторического момента закладки первого в Крыму памятного знака — жертвам депортации. Я не думаю, что это злой умысел или антитатарские настроения работников телевидения. Скорее всего, это — равнодушие, прикрывшись белым флагом которого, можно, по словам поэта, предать любой на свете флаг.

Л. Буджурова

 

«Если ваши соотечественники так решают вопросы…»

15 мая с.г. в п. Советской (Ички) состоялась встреча членов районного совета ОКНД и инициативной группы с властями Советского района.

В ней принимали участие председатель райисполкома А.В. Алексеев, первый секретарь райкома партии П.И. Стороженко, ведущий специалист Комитета по делам депортированных народов Р. А. Абдурахманов, представитель ОКНД Ю. Мересов и др. На встрече обсуждался ряд злободневных вопросов. Но с особой остротой прозвучало следующее.

Дело в тон, как сказал А. Алексеев, что Советский район в текущем году должен принять 300 крымскотатарских семей. 150 семьям планируется выделить участки для индивидуального строительства домов; 150 семей, по решению облисполкома, должны быть приняты, как переселенцы, их необходимо обеспечить жильем. Однако под программу переселения району еще ничего не дали, «ни одного камня, а ведь уже июнь месяц начинается».

К тому же известно, что по вине Комитета по делан депортированных народов (Симферополь) наш район оказался без договоров с леспромхозами Сибири на поставку домокомплектов. Вот и получается, то пока «наверху» делят кресла, на местах будут страдать люди: и взрослые, и дети. А это не 2 — 3 семьи.

Поэтому правомерен вопрос, который однажды нам задали: «Но если ваши соотечественники так решают вопросы, то какие претензии могут быть к нам?»

Кто ответит на этот вопрос? Кому исправлять, пока не поздно, создавшееся положение в районе?

Л. Юнусова

 

Как венгры в Ужгороде

В Комитет по делам депортированных народов пришел очень странный документ,- представляющий собой письмо зам. начальника управления культуры Совмина Кр.АССР Л.К.Белого, на котором стояла резолюция зампреда Совмина А.И. Балагуры — «изучить и внести конкретные предложения». В нем, на примере научно-культурного центра угрологии в Ужгороде, занимающегося проблемой венгров, чехов и других национальных групп, советовалось перенести данную структуру в Крым. По замыслу автора документа, видимо, таким образом можно будет удовлетворить все культурные потребности крымских татар на полуострове.

Трудно поверить в политическую наивность руководства Совмина Кр.АССР, не умеющего различать статус национального меньшинства, имеющего свою государственность вне пределов его проживания, и коренного народа. Но что остается ждать теперь уже от республиканских властей, если целевая комплексная программа по удовлетворению культурных запросов крымских татар была составлена не представителями этого народа, а Г.А. Красиковой — работником аппарата Совмина, которая, как мне известно, большим знатоком крымскотатарской культуры не является.

Л. Буджурова

 

Индивидуальный застройщик-испытание на выживание?

«От имени правления, партийного комитета я заверяю вас, дорогие наши товарищи, что постараемся сделать все, что в наших силах, чтобы помочь всем нашим пенсионерам…» — заявил А. Шульга, председатель правления колхоза «Победа» Советского района (газета «Колхозная жизнь», Я 5.1991 г.).

По-видимому, крымскотатарские пенсионеры для Шульги оказались «не нашими», поэтому они попали в разряд индивидуальных застройщиков. И это — основной козырь в руках тех, кто отказывает им в стройматериалах и иных материальных «благах».

Л. Юнусова

 

Нападение в Прудах

18 мая в 22.00 в селе Пруды Советского района рядом с видеобаром группа русскоязычных около 60 человек совершила нападение на 12 крымских татар. Чобанову Сеяру топором был нанесен удар по голове, у другого татарина — выстрелом из карабина раздроблена кость ноги. Они находятся в больнице. Нападающие обещали «устроить крымских татарам «Карабах» в воскресенье».

 

Встреча с руководителями ОКНД

16 мая в читальном зале Центральной библиотеки им. Тренева в Симферополе прошла встреча студентов, работников культуры и просвещения с председателем и заместителем председателя ОКНД М. Джемилевым и Р. Чубаровым. Она была организована по инициативе директора библиотеки, депутата горсовета М.М. Греховой. Участники встречи задали ряд вопросов, круг которых охватывал как межнациональную обстановку в Крыму и положение в городках самостроя, так и правозащитную деятельность и политические убеждения руководителей ОКНД. Не обошлось и без сакраментального: «Какие книги вы читаете?», и без обвинений в национализме (здесь это исходило от некоего Андрея — воина-афганца, студента критического техникума, который обиделся на слова, что крымскотатарский язык должен приобрести статус государственного).

В заключении Р. Чубаров подчеркнул необходимость таких встреч в дальнейшем, с тем, чтобы в живых дискуссиях пытаться разрушать сложившиеся антитатарские стереотипы и учиться жить на полуострове, уважая национальные интересы друг друга.

Л. Буджурова

 

ПОЛОЖЕНИЕ
О Меджлисе крымскотатарского народа

«Одной из главных задач предстоящего Курултая крымскотатарского народа является создание высшего полномочного представительного органа крымскотатарского народа – Меджлиса, а также специального Фонда»Крым». Сегодня на обсуждение избранных делегатов Курултая и широкой общественности выносится один из вариантов проектов документов Меджлиса  и Фонда. Редакционная комиссия просит направлять в ее адрес все замечания. Примечания и дополнения по опубликованным проектам. Были бы также признательны редакциям газет «Авдет», «Достлукъ» и «Янъы дюнья» за отражение на своих страницах поступающих в их адрес писем соотечественников  по данному вопросу. Мы исходим из того, что чем заинтересованнее будет обсуждение проектов документов, тем больше будут удовлетворять делегатов Курултая и общественность окончательный вариант проектов документов,  выносимых для принятия на Курултай. При получении альтернативных проектов документов редакционная комиссия будет способствовать их опубликованию и обсуждению. Замечания, предложения и дополнения просим направлять по адресу: Крымская АССР, г. Симферополь, ул. Ленина, 23, библиотека крымскотатарской литературы, редакционная комиссия Оргкомитета».

РЕДАКЦИОННАЯ КОМИССИЯ ОРГКОМИТЕТА

ПРЕАМБУЛА

Крымские татары — коренной народ Крыма — за свою истории дважды насильственно лишались своей государственности: в 1783 году в результате аннексии Крыма Российской империей и в 1944 году — в результате преступных действий советского правительства, выразившихся в поголовной депортации крымскотатарского народа со своей Родины и ликвидации  его государственности. Принятый в последние годы Верховный Советом СССР ряд законодательных актов в отношении депортированных народов не обеспечивает справедливое восстановление прав крымскотатарского народа и, прежде всего, не гарантирует восстановления национальной государственности крымских татар. При попустительстве союзных органов государственной власти и Верховного Совета УССР в Крыму предпринимаются меры, направленные против восстановления национальной государственности крымскотатарского народа.

Национальны интересы крымскотатарского народа заключаются в реализации его права на свободное национально-государственное самоопределение на своей национальной территории как единственного условия, обеспечивающего в кратчайшие сроки возвращение народа из мест высылки, возрождение, сохранение и дальнейшее развитие крымских татар как этноса.

Осуществлению этих целей и призван служить высший полномочный представительный орган крымских татар — Меджлис крымскотатарского народа.

I. Общие положения

1. Высшим выразителем воли и интересов крымскотатарского народа является Курултай крымскотатарского народа, созываемый один раз в два года. В необходимых случаях по решению Меджлиса или по требованию не менее 1/3 делегатов Курултая созывается внеочередной Курултай.

Срок полномочий делегатов Курултая устанавливается на 4 года. На очередном Курултае производится ротация не менее 1/3 членов Меджлиса и подтверждаются полномочия Председателя Меджлиса. Одно и тоже лицо не может избираться в должность Председателя Меджлиса повторно более чем на двух созывах Курултая (не более 8 лет). Порядок отзыва делегатов утверждается Курултаем.

Курултай крымскотатарского народа:

-  принимает решение о создании и роспуске Меджлиса;

- принимает решения по различным вопросам общественно-политической и   социально-экономической жизни крымских  татар;

-  определяет основные направления и программу действий Меджлиса;

- утверждает Положение о Меджлисе, вносит в него изменения и дополнения;

- избирает членов Меджлиса, Председателя Меджлиса и его заместителя, заслуживает их отчеты и дает оценку их деятельности;

-  избирает ревизионную комиссии курултая и утверждает Положение о его деятельности, заслушивает отчеты ревизионной комиссии и дает оценку его деятельности.

2. Меджлис избирается Курултаем и в своей деятельности подотчетен исключительно Курултаю, Меджлис не подчиняется какой-либо общественно-политической организации.

3.  Меджлис является распорядительно-исполнительным органом Курултая и осуществляет своя деятельность демократическими, ненасильственными методами. Меджлис категорически отвергает проповедование национальной, религиозной, классовой и другой исключительности и руководствуется нормами международного права, Конституцией СССР и Конституциями республик, на территории которых осуществляется деятельность Меджлиса.

II. Цели и задачи

2. Основными целями Меджлиса является полное восстановление прав крымскотатарского народа и его государственности в Крыму. До достижения этой цели Меджлис получает полномочия высшего представительного органа крымскотатарского народа в отношениях с органами государственной власти  и управления СССР и республик, иностранными государствами и зарубежными организациями.

3. Главными задачами Меджлиса являются:

- проведение совместно с органами государственной власти Союза ССР и союзных республик работы по восстановлению государственности крымскотатарского народа;

- содействие организации беспрепятственного возвращения крымскотатарского народа в кратчайшие сроки на свою Родину;

- компенсация советским правительством крымскотатарскому народу  материального и морального ущерба, нанесенного в результате преступной депортации 1944 года, которая должна квалифицироваться как геноцид и преступление против человечества;

- отмена всех приговоров и решений по уголовным, гражданским и административным делам, сфабрикованным советскими правоохранительными органами за участие в национальном движении крымскотатарского народа, и  полная реабилитация (в том числе и посмертная) всех репрессированных по указанным мотивам и возмещение (или их семьям) нанесенного ущерба;

- возрождение и дальнейшее развитие крымскотатарского народа, достижение возможности свободного и всестороннего развития культур всех национальных групп, проживавших в Крыму.

- нравственное возрождение народа, улучшение его благосостояния, удовлетворения его материальных и духовных потребностей, установление социальной справедливости во всех сферах жизни;

- содействие в радикальном оздоровлении окружающей среды в Крыму;

- незамедлительное прекращение миграции в Крым из других регионов, за исключением возвращающегося крымскотатарского народа и граждан других национальностей, ранее  депортированных из Крыма, и нормализация на этой основе социально-экономического и жилищного положения жителей Крыма;

- временное прекращение раздачи земель под садовые и дачные участки, а также министерствам, ведомствам, предприятиям и организациям до полного возвращения и расселения крымских татар.

III. Основные формы деятельности

6. Для достижения своих целей Меджлис использует различные формы деятельности, в том числе:

- создает единую систему представительных органов крымскотатарского народа на всех уровнях и координирует их деятельность;

- представляет,  отстаивает и защищает интересы крымскотатарского народа в отношениях с органами государственной власти и управления Союза ССР и союзных республик, с иностранными государствами и зарубежными организациями;

- разрабатывает и осуществляет мероприятия, направленные на  восстановление государственности крымскотатарского народа;

- сотрудничает с прогрессивными общественно-политическими и национально-демократическими организациями как в СССР, так и за его пределами;

- передает в средства массовой информации материалы и заявления о своей деятельности, а также об установленных фактах нарушений международного и советского права;

- учреждает свои средства массовой  информации;

- оказывает поддержку существующим и создает собственные хозяйственные и финансовые организации и учреждения, фонды;

- проводит опросы, организует исследования общественного мнения;

- взаимодействует с общественно-политическими организациями в проведении демонстраций, митингов, пикетов и других массовых мероприятий;

- отмечает памятные даты и праздники.

IV. Организационное устройство

7. Основой   деятельности Меджлиса является функционирование его первичных структур — сельских, поселковых,  районных (для городов)   Советов национального самоуправления крымских татар.

8. Для координации деятельности сельских, поселковых, районных (для городов)   Советов национального самоуправления в пределах сельского района (города)   образуются Комитеты самоуправления крымских татар.

9. Порядок формирования и деятельность Советов и Комитетов национального самоуправления крымских татар устанавливается Меджлисом.

10.  Меджлис крымскотатарского народа:

- созывает   Курултай и отделяет порядок представительства на Курултай;

- организует реализацию решений Курултая;

- утверждает договоры и соглашения, заключенные от имени Меджлиса;

- формирует Президиум Меджлиса в следующем составе:

- председатель Меджлиса и его заместитель;

- председатель Исполнительного комитета и его заместитель;

- руководители структур Меджлиса;

- другие члены Меджлиса.

- назначает исполнительный комитет Меджлиса, его председателя и заместителей, утверждает по представлению председателя Исполкома состав Исполнительного комитета и сроки его полномочий, а также заслуживает их отчеты и дает оценку их деятельности;

- утверждает руководителей отделов и других структур Меджлиса;

- утверждает Председателя и состав правления Фонда «Крым»;

- по поручению Курултая утверждает бюджет   Меджлиса;

-утверждает   редакторов изданий Меджлиса;

- вносит в органы государственной власти проекты законов, а также предложения в органы  управления, уполномочивает представителей для деятельности в других странах и общественных организациях;

- выступает с заявлениями   по   отдельным   вопросам общественной жизни.

11. Заседания Меджлиса созываются 1 раз в три месяца. В период между заседаниями деятельность Меджлиса осуществляется его Президиумом. Меджлис имеет право принимать решения, если в его работе участвует не менее 2/3 его членов. Решения   Меджлиса принимаются простым большинством голосов от общего числа членов Меджлиса.

Внеочередные заседания Меджлиса созываются по решению Президиума Меджлиса или по требованию не менее 1/3 членов Меджлиса.

12. Председатель Меджлиса и его заместитель:

- созывают в порядке, установленном в п.11 настоящего Положения,   заседания Меджлиса и организуют его работу;

- руководят работой Меджлиса и его Президиума;

- представляют Меджлис внутри страны и за рубежом;

- подписывают   договоры и соглашения,   заключенные от имени Меджлиса;

- постоянно   контролируют ход   выполнения решений Меджлиса;

- осуществляют иные возложенные на них Курултаем и Меджлисом полномочия.

13. Структура, функции и полномочия исполнительного органа Меджлиса — Исполкома регламентируются Положением, утвержденным Меджлисом.

14. Ревизионная комиссия Курултая осуществляет контроль за ходом реализации решений Курултая и Меджлиса и подотчетна в своей деятельности Курултаю. Члены ревизионной комиссии имеют право участвовать на заседаниях Меджлиса и Исполкома.

V. Имущество, финансы и штаты.

15. Меджлис имеет свое имущество и денежные средства.  Эти средства образуются из:

- добровольных пожертвований частных лиц и организаций с  указанием их конкретного использования или без такового;

- издательской  и производственной деятельности, доходов от продажи атрибутики Меджлиса и   прочих мероприятий;

16.  Бюджет Меджлиса утверждается Курултаем по его поручению Меджлисом.

17. Средства Меджлиса в соответствии с бюджетом расходуются на обеспечение политической, производственно-хозяйственной и прочей деятельности Меджлиса.

18. Меджлис может определять вознаграждение председателю, его заместителю, членам Исполкома. В случае исполнения ими своих обязанностей на общественных началах,   Меджлис возмещает им фактические расходы.

19. Меджлис имеет штатных работников, выполняющих организационно-технические функции.

VI. Правовое положение Меджлиса

20. Меджлис и его   первичные  структуры имеют  права юридического лица.

21. Меджлис имеет свою атрибутику, утверждаемую Курултаем. Изготовление, а также использование во всех случаях атрибутики Меджлиса другими организациями разрешается с его согласия.

22. В случае роспуска Меджлиса его имущество и денежные средства  используются в соответствии с решением Курултая, на котором принято решение о роспуске.

 

Устав Фонда «Крым»

1.1. Специальный Фонд Меджлиса крымскотатарского народа, именуемый далее Фонд «Крым», создан решением Курултая крымскотатарского народа и осуществляет свою деятельность в соответствии с законодательством Союза СССР и союзных республик, а также настоящим Уставом.

1.2. Фонд «Крым» предназначен для реализации решений Курултая крымскотатарского народа и его выборного органа Меджлиса. С этой целью Фонд «Крым» осуществляет привлечение и использование материальных средств для реализации социально-политических, экономических и культурных программ, связанных с возвращением крымскотатарского народа на свою Родину и восстановлением его прав.

1.3. В деятельности Фонда «Крым» могут принимать участие на добровольных началах граждане СССР, государственные и общественные организации, кооперативы, фонды, ассоциации, а также зарубежные организации и иностранные граждане, разделяющие  цели и задачи Фонда «Крым» и признающие его Устав.

1.4. Фонд «Крым» правомочен учреждать свой банк  и различные хозяйственные структуры.

2. Цели я задачи

2.1. Основной целью Фонда «Крым» является материальное обеспечение социально-политических, экономических и культурных программ, связанных с возвращением крымскотатарского народа на свою Родину и восстановлением его прав.

2.2. Главными задачами Фонда «Крым» являются:

- содействие   реализации  программ  возвращения крымских татар в Крым;

- привлечение и эффективное использование материальных средств на разработку самостоятельных программ, направленных на политическое, экономическое и духовное возрождение крымскотатарского народа;

- содействие в создании максимально благоприятных условий для всестороннего развития личности, гармонизации взаимоотношений человека с окружающей природой и общественной средой.

3. Структура и управление

3.1 Высшим распорядительным органом Фонда «Крым» является Меджлис крымскотатарского народа. Меджлис крымскотатарского народа:

- утверждает Устав Фонда «Крым», вносит в него изменения и дополнения;

- утверждает Правление Фонда, его председателя, ревизионную комиссию, заслушивает и утверждает их отчеты;

-принимает решение о реорганизации и ликвидации Фонда «Крым»;

-утверждает долгосрочные проекты и программы;

-определяет очередные задачи Фонда «Крым»

-заслушивает и утверждает отчеты и планы Правления Фонда «Крым»;

 — утверждает структуру, штаты, смету расходов на содержание служб Фонда «Крым»;

-утверждает Положение по деятельности Фонда «Крым»;

-имеет право приостанавливать решения Правления Фонда «Крым».

3.2.Правление Фонда «Крым»:

-создает необходимую структуру и организует повседневную работу Фонда «Крым'»;

-рассматривает и представляет для учреждения штатное расписание, смету доходов и расходов Фонда «Крым»;

-представляет Фонд «Крым» во взаимоотношениях с государственными организациями,  в том числе с зарубежными и международными организациями и иностранными гражданами по вопросам, отнесены к компетенции Фонда «Крым»;

-осуществляет организацию делопроизводства Фонда «Крым» и обеспечивает сохранность документов;

3.3. Заседание Правления созывается не реже одного раза в месяц. Правление правомочно принимать решения при наличии не менее 2/3 ее членов.

3.4. Председатель Правления действует от имени Фонда «Крым», заклинает контракта и иные юридические акты, осуществляет руководство и контроль за работой аппарата Правления, подписывает совместно с бухгалтером Правления финансовые документы, выдает доверенности, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения работниками Фонда «Крым».

3.5. Ревизионная комиссия Фонда «Крым» контролирует финансово-хозяйственную деятельность Правления и других структур Фонда «Крым» и представляет отчет о своих проверках Меджлису.

3.8. Отделения и представительства Фонда «Крым», а также другие его самостоятельные структуры создаются решением Меджлиса и руководствуется в своей деятельности настоящий Уставом и своим Положением, утвержденным Меджлисом.

4. Средства Фонда, финансовая и хозяйственная деятельность

4.1.Финансовая и хозяйственная деятельность Фонда «Крым» регламентируется Положениями, разрабатываемыми Правлением и утверждаемыми Меджлисом.

4.2. Материальные средства Фонда «Крым» образуются из:

- добровольных взносов и пожертвований граждан, в том числе и иностранных;

- отчислений от советских и иностранных неправи­тельственных организаций, учреждений, предприятий, кооперативов и общественных организаций;

- государственных субсидий;

- доходов от производственно-хозяйственной деятельности Фонда «Крым»;

-иных разрешенных законодательством поступлений.

4.3. Денежные средства Фонда «Крым» и пожертвования граждан хранятся на расчётных и иных счетах Фонда в банковских учреждениях СССР и других государств, и расходуется по сметам, утвержденным Правлением, на:

- финансирование строительства жилья,  объектов социально-бытового назначения, культуры, образования и науки;

- консервацию и реставрацию памятников истории и культуры;

- финансирование образовательных программ и мероприятий по подготовке кадров;

- финансирование зарубежных стажировок молодых специалистов;

- разработку научно-технических программ, направленных на возрождение крымскотатарского народа;

- создание и пополнение фондов музеев, библиотек и архивов; — возрождение народных промыслов;

- учреждение премий и стипендий Фонда «Крым;

- обеспечение текущей деятельности Фонда «Крым»;

- иные нужды, соответствующие уставным задачам Фонда «Крым».

4.4. Фонд «Крым» осуществляет свою деятельность на принципах хозрасчета, предпринимательства, частичной или полной самоокупаемости, благотворительности. В этих целях Фонд «Крым»:

- ведет  производственно-хозяйственную деятельность;

- создает в установленном порядке коммерческие структуры, банки, в том числе со статусом юридического лица;

- ведет строительство необходимых объектов;

- приобретает, арендует и предоставляет в пользование движимое и недвижимое имущество, оборудование, здания, земли;

- вступает в акционерные и иные общества и коммерческие структуры.

4.5. Фонд «Крым» пользуется правом вести в установленном порядке и в рамках своей компетенции внешнеэкономическую деятельность:

- заключать соглашения и контракты с зарубежными фирмами, учреждениями, фондами и иностранными гражданами;

- совершать импортно-экспортные сделки, проводить валютные операции на территории СССР и за рубежом.

4.6. Имущество и денежные средства Фонда «Крым» охраняются законом. Право владения, пользования и распоряжения имуществом и финансами принадлежит исключительно Фонду.

5. Правовое положение Фонда «Крым»

5.1. Фонд «Крым» является юридическим лицом. В соответствии со своими уставными задачами и в порядке, установленном законодательством, имеет право заключать договоры и иные сделки, приобретать, отчуждать, брать и сдавать в наем необходимое имущество и оборудование; приобретать имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности; быть истцом и ответчиком в суде, арбитраже и третейском суде; создавать хозрасчетные предприятия, иметь свои издания.

5.2. Фонд «Крым» имеет расчетные и иные счета в банковских учреждениях СССР и других государств, имеет круглую печать, штамп со всеми наименованиями, а также иные атрибуты и символику. Государство не несет ответственности по обязательствам Фонда «Крым». Фонд «Крым» не несет ответственности по обязательствам государственных или общественных организаций.

5.3. Правление Фонда  «Крым» находится в г. Симферополе.

6. Прекращение  деятельности

6.1. Фонд «Крым» может быть ликвидирован или реорганизован по решению Меджлиса крымскотатарского народа. При реорганизации Фонда в его Устав заносятся необходимые изменения, а права и обязанности переходят его правоприемникам. Ликвидация Фонда «Крым» осуществляется в установленном законодательством порядке ликвидационной комиссией, назначаемой Меджлисом. Все имущественные и иные споры разрешаются ликвидационной комиссией в судебном порядке.

6.2. Принадлежащие Фонду «Крым» средства при ликвидации используются по решению Меджлиса.

 

Вести из Татарстана

Нет выборам президента России

Политическая обстановка в Татарстане накалена до предела: в г. Альметьевске омоновцами разогнана мирная демонстрация, на переправе через р. Каму группой хулиганов были избиты делегаты ТОЦа (Татарский общественный центр). Активисты национального движения считают, что виновниками обострения ситуации являются депутаты Верховного Совета ТССР,  принявшие 12 мая Постановление о выборах президента РСФСР, которое перечеркивает ранее принятое решение о суверенитете республики Татарстан,  т. е. выхода ее из состава РСФСР.

В ответ на это 20 мая на площади Свободы состоялся 15-тысячный митинг в защиту  независимости республики, на котором выступила писатель, депутат ВС Фавзия Байрамова. К этому времени уже 7 дней держащая голодовку. Поддерживавшие ее Амир Махмудов, Рузаль Юсупов подчеркнули, что  немалую роль в антисуверенной политике сыграл председатель ВС ТССР М. Шаймиев.

К голодовке протеста Ф. Байрамовой присоединились несколько приехавших из деревень  крестьян, поэты, писатели, ученые, актеры – всего 19 человек, и число их увеличивается с каждым днем.

Пока ВС никак не реагирует на группу голодающих, разместившихся на площади у здания Совмина вместе с манифестантами из Союза татарской молодежи «Азатлык», хотя состояние здоровья многих из них вызывает опасение.

Когда верстался номер. В редакцию пришла телеграмма из Казани, в которой сказано, что сессия Верховного Совета Татарстана постановила не проводить выборы президента России на своей территории.

 

Валерий Возгрин

Неутолимый зуд шовинизма

В третьем номере «Военно-исторического журнала» пошел материал, перед которым поблекла даже нашумевшая публикация в том же боевом органе, «Майн Кампфа». Внешне картина вырисовывается безобидная: «попросили» читатели опубликовать материалы о преступлениях крымских татар, журнал и напечатал, делов-то! Тем более, что редакция в предисловии к публикации заранее прикрылась от обвинении в разжигании межнациональной розни, осудив депортацию народа в 1944 г. Эта предусмотрительность иезуитски-сочувственно составленного предисловия настораживает, как и сам подбор материала (не говоря уже о как нельзя более «удачном» моменте его подачи).

Итак, просьбе читателей… Учитывая, что в редакции журнала — все сплошь мужчины, да еще и военные, трудно побороть искушение обратиться к ним так же по-мужски прямо: «Хватит валять дурочку, господа офицеры, каждая публикация имеет четкую цель, которую определяют отнюдь не письма читателей! И только в соответствии с этой целью выбирается нужное из почты (если вам еще пишут)».

Взглянем-ка,  впрочем на предисловие еще раз: «многие задаются вопросом: а на чем вообще основывались обвинения крымских татар в массовом предательстве и переходе на сторону врага? Конечно, никакие факты не могут оправдать депортации всех поголовно, включая женщин и детей, но все же на чем?» Дивная логика: у вас попросили закурить, а не получив сигареты, ударили ножом — там вот, тут интересен не факт покушения, а событие, ему предшествующее: «но все же» — дали вы ему закурить, этому бандиту, или нет?

Метод исследования, конечно, неуязвимый. Попытаемся последовать ему и мы, но несколько погодя. А вначале рассмотрим те «чудовищные факты» (это все из того же предисловия), из-за которых и сыр-бор разгорелся. Первый из публикуемых документов в фактологическом смысле малоинтересен — это обычная инструкция по найму коллаборационистов, где ничего не говорится о его результатах. Второй — о порядке создания местного правительства в Крыму. Документ любопытен как тем, что он составлен за месяц до полного изгнания немцев (т.е. когда уже было поздно думать о «правительстве»), так и тем, что в ней ни словом не говорится о татарской органе власти. Напротив, указано, что тут «будут представлены все большие группы населения народов, которые живут в Крыму». Но зачем в публикации, посвященной крымским  татарам, вообще приведен этот документ? Непонятно — а, впрочем, понятно!

Третий документ совершенно безлик (это телеграмма о начавшейся вербовке с просьбой к командованию подбросить листовки), так как и он не содержит ни одного конкретного факта, ни одной цифры.

Зато в последнем источнике фактов столько, что, как говорится, хорошо бы, чтобы их было поменьше – «Для составителей дневника II армии». По крайней мере, труднее было бы их уличить в приписках. По пункту III получается, что набрано было в вермахт 9255 человек, из которых почти треть почему-то приписана по Херсону и Николаеву; возможно, это были «не совсем» крымские татары. Но все равно, вычтя их из общего числа, получаем цифру внушительную. В IV же пункте указывается, что из почти десятитысячного этого воинства  до места службы добрались 1507 человек (т.е. 1 из каждых 6 рекрутов). Информация интересная, но устарелая: примерно так же определяли число навербованных ряд немецких историков и А. Некрич в книге «Наказанные народы». Но все эти авторы не забывали упомянуть, что в это число входили не только татары.

Причину исчезновения 5/6 рекрутов частично раскрывает сам документ — многие не годились по здоровью, что и понятно, так как все здоровые мужчины (около 60 тыс. человек) были в Красной Армии. Но эта причина не основная, о чем составители «Дневника» сознательно замалчивают. Дело в тон, что рекрутирование производилось отнюдь не на добровольной основе. И большинство согнанных под ружье татар вскоре разбежалось по горным селам. И это — не мое открытие: если бы публикатор Г. А. Литвин готовился к возложенному на него вопросу серьезнее, он обнаружил бы прямое указание на этот факт {Н. Миллер, Вермахт и оккупация. М., 1974, 267-268). Кстати, оттуда же он мог почерпнуть объяснение антикоммунистическим заявлениям татар, «клявшихся» в верности фюреру — и тут же покинувших ряды вермахта. Причина такой непоследовательности в том, что вербовавшие их офицеры всячески преувеличивали воинствующий антисоветизм крымских татар, как и их боевые подвиги. Ведь это был показатель профессионального успеха вербовщиков, от которого зависели награды, повышения и т.д. И эта практика давно известна, и сейчас любая охранка завышает число «стукачей», получая за них деньги, звания — об этом уже и в газетах писать стали.

Куда уж дальше, если немецкий историк И. Хофман взвинтил число навербованных крымских татар до … 20 тысяч, тогда как в 1944 году было депортировано все­го-навсего 21619 мужчин, включая бывших партизан, которые не могли быть коллаборационистами, стариков, инвалидов и т д (Ватан. 1990, №1, 36).

Ну, ладно, это все арифметика, займемся-ка алгеброй человеческих отношений. Будь я на месте специалиста по «измене крымских татар» Литвина, меня, признаться, заинтересовал бы не рабский перевод писаний гитлеровских офицеров, а мотивы поступка этих самых 1507 татар (из четвертьмиллионного народа), что остались в вермахте: что-то же заставило их бороться с родной советской властью и служить гитлеровцам, этим нез­наемым, страшным чужакам, залившим Крым кровью, в том числе и татарской. Что же здесь перевесило?

А заинтересовавшись этим парадоксом, обратился бы в к истории крымскотатарского народа – и узнал бы немало поразительных вещей.

Например, то, что вовсе не Сталин придумал депортацию крымских татар, а московское правительство еще в конце XVII в., прямо предписав туркам выселить все коренное население Крыма, а полуостров передать России. И как за осуществление этой программы  взялась Екатерина II, начав с депортации мелких крымских этносов (греков, армян, потомков готов). И как в 1803 году все татары Крыма уже получили выездные паспорта, да вовремя опомнились чиновники, сообразив, что полуостров пропадет без тех, кто единственно умел (и умеет!) его холить и беречь.

Тогда-то и  был составлен другой, секретный план: оставить татар в Крыму, но превратить их в живые мамины, способные лишь работать, лишенные человеческого достоинства, веры предков, национального самосознания. Короче план превращения человека в манкурта. Для этого достаточно лишить его памяти, а народ — памяти исторической.

И запылали за 100 лет Гитлера костры из книг на площадях, по улицам крымских городов носило тогда пепел от древних манускриптов, философских трактатов, исторических хроник и географических описаний Тавриды. Это было первое аутодафе российской инквизиции в Крыму — но не последнее.

Прошло еще столетие. Были написаны новые книги, по крупицам собраны драгоценные остатки уцелевшего от первой кремации духовного достояния народа. Но в 1928 году снова по команде сверху у нации были отняты ее древние письмена (их заменили латинице), снова из всех книгохранилищ и собраний были выброшены на улицу книги и рукописи, написанные старинным шрифтом — и вновь запылали костры, и вновь народ застыл в оцепенении — за что?

Да ни за что! Никакого обвинения не было выдвинуто народу властью, уже 70 лет ведущей против него гражданскую войну. Как убедительно показал Б. Васильев (Родина, 1990. № 10, 10-11), такая война с собственным мирным населением «стала формой существования Советской власти». Поскольку же для войны нужен враг, то его «постоянно находили, меняя, лишь наименования: сначала это были белые, потом кулачество «как класс», затем… крымские татары». Все верно.

Заметим лишь, что и эту вторую гражданскую войну начал не народ, а большевики. И не его вина в том, что всеобщие «нравственность, мировоззрение, представления о правах и правопорядке… сложились в процессе нескончаемых военных действий и постоянно действующего военного положения» (там же). Сказанное относится не только к крымским татарам, вот результат одного любопытного социологического исследования. На вопрос: с кем вы были бы в годы Гражданской войны, из 10 тысяч опрошенных лишь 1490 пошло бы с большевиками, а 2200 — с белыми, зелеными, Махно и т.д. против «ленинцев».

Вдумайтесь в эти две цифры! Ведь это представители народа, историю и литературу которого никакие пришельцы никогда не подвергали тотальному уничтожении, кого не душили 200 лет иноязычной культурной политикой, у которого не отнимали письменности, языка, веры, всех названий городов и сел, не называли права называться русскими, не лишали Родины, сгубив в процессе депортации 46 % населения. Не было в Росси всего того, чему подвергся крымскотатарский народ – и тем не менее 22 % опрошенных сочли  бы своим долгом выступить против власти большевиков с оружием в руках.

Те, кто не знает крымчан, вправе удивиться: от чего же их-то набралось всего-навсего 0,6 %, а не 22% и более? Ответ следует искать, сравнивая не беды, которые обрушила на эти два народа советская власть, а их национальные психологии. И тут выяснится, что крымские татары традиционно избегали такого грязноватого занятия, как политика, держались вообще в стороне от нее. Возможно, аполитичность кажется многим отрицательным качеством, но факт есть факт — испокон веку татар больше влекли такие вопросы, как борьба с филоксерой, садовые прививки, поиск источников в горах, обработка мрамора и т.п. Об этом они и вели нескончаемые беседы по вечерам, за чайкой душистого кофе. Смешно сказать, но в своей аполитичности большинство их докатилось до того, что и к большевикам-то вражды не питало! Иначе разве дело ограничилось бы полутора тысячами рекрутов вермахта, когда появилась возможность мести?

Черта эта во многом сохранилась и доныне. Что, кстати, повергает в недоумение власти предержащие. Уж как они ни стараются спровоцировать народ на беспорядки, чтобы придавить его по-настоящему — нет, ничего не получается. Перечислять все эти провокации и обиды — бумаги не хватит, а толку никакого. Удары сверху сыпятся градом — и все в пустоту. Самое большее — раздаются устные протесты, а огня межнациональной розни нет как нет. А если и полыхнет где, то власти могут быть уверены: опять очередное самосожжение, это уж крайняя форма крымскотатарского протеста против беззакония.

Но ведь если процесс возвращения народа на Родину и дальше останется хоть и трудным, но сравнительно мирным, выходит что и репрессивно-чиновничий аппарат ни к чему. Есть от чего впасть в панику — и вот тут-то хватается тоталитарный режим за последнюю соломинку. Для сплочения его сторонников давно, еще в старой империи, имелось испытанное средство — воздействие на один, из самых сильных социально-биологических инстинктов, на инстинкт ненависти к инородцам, порождающий слепую агрессию. В России для этой цели были в жертву принесены евреи, а в Крыму сам Бог послал татар, грех было не попользоваться …

Вот в этом и кроется объяснение неожиданной публикации «Военно-исторического журнала». Эта далеко не случайная акция имеет целью заполнить самый «запущенный» участок кольцевого фронта межнациональных конфликтов вдоль окраин бывшей империи: в Средней Азии, на Кавказе, Украине, в Молдове, Прибалтике. Везде льется кровь, значит оправданы вооруженные репрессии Москвы: а в Крыму единственно, как назло, все спокойно, хоть и относительно. Поскольку же что-то делать с этим надо, а крымским татарам никак не припишешь ни масонство, ни сионизм, ни вооруженный сепаратизм, ни даже антиконституционные преследования бедного «больного брата», то остается одно: выволочь с запасного пути старую, еще сталинскую «телегу» на «татар- изменников» и сделать последнюю попытку натравить на них охочую публику — авось получится.

Пока же получилось нечто иное — из-за желтой обложки военного органа высунулись ослиные уши имперского шовинизма. Но вызывает это не удивление (после «Майн Кампфа» такая публикация вполне закономерна), а сочувствие к редакции: только неутолимый зуд может заставить нищего сбрасывать свои лохмотья, пока не обнажатся всенародно язвы от дурной болезни, которую в приличном обществе демонстрировать как-то не принято…

 

Кому траур, кому пляски…

Говорят, сытый голодного не разумеет. Повседневная советская действительность то и дело убеждает нас в справедливости этой народной мудрости. Особенно здесь, в Крыму.

В субботу, 18 мая, наш многострадальный народ, как известно, отметил 47-ю годовщину высылки со своей исконной родины. Почти повсеместно прошли траурные митинги и шествия крымских татар требующих восстановления попранной справедливости. В этих мероприятиях наряду с нашими соотечественниками участвовали и многие представители различных демократических организаций  Крыма и Украины. Люди доброй воли, они  своими действиями и выступлениями продемонстрировали солидарность с борьбой нашего народа.

«Отметили», однако, эту черную дату и работники народного образования Крымской АССР. Именно 18 мая во многих городских и сельских школах проведены торжества по случаю принятия «внучат Ильича» в пионеры. Мероприятия эти, надо сказать, были обставлены весьма пышно. Так, в девятилетней школе в с. Тургеневка Бахчисарайского района «праздник» длился целый день и закончился поздно вечером. В его программе были и выступления наставников, и катание на каруселях, и концерт, и пионерский костер. Притягательная сила огня привлекла на школьный двор, к сожалению, и многих наших соотечественников, которых, кстати, не было днем на митинге, на площади Ленина.

Праздник учителей и новоявленных пионеров не обошелся и без ЧП. Когда уже догорали последние искры огромного костра, один из пьяных гостей сильно избил продавщицу местного магазина, которая в настоящее время с сотрясением мозга находится в бахчисарайской больнице.

Много музыки и песен звучало в ту субботу и на площади с. Плодовое. Здесь  была организована встреча ветеранов войны и труда с пионерами. Вот уже поистине отвели душу местные гармонисты, под  веселую музыку которых плясало почти все село!

Р. Арсенов

 

Конференция в г. Чадыр-Лунга

26-28 апреля  г. Чадыр-Лунга по инициативе Международного тюркологического центра, АН ССР Молдова и Гагаузского национального университета прошла научная конференция «Тюрки в Юго-Восточной Европе и проблемы этнокультурного развития гагаузов».

Для участия в работе конференции съехались ученные из Турции, Венгрии, многих городов СССР, в том числе и Крыма. С сообщением о сегодняшнем положении и проблемах крымских татар выступил Джульверн Аблямитов (г. Керчь). О крымскотатарско-гагаузских антропонимических параллелях говорилось в сообщениях Энвера Абдуллаева (г. Симерополь).

В резолюции конференции говорится о поддержке усилий крымскотатарского народа, направленных на скорейшее возвращение на родину и восстановление национальной государственности.

 

Андрей Сахаров

ВОСПОМИНАНИЯ

(Окончание. Начало в № 9, 10)

Пока Люся находилась за рубежом, у нас происходили драматические общественные события, и на мою долю выпало как-то  в  них  участвовать.

Часть этих дел была связана с положением крымских татар, в котором вновь наступило обострение. Летом 1978 года Совет Министров СССР принял постановление № 700, давшее органам МВД новые широкие полномочия в выселении крымских татар из Крыма и препятствовании возвращения в Крым. Это постановление было формально секретно, но  в Крыму о нем открыто и с угрозой говорили татарам в милиции и других советских учреждениях. В соответствии с постановлением были созданы специальные подразделения МВД (или КГБ?), проводившие жестокие акции выселения — с разрушением домов, насилием и погромами. Категорически запрещались прописка и трудоустройство крымских татар в Крыму, продажа им домов. Я позвонил сотруднику ЦК Альберту Иванову, занимавшемуся вопросами, связанными с функциями МВД (дела о выезде и поездках, положение о лагерях, прописка и т.п.). Я спросил его, правильны ли сведения о постановлении № 700. Он ответил утвердительно. На мое высказывание, что это — национальная дискриминация крымских татар и несправедливость об отношении к народу, ставшему 35 лет назад объектом преступлений Сталина и его администрации, он ничего не возразил, только сказал:

- Так или иначе, но крымским татарам в Крыму делать нечего. И место там занято. Мы не можем выселять украинцев.

На мою реплику, что никто не требует выселять украинцев, места в Крыму не меньше, чем в любом другом районе, единственное, что надо, — покончить с национальной дискриминацией, Иванов ничего не ответил.

Выселения крымских татар продолжались. Они происходили и до принятия постановления №Я 700. Летом 1978 года милицейская команда подошла к дому крымского татарина Мусы Мамута. В знак протеста против преследований крымских татар Муса облил себя бензином и поджег. Когда милиционеры взломали дверь, они увидели пылающий факел – человека. По дороге в больницу нестерпимо страданий Мамут сказал;

- Надо было кому-то это сделать!

В больнице Мусса Мамут умер. Я написал большое письмо о судьбе крымских татар в СССР, о национальной дискриминации и их общенародной мечте о возвращении в Крым, за которую они борются законными ненасильственными методами. Это письмо я направил Генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайиу и постоянному представители США в ООН Эндрю Янгу. (я посылал через консульство США. Быть может, это два различных письма: Вальдхайму раньше, чем Янгу, я сейчас не помни этого точно. В  письме, написанном в 1978 году, я сообщал о самосожжении Мамута. Ни на одно из писем я не получил ответа.

8 января 1979 года (уже после отъезда Люси) крымские татары вновь несколько раз приходили ко мне и сообщали о новых вопиющих фактах произвола и дискриминации, осуществлявшихся на основании постановления № 700. Я решил обратиться по проблеме крымских татар к Брежневу и подготовил соответствующий документ.

В начале 1979 года мне стало известно, что новое дело возбуждено против Мустафы Джемилева, только что вышедшего из заключения. Он вновь арестован, на этот раз формально за нарушение «правил надзора» (а по существу это было продолжение перманентных репрессий за общественную активность). Брат Мустафы Асан сообщил из Ташкента о дате суда, и я вылетел туда, чтобы присутствовать на суде. Перелет из Москвы до Ташкента занимает около пяти часов. Я прилетел в Ташкент около часа ночи по местному времени, легко нашел квартиру Асана — они с женой жили в большом многоквартирном доме, построенном после землетрясения. Хозяева не ложились спать, ждали меня. На другой день с утра мы пошли на суд, но суд был отложен под предлогом, что в тюрьме нет транспорта для привоза заключенного. Через недели суд был назначен неожиданно, многие родственники не смогли на него попасть. Мустафа был осужден к 5 годам ссылки.

В этот свой приезд я познакомился со многими активистами крымскотатарского движения, проживающими в Ташкенте. Большинство из них имели за плечами по несколько лет заключений. Это были интересные люди, глубоко преданные идее возвращения крымских татар на крымскую землю, с которой их связывает тысячи исторических нитей. Они не скрыли от меня, какие острые споры и разногласия существуют между ними относительно тактики их борьбы, относительно ее реальных перспектив. В одном они были все согласны: что допустимы и оправданы только легальные, ненасильственные методы в рамках существующей государственной структуры. Спорным был в особенности вопрос об отношении к общему правозащитному движению. Некоторые считали, что контакты с нами (с такими людьми, как Лавут, Сахаров) спутывают простое и очевидное крымскотатарское дело с множеством других сложных проблем и тем очень его затрудняют. По-видимому, они при этом опасались, что удары репрессий, обрушившихся на правозащитников, рикошетом будут падать и на них. Другие (большинство) считали, что крымскотатарское дело — органическая часть общего комплекса проблем человека в СССР: свободы передвижения, информации, убеждений — и только вместе мы можем чего-то добиться.

Я больше, конечно, общаюсь с представителями последней точки зрения. На прощание жена Асана и он сам, и другие крымские татары нагрузили меня подарками (курагой, гранатами, еще чем-то) для меня и Софьи Васильевны Калистратовой, глубоко ими уважаемой.

 

Памяти великого гражданина

Собрание, устроенное в Симферополе в честь 70-летия Андрея Дмитриевича Сахарова, было более чем скромным. Но маленькое помещение в Доме профсоюзов было заполнено до предела.

В этот день. 21 мая, городской клуб избирателей и Симферопольское отделение общества «Мемориал» собрали тех, кому всегда была небезразлична судьба Сахарова.

Среди приглашенных на собрание – и Мустафа Джемилев, председатель ОКНД. Человек, в судьбе которого Андрей Сахаров, проникнувшись своим чутким вниманием, сыграл огромную роль.

В последнее время о Сахарове написано очень много хороших слов, в том числе и людьми, которые участвовали в кампании его травли, «людьми, которые при этом трусливо отмалчивались». Этими словами начал свое выступление М. Джемилев. Сам же Сахаров выступал в защиту гонимых государством людей в самое трудное для них время.

Собравшиеся услышали рассказ о периоде правозащитной деятельности А. Сахарова, в том числе связанной и с крымскими татарами. М. Джемилев рассказал о том, как академик дважды безуспешно пытался попасть на его судебные процессы в Томске и Ташкенте, и в результате чего жизнь политического заключенного взяла под свое наблюдение Международная амнистия.

Рассказал о встрече с Сахаровым на московской квартире после освобождения его из Горького, а Джемилева из Магадана, во время съезда народных депутатов СССР и последней – во время похорон, когда Джемилев был включен в почетный караул у гроба.

На собрании памяти Сахарова выступили также те, кто связывает с его именем понятие о гуманном демократическом обществе: бывший узник психлечебницы А. Канафиев, председатель Симферопольского отделения общества «Мемориал» Н. Гуркович, депутат горсовета В. Мордашов, рабочая предприятия «Фиолент» Т. Атамановская, сопредседатель организации «Гражданский форум Крыма» В. Хмеловский, корреспондент агентства «Республика» В. Ласкин.

Никогда бы не могла быть оправдана новая шумиха вокруг его имени, ставшего популярным, самим Сахаровым.

Лишь одна идея – проникновение братством и единением людей разных национальностей и вероисповеданий – лучший памятник великому гражданину.

Г. Курталиева

 

Стихи и музыка

Музыка крымскотатарских композиторов звучала 17 мая в симферопольском Дворце культуры профсоюзов. Ее исполнитель — Симферопольский симфонический оркестр под управлением А.Ф. Гуленицкого. Неповторимый колорит программе, составленной из произведении Я. Шерфединова, И. Бахшиша, Э. Налбандова, придали стихи крымскотатарских поэтов, звучавшие в исполнении музыковеда Ирины  Мартыненко. И хотя слушателей в зале было мало, все они были буквально покорены волнами то печальной и теплой, то стремительной и искрометной музыки, в которой каждый узнавал дух и красоту своей Родины — Крыма. «Сюита» и «Рапсодия» Эдема Налбандова, «Увертюра на крымскотатарские темы» Ильяса Бахшиша, «Вариации на скрипке» Назима Ахмедова в исполнении автора кроме неповторимого наслаждения музыкой открывали и радостное чувство сопричастности высокому мастерству.

После концерта ваш корреспондент задала несколько вопросов его участникам: народному артисту УССР, художественному руководителю и главному дирижеру симфонического оркестра А.Ф. Гуленицкому и композитору Эдему Налбандову.

Корр.: Алексей Феодосиевич, что вы можете сказать о крымскотатарских композиторах, музыка которых прозвучала в сегодняшнем концерте?

А.Г.: С музыкой крымскотатарских композиторов мы знакомы недавно; в прошлом году мы исполняли часть сегодняшней программы, и с большим удовольствием. Для меня эта музыка — открытие. Я не знал этого пласта музыкальной культуры и не ожидал, что среди крымскотатарских композиторов есть поистине блестящие профессионалы. Это и уже покойный Я. Шерфединов, и ныне здравствующий И. Бахшиш. Что касается Эдема Налбандова — это профессионал высочайшего класса, недаром почти половина нашей программы — его произведения.

Корр.: Как стихи в сочетании с музыкой воздействуют на слушателей, мы могли увидеть на концерте. Как они помогали вам — исполнителям?

А.Г.: Во многом, именно благодаря этим потрясающим стихам и нашему лектору Ирине Мартыненко, которая сама нашла их, мы смогли войти в атмосферу чудесной поэзии и музыки крымских татар.

Корр.: Эдем-ага, вами впечатления от сегодняшнего концерта?

Э.Н.: Концерт прошел неплохо. Я благодарен музыкантам, дирижеру оркестра, которые с огромным интересом и желанием играют нашу музыку. Я думаю, что связи с этим оркестром мы будем поддерживать. Огорчило то, что зрителей было мало, а ведь именно через музыку познается культура народа.

Корр.: Как скоро вы собираетесь возвращаться в Крым?

Э.Н.: К сожалению, надежда на это в ближайшее время очень слаба. Я готов работать в самых минимальных жилищных условиях, но даже их мне здесь не предоставляют.

В начале концерта И. Мартыненко, сказав о возвращении поэтов и композиторов, оторванных ранее от своей земли, признала, что теперь восторжествовала справедливость. Жаль, что она оказалась неправа.

Л.Буджурова

 

Объявления

Созданная в конце прошлого года в с. Танино Первомайского района передвижная механизированная колонна № 59 производит набор рабочих всех строительных специальностей.

ПМК осуществляет строительство индивидуальных жилых домов для возвращающихся на свою родину крымских татар. В настоящее время строители подразделения уже заложили фундаменты 20 и подняли стены 4-х домов. ПМК арендует территорию стройдвора совхоза «Аграрный».

Принятые на работу одиночки обеспечиваются временным жильем – вагончиками, семейным в порядке очередности предоставляется жилплощаль.

Обращаться по адресу:

Первомайский район,  с. Сары-баш (Танино) ПМК – 59. Тел.  рабочий 9-65-46, домашний – 9-65-50.

Рушти Ризаевич Меметов
Начальник ПМК-59.

Кооператив «Достлук» реализует для населения и организаций по договорным ценам керамзитобетонные строительные блоки размером 40-20-20 см.

Обращаться по адресу: Бахчисарайский район, с. Холмовка, ул. Севастопольская, 35.

 

Благодарим за помощь

В редакцию продолжают поступать новые сведения о пожертвованиях соотечественников из разных городов страны.

50 рублей для проведения Курултая прислали Сабе Усеинова и Лутфие Эмирова из Геническа.

В фонд Кебир-джами поступило 50 рублей от Абдуджемиля Асанова из Чирчика.

Перевод на 200 рублей пришел из Казани. «Прошу передать деньги нуждающемуся переселенцу – крымскому татарину – пишет Г.В. Валеева. – Пусть крепнет дружба между нашими народами».

В фонд газеты «Авдет» передала Гульсум Самединова с самостроя Каменка Симферопольского района.

Большое спасибо всем вам, протянувшим в Крым руку помощи.