1990 Авдет №8 (1 листопада)

 

АВДЕТ

ИЗДАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

 

Кореиз: разгул шовинизма

Крымская земля, словно древняя шахматная доска, где крымским татарам дано ходить только черными.

Из всех возможных комбинаций они вынуждены выбирать только защиту, идти на жертвы, терпеть нападение и угрозы.

Временное тревожное затишье после очередной рокировки напоминает многозначительный тайм-аут.

Как известно, 16 сентября после четырех месяцев ожидания 55 человек ялтинского палаточного городка, что стоял, напротив горисполкома, предприняли вынужденную меру для своего дальнейшего обустройства на родине — самостоятельно определили место для строительства жилья. Им стало табачное поле у поселка Кореиз, на высоте между Гаспрой и Мисхором.

После погромов, «устроенных 30 сентября в Краснокаменке шовинистами «от народа» и сносом на следующий день палаточного городка в Ялте, крымские татары оказались здесь, в лагере у Кореиза. Не только ища спасение, но и спасая единственное оставшееся детище палаточного городка. Сюда же были доставлены вывезенные с мест погрома стройматериалы.

Лагерь в Кореизе значительно укрепился. Моральный дух его подтверждали выведенные соотечественниками на бетонных плитах слова: «Родина или смерть!»

Оборонительные укрепления из проволоки довершались битумной чертой, которую, в случае опасности, надлежало облить бензином и поджечь, чтобы огненная стена могла стать хотя бы временным препятствием к человеческой бойне.

Вместе с тем, на глазах росли щитовые домики. Холодало. Лагерь готовился к зиме.

И к новому погрому готовились там, наверху. Было ясно, что брать этот рубеж будет значительно сложнее, потому требовалась более основательная подготовка.

Однако изобретательности было проявлено минимум. Лица, сцены, фразы — те же. Только все отчетливее на первый план выходили главные фигуры, до сих пор стыдливо маскировавшиеся под «мудрое руководство» и как-бы предотвращавшие конфликт,

15 октября зам председателя облисполкома появился в лагере самостроя с предупреждением:

- Если вы не покинете место, мы вам повторим Краснокаменку.

В этот же день председатель Ялтинского горисполкома Брайловский отдавал по меньшей мере странные распоряжения руководству совхоза «Ливадия».

- Вы — землепользователи, вам и сносить с территории домики и весь лагерь.

- Но, как землепользователи, мы хотели бы выделить для этих людей другую землю.

- Нет. Этого делать вы не имеете права.

И еще один нонсенс. 150 участков должно быть выделено на территории Большой Ялты. Но «большая политика» не позволяет это сделать открыто, честно, доступными методами. Поэтому все предлагаемые до сих пор варианты заранее обречены на провал.

- Береговое? Ни в коем случае. Там ведь проходит высоковольтная линия. И только лет через пять здесь можно строить, — возражает один.

- Оползневое? Нет, — категорически выступает второй, — 7-10 лет нужно для укрепления оползней.

- На Гаспре-2 тем более невозможно, — доказывает главный архитектор Ялты, — там особая фауна, а в участок Бадаляна вложены огромные деньги на строительство многоэтажек.

Нет сомнений, что высокие государственные мужи до сих пор спорят между собой.

Поэтому «большую политику» стал «толкать» главный агроном совхоза Табашко.

Он, члены СТК и несколько рабочих совхоза вышли на объявленную директором совхоза Назаровым (!) забастовку.

В своем протесте они поначалу требовали выделения для крымских татар другой земли. Но, поняв, что в этом случае перепутали место своего действия, стали требовать вообще «покинуть земли». Знакомые до боли не только слова, но и лица из пресловутого комитета «Крым» (Сальников, Горбань, Демирза…)

На этот «праздничный пирог», на новую вакханалию прибыли все: Чернецкий, Мирзоян, Резниченко, Марченко, Усачев, Барановский, Балагура, Капшук, Бурмистров, Брайловский.

В 10.55, когда страсти накалились, крымские татары решили еще раз встретиться с Усачевым, председателем горсовета, и прийти к взаимоприемлемому решению.

Р. Чубаров, Р. Аблаев и еще двое после заверений Чернецкого, что бесчинств до 14.00 не будет, оставили лагерь.

Однако уже в 12.50 свалили первый домик, а затем — подряд 7 строений. Орудовало человек 20.

В это же время трое милиционеров, решивших противостоять погромщикам, были избиты. Их затолкали в машину и быстро увезли. Один из них, старший лейтенант — участковый милиционер из Кореиза, двое других — сотрудники Алупкинского ГОВД. Кстати, мнение жителей Кореиза, которых почти не было в толпе: стоит ли одному народу идти против другого народа? Коммунисты останутся не у дел, а мы будем врагами.

В 13.10 домики стали валить вторично.

Следует отметить, что стычки не произошло не потому, что многочисленная, в триста человек, толпа погромщиков вела себя слишком мирно, а потому, что крымские татары приняли обычную в таких случаях тактику — спокойствие, собранность, непротивление насилию.

Несмотря на общий трагизм происходящего, комедийно выглядела роль бронежилетчиков, выстроившихся лицом к лагерю. Поменяв затем положение спиной к лагерю, они бросились, как бы защищая, а на самом деле ускоряя разрушение домов.

Убыток, причиненный крымским татарам, не считая проделанной работы, составил более 10 тыс. руб.

На оставшиеся 4 домика у громил явно не хватало пороху. Уставшая женщина жаловалась:

- Я с восьми утра здесь.

 В это время по рации Чернецкому передали о помощи:

- Везут женщин на митинг.

- Пусть едут обратно, — распорядился полковник, — на сегодня хватит.

Элита разъезжалась. Камера телевизионщика с ЦТ докручивала сюжет, корреспонденты уточняли факты, сухим пайком подвозили продукты для участников «операции».

Тайм-аут.

И вновь первыми пойдут белые? 

 

Заседание Госэкспертизы

23 октября 1990 года в Москве состоялось заседание Главгосэкспертизы Госплана СССР по рассмотрению «Предложений по рациональному расселению крымских татар и развитие социальной сферы Крымской области».

Участники заседания Госэкспертной комиссии: Ю.Н. Белуха — ответственный работник Совмина УССР, Абрамов — ответственный работник Госплана УССР, В.Г. Дворянинов — ответственный работник Госплана СССР (организатор заседания).

От Крымоблисполкома: Ю.Б. Османов, Р. Джемилев, Л. Безазиев, Е.В. Неклюдов.

От Госкомиссии и рабочих групп: Р.Ф. Аппазов, Х.Д. Мустафаев (как эксперты).

Также присутствовали специалисты-эксперты, ученые различных ведущих центральны НИИ Москвы и других городов (доктора и кандидаты наук).

Доклад по теме сделала ответственный исполнитель, сотрудник СОПСа АН УССР Н.В. Тарасова. Доклад — информация о проделанной группой сотрудников работе по заданию вышестоящих органов (Госкомиссии, Госплана УССР) прозвучал неубедительно. На подавляющее большинство поставленных к докладчику вопросов ответов не последовало.

В результате обсуждения выяснилось:

1. Документ не может быть использован на практике при расселении семей крымских татар, не отвечает общим требованиям, предъявляемым к документам подобного рода по следующим причинам:

а) в нем не учтены ранее выполненные разработки этой проблемы и, в первую очередь, работа Центра независимой экспертизы под руководством кандидата исторических наук Э.А. Паина;

6) не использованы данные социологических исследований, проведенных местными властями и самими инициативными группами в различных регионах страны;

в) к работе при составлении «Предложений» не привлекались специалисты различных отраслей знаний из числа крымских татар;

г) наоборот, использованы данные из неутвержденных документов, например, из проекта Госпрограммы организованного возвращения крымских татар в Крымскую область и другие.

2. Ни в коей мере не учтено волеизъявление народа в вопросах возвращения в те или иные районы и города области.

3. Нет оперативных вариантов расселения, не обеспечивается комплексный подход в расчетах и рекомендациях.

4. В градостроительном аспекте не учтены социальные и экологические факторы.

5. Декларативная приверженность авторов к экономическим методам регулирования миграционных процессов, но предполагающих ужесточение административной регламентации переселения крымских татар на историческую родину.

Все эти замечания и недостатки и сам ход обсуждения проблемы показали, что документ в таком виде не может быть одобрен и требует коренной доработки.

Рекомендовано учесть все высказанные в ходе обсуждения замечания, привлечь все имеющиеся по этой проблеме материалы, привлечь авторов социологических исследований на местах и других специалистов из числа крымских татар и в сжатые сроки представить «Предложения», действительно пригодные для практического применения.

Для этой цели решено создать пять рабочих групп: 1). По разработке и экспертизе концепции расселения; 2). По демографическим проблемам; 3). По экономическому обоснованию; 4). По социально-культурной сфере; 5). По расселению.

При этом очертить ряд вопросов первоочередного решения.

Экспертами назначены Р.Ф. Аппазов, Х.Д. Мустафаев, Ф. Зиядинов и другие.

Если процесс организации работы по разработке документа будет контролироваться в намеченном плане и планируемом составе исполнителей и экспертов, то можно будет ожидать добротных «Предложений». Если же будет допускаться формализм и игнорирование специалистов из числа крымских татар со стороны ответственных исполнителей-разработчиков и не менее ответственных их руководителей из облисполкома, Госплана и Совмина УССР (что часто до сих пор наблюдалось), то это будет очередная оттяжка решения проблемы крымско-татарского народа, успокоение общественного мнения, углубление тупикового положения.

Х. Мустафаев
доктор экономических наук.

Обращение УРП к народным депутатам УССР

Согласно Всеобщей декларации прав человека каждый народ имеет право на самоопределение. Жаль, но до сих пор народные депутаты не смогли с трибуны Верховного Совета УССР защитить право крымских татар на возвращение на свою историческую родину, где они смогли бы реализовать один из важнейших принципов Всеобщей декларации прав человека.

УРП надеется, что народные депутаты подготовят ряд предложений для решения крымскотатарской проблемы и будут настаивать, чтобы этот вопрос был утвержден в повестке дня 2-ой сессии Верховного Совета УССР.

Крымские татары внимательно следят за политическими настроениями как на Украине, так и в России. Самая влиятельная их организация — ОКНД (Организация крымскотатарского Национального движения) еще не решила, ориентироваться ли на автономии в составе УССР или в составе РСФСР. Но очень популярной является идея обновления статуса Крыма, который существовал с 1921 по 1945 гг., а именно, возобновление Крымской АССР в составе РСФСР.

УРП убеждена, что реализация этих идей привела бы к обновлению колониального статуса Крыма. Включение Крымской Автономной Республики в состав Украинской Советской Социалистической Республики также было бы вхождением в империю на правах колонии.

Но с обретением Украиной независимости появится возможность справедливо решить вопрос обновления государственности крымскотатарского народа. Думаем, что в демократической Крымской Республике будут удовлетворены национальные потребности не только крымских татар, но и крымчаков, караимов, украинцев, русских и других народов. Эта уверенность базируется на веротерпимости крымскотатарского народа, его добром отношении к людям другой национальности — в крымскотатарском государстве веками жили и сохранили свою национальную идентичность многочисленные этнические группы.

Крымские татары все равно вернутся на родину, добьются автономии, но после этого неминуемо поставят вопрос о независимости Крыма. По утверждению Мустафы Джемилева, лидера ОКНД, крымские татары никогда не согласятся на меньший по сравнению с другими народами объем прав на своей земле только потому, что в результате политики геноцида они оказались в меньшинстве.

Руководство УРП считает, что будущий статус Крыма должно определить коренное население. Но вопрос усложняется тем, что даже если осуществится возвращение крымских татар на родину, они останутся в меньшинстве на собственной земле. К тому же их планируют расселить таким образом, чтобы ни в одном селе, ни в одном районе или городе их количество не превышало 20%. Таким образам, политика великодержавного Крыма направлена на то, чтобы никогда не дать крымским татарам самоопределиться.

УРП надеется, что народные депутаты будут способствовать быстрейшему возвращению крымских татар в Крым. Считаем, что их расселение должно проводиться не по производственному принципу, как это практикуется до сих пор, а по выбору самих татар. К сожалению, и поныне существуют зоны, где расселение крымских татар запрещено. Речь идет о Ялте, Алуште, Севастополе и их окрестностях.

Сейчас крайне важно, чтобы Верховный Совет УССР или, по крайней мере, Народная Рада заявили, что они:

1. Признают право крымских татар возвратиться на свою родину.

2. Признают, что Крым — это единственная территория, где крымские татары могли бы самоопределиться.

Тем временем власть оказывает сопротивление переселению крымских татар на историческую родину, не разрешает им самострой и спешно раздает свободные земли русскоязычному населению. В то же время продолжается заселение Крыма переселенцами из Сибири и Севера — фактически продолжается колониальная миграционная политика.

Крымским татарам крайне важно получить строительные материалы и участки, а коммунистическая власть последние два года, по свидетельству руководства ОКНД, раздала за бесценок 70 тыс. земельных участков под строительство дач с правом прописки, но без права продажи и способствует строительству этих дач. Чиновники активно агитируют русскоязычное население брать участки. Процедура получения земли максимально упрощена.

Запрет на продажу дач навсегда привязывает русскоязычного человека к Крыму, в то же время не дает возможности крымским татарам купить эти дачи и поселиться на своей родине.

Поэтому руководство УРП надеется, что народные депутаты внесут на сессии Верховного Совета предложение ввести мораторий на переселение в Крым лиц некоренной национальности.

Надеемся, что Верховный Совет потребует от Совета Министров организации завоза в Крым кирпича, леса, цемента и кровельных материалов, а также поддержит инициативу УРП создать Фонд помощи крымским татарам.

Крымские татары обеспокоены тем, что ни правительство УССР, ни правительство РСФСР, ни Союзное правительство не принимают во внимание судьбы репрессированных народов, в том числе и крымскотатарского. Действительно, даже в декларации о государственном суверенитете УССР ни единым словом не было упомянуто о крымскотатарском народе.

Уверены, что народные депутаты внимательно отнесутся к проблемам крымскотатарского народа и не будут отсылать их к Москве: дескать, они вас высылали, пусть теперь и помогают возвращаться. Обращение крымских татар к Верховным Советам СССР и РСФСР считаем подтверждением существования империи, поэтому хотелось бы, чтобы крымские татары обращались к вам, а вы уже должны ставить вопрос перед Москвой о возмещении материального и морального ущерба.

Проблемы крымских татар не могут быть решены, пока существует империя. Поэтому мы, УРП, видим реализацию права крымскотатарского народа на самоопределение в восстановлении украинского демократического государства, которое будет способно справедливо решать наболевшие проблемы коренных народов Крыма.

Руководство УРП призывает народных депутатов УССР быть верными Всеобщей декларации прав человека и отстаивать право на самоопределение не только для украинского народа, но и для всех угнетенных народов.

3 сентября 1990 г., Киев. Секретариат УРП.

Создан СТМ «Азатлык»

12-13 октября в г. Казани проходил Курултай (съезд) татарской молодежи, на который собралось более 300 делегатов и 60 гостей из Татарстана, Поволжья, Сибири, Крыма, Москвы, Белоруссии, Литвы, Узбекистана, Азербайджана, Гагаузской республики и некоторых других регионов.

На Курултае учрежден Союз татарской молодежи «Азатлык». Основные цели СТМ — возрождение татарской нации и создание независимого татарского государства. Были приняты Декларация о программных целях, резолюции о текущем моменте, по крымскотатарскому вопросу, об отношении к воинской службе и ряд других документов. Избраны центральные органы СТМ. Одна из принятых целевых программ — «Крым» — предусматривает выезд в Крым групп молодежи в составе студенческих стройотрядов для оказания помощи крымским татарам в строительстве домов.

Работу Курултая освещали советские, независимые и зарубежные средства массовой информации.

14 октября в г. Казани состоялись митинг и шествие в знак траура по поводу 438-летней годовщины завоевания Казани войсками московского царя Ивана Грозного 2 (15) октября 1552 года. В них приняли участие около 5 тыс. казанцев, представители других городов Татарстана, делегации из Азербайджана и Крыма со своими национальными флагами.

Шествие завершилось в Казанском Кремле митингом и молебном у подножия башни Сююмбике. Собравшиеся тепло встретили выступления представителей ОКНД: поэтессы Лили Буджуровой и участницы Дегирменкойских событий Ульвие Аблаевой.

Аналогичные мероприятия прошли 14 и 15 октября и в Набережных Челнах.

***

В связи с осложнившейся в районе Ялты обстановкой Координационный Совет ТОЦ (Татарского общественного центра) Набережных Челнов на своем заседании 15 октября принял решение об отправке в Крым группы молодежи с целью наблюдения и передачи в Татарстан правдивой информации о событиях.

***

В начале октября, в дни подготовки к трауру, в Казани на башне Сююмбике был установлен исламский полумесяц. По легенде Сююмбике — татарская царица, дочь ногайского хана Юсуфа-Мурзы — в день падения Казани бросилась с башни, не желая попасть в руки завоевателей. Казанцы считают ее символом непокорности духа татарского народа.

Мечеть молодежи

Созданному 14 октября с.г. союзу татарской молодежи «Азатлык» и верующим Бауманского района передана Джами-мечеть г. Казани. В 1926 году (в то время в здании находился мусульманский архив) мечеть сожгли, а минарет ее разрушили полностью. Теперь здесь, после завершения восстановительных работ, откроется вечернее медресе для молодежи, где будут изучаться история мусульманства, арабский язык. В мутавалиат (совет мечети) вошли Имам-Хатип соборной мечети Марджани Абдулла Хазрет Галиулла, депутат Верховного Совета Татарстана Фавзия Байрамова и Реис Союза татарской молодежи Ирек Гарипов.

 

Лукавый «Прогноз» для Крыма

В сентябре «Крымская правда» опубликовала обширный материал «Крым: прогноз на будущее», являющийся своеобразным результатом деятельности Группы по государственно-правовым вопросам и научно-методическому обеспечению определения статуса Крыма. Подлинно научный прогноз на будущее, как известно, немыслим без анализа прошлого. Очевидно, руководствуясь этой простой истиной, сотрудники Группы и ее руководитель, небезызвестный Л.И. Грач предприняли благую попытку осознать за народ Крыма его, народа, историю, чтобы на таком теоретическом фундаменте и набросать линии дальнейшего пути развития населения полуострова.

Не вдаваясь в итоги проделанной в июле-августе работы (где самый «глубокий» вывод Группы содержится в конце документа: «итоги работы позволяют утверждать, что вопрос о статусе Крыма необходимо решать»!), попробуем вникнуть в смысл ретроспективного обзора истории крымского народа, сделанного безымянными специалистами из команды Грача.

Итак, утверждается, что «потомки тавров, скифов и сарматов в основном были уничтожены» где-то в III в. до н.э. Позволительно спросить — откуда это известно? И как быть с бесспорными научными данными о том, что тавры жили в горах и в VII и VІІІ вв.н.э. (Шульц Л.Н., 1959), скифы и в VІІ в. не только не собирались покинуть сей мир, но и строили укрепления-замки, а позже вместе с таврами и сарматами отнюдь не были «уничтожены», но слились с новыми пришельцами, образовав основу складывающегося многоязычного этнического сообщества крымчан, которое правильнее всего было бы обозначить термином «прататары».

Эта ошибка «Прогноза», как и многие другие, далеко не случайна. Авторы здесь вновь прибегают к той самой установке сталинских историков, что в 1940-1950-х гг. с пеной у рта боролись со старой, но верной теорией автохтонности, аборигенности крымских татар, по прямой ведущих свою родословную от древнейших обитателей Крыма. Геноцид по отношению к крымскотатарскому народу требовал оправдания, и эти «теоретики» отстаивали гипотезу об азиатском происхождении депортированного народа, явившегося в Крым якобы совсем недавно, в ХІІІ -XIV вв. и не обладающего поэтому правом первородства. Вот для этого-то и притягивалась за уши идея о том, что к приходу азиатов Крым являл собой какую-то пустыню (или стал ею в ходе завоевания), которую заселили предки современных татар. Так заменяется простая и ясная истина о том, что на протяжении тысячелетий в Крыму, особенно в горной, наиболее, плотно заселенной его части, сохранялось этническое ядро коренного его населения, И с приходам золотоордынцев эти предки татар лишь сменили язык и веру, сохранив крымские генотип , культуру, традиционную экономику.

К той же области политической ангажированности относятся попытки отнести к как можно более раннему периоду проникновение на полуостров славян. П. Надинский писал в послевоенные голы, что русские селения появились здесь в VІ в.(!), ничем, естественно, свой вывод не доказывая. «Прогноз» работает не столь грубо, в нем лишь упоминаются «торговые связи со славянами Поднепровья» где-то на рубеже I и ІІ тысячелетий. Хотелось бы знать, а почему здесь речь идет именно о славянах, тогда как крымчане более активно торговали со странами Средиземноморья, Кавказом, Востоком вообще? Об этом нет ни слова, зато тут же подчеркивается, что Керчь входила в XI в. в состав «древнерусского Тмутараканского княжества». И авторов не смущает ни недоказанность «древнерусскости» Тмутаракани, ни доказанный факт — в большинстве тмутараканцы были хазарами, а отнюдь не русскими.

Следующая грубая ошибка — в том, что крымчане «предпринимали самостоятельные набеги на южные районы России и Украины ХVІ-ХVШ вв.» Но, во-первых, если отделить взаимные конфликты и мелкие набеги от великих походов, действительно оставивших след в истории, то окажется, что последние имели место лишь полтора века – до середины XVII в. Во-вторых, и участвовали-то в них отнюдь не татары Крыма, а подданные Гиреев из причерноморской части ханства, раскинувшейся от Днестра до Кубани и далеко превосходившей собственно Крым по количеству населения. Сами же крымчане были куда менее легки на подъем, чем их кочевые заперекопские современники; развитое сельское хозяйство полуострова не позволяло крымским крестьянам отлучиться не только на месяцы — на 1-2 недели, иначе все пошло бы прахом. Впрочем, такие «тонкости» неведомы нашим анонимным авторам, предполагавшим, что Крым, снабжавший пшеницей, кожей, рыбой, медом и оружием Турцию (а ранее Рим и Грецию), был, оказывается, «весьма слабым экономически»…

Кстати, это последнее обстоятельство оправдывает, по мысли составителей «Прогноза», аннексии Россией в XVIII в. ханства, которое «неизбежно должно было быть поглощено сильным соседом», т.е. Россией или Турцией. Авторы не раскрывают причин подобной неизбежности, очевидно не столь актуальной для иных малых стран Европы, Дании, например. Попробуем за них это сделать мы. Да, действительно, была такая неизбежность. И не только для Крыма, но и для Литвы, Латвии, Польши, Молдавии, кавказских государств и т.д. Короче, всех тех, кто имел несчастье располагаться слишком близко от опасного хищника России, видевшего основную цель своей политики в экспансии (вот уж чем ханы не грешили — так это удержанием за собой чужих земель). Была подобная опасность и с турецкой стороны, но, как говорится, историю не перепишешь: туркам было далеко до русских в отношении как военной мощи, так и аппетитов.

Весьма любопытно оценивает «Прогноз» и результаты аннексии. Моральная, этическая оценка этого вопиющего нарушения международного права здесь вообще отсутствует. Зато демонстрируются положительные «очевидные результаты» его. Такой, например, как «стабилизация политической обстановки на юге Восточной’ Европы» — как будто не аннексия Крыма открыла собой ряд захватнических и торговых войн в Черноморском регионе! Говорится о «развитии производительных сил» — непонятно, о чем это? Уж не о введении ли впервые в истории Крыма крепостного труда в его экономику? Забавен довод об «активном приобщении Крыма к достижениям европейской цивилизации», о которых и сама-то Россия знала только по слухам, да из толстых журналов. И вообще, наши авторы напрасно скромничают, им, очевидно, удалось недостижимое пока — доказать превосходство цивилизации европейского типа над культурой Востока, пустившей глубокие корни в Крыму. Затем их безжалостно рубили — в этом и было культурное величие аннексии.

Ученые-«Прогнозисты» повествуют и о каких-то «льготах», которые татарские массы якобы получили от русских, но ограничиваются единственной фразой, упоминая о насильственной христианизации и обезземеливании крымскотатарского народа. Между тем, последнее и было основным содержанием «крымской политики» России. Такого национального гнета не знала ни одна окраина империи. Да, на Кавказе лилась кровь, проводился геноцид, но по замирению края земля осталась у тех же грузин, осетин, абхазов. Туда не завозили сотнями тысяч русских крепостных, как в Крыму. Не знал Кавказ и массовой насильственной христианизации, от которой народ эмигрировал также сотнями тысяч. Как, впрочем, и из-за тотального разрушения традиционной экономики, что случалось в каждую войну (военные власти полностью конфисковывали скот, обрекая татар на голодную смерть).

Да, это была настоящая колонизация, и отголоски ее явственно слышны и сегодня. Именно рудименты колониальной психологии не позволяют и ныне крымским администраторам принимать на работу в органы управления, школы, институты культуры и т.п. крымских татар. Для расселения татар в первую очередь предоставляют малоперспективные районы северного Крыма. И напротив — Южный берег, как и в эпоху классического колониального режима, от коренных жителей всячески «оберегается», эта зона — для русскоязычного населения…

Исторические истины искажены в «Прогнозе», конечно, неспроста. Заданность его выводов особенно явна в некоторых заключительных рекомендациях документа. Опираясь на бесспорно ложную посылку о том, что в историческом прошлом Крыма «ни одно государственное формирование… не охватывало всей территории полуострова» (а куда же девалось ханство с его многовековой историей)? — В.В.), авторы делают столь же безупречный по логике вывод — значит, ни один народ, в т.ч. коренной, не вправе добиваться такой конституции будущей КрымАССР, которая стала бы основой исторического права на статус национального суверенитета. Подозрительна и та поспешность, с которой предлагается созыв референдума по определению статуса Крыма именно сейчас, когда 4/5 коренного народа находится вне пределов родины, а русскоязычное население еще превышает крымскотатарское раз в 25.

И последнее замечание. «Противоправные действия со стороны отдельных представителей крымских татар» уравниваются в документе со «скрытым противодействием со стороны местных властей» возвращении людей на родину. Таким образом на одну доску ставятся прямые (и отнюдь не скрытые) нарушения властями Конституции СССР (например, сегрегация по национальному признаку), препоны на пути осуществить свое законное право жить в собственных пределах, физическое насилие и позорные судилища над непокорными — и, с другой стороны, вызванные этими преступными акциями факты мирного протеста, несанкционированного возвращения (термин-то какой!), «самовозврата» земель своих пращуров, на что татары просто вынуждены идти. Действие рождает противодействие, а не наоборот. И вот этой-то коренной причины старых столкновений и зреющего серьезного конфликта не видят, вернее, не хотят видеть ни крымские власти, ни выполнившие их заказ ученые авторы «Прогноза».

Только вряд ли дождутся потепления в политическом климате некогда благословенной Тавриды те, кто будет сверять свои действия с «Прогнозом» незадачливых симферопольских синоптиков.

В.Возгрин,
доктор исторических наук, г. Ленинград.

Митинг в Симферополе

7 октября в симферопольском городском парке состоялся митинг по случаю Дня Конституции. Организатором его стал Народный Фронт Крыма.

Ораторы, выступавшие от УРП, РУХа, КПСС, анархистов Крыма, Лиги свободных наций; а также беспартийные граждане затронули различные стороны бесправного положения людей в социалистическом обществе, антиконституционное отношение властей к народу, давление на него правящей партии в условиях неправового государства.

В общем хоре выступлений, в которых проскальзывали такие лозунги, как «Крым — неделимая частица России», «УРП — экстремистское крыло РУХа», 6ыли и здравые.

Виктор Ласкин, представляющий агентство «Республика», поднял вопрос ялтинских событий. Он отметил, что несмотря на заявления прессы о якобы стихийности событий, акция была организована заблаговременно, транспорт подготовлен за сутки.

1 октября вместо того, чтобы трудиться на полях совхоза «Таврида», люди в рабочее время выезжали для участия в погромах.

В. Ласкиным была затронута тема правовой защищенности журналистов независимой прессы, беспочвенности обвинений в дезинформации и связанных в связи с этим трудностях получения информации из официальных источников.

И последний, поднятый выступающим вопрос — о статусе Крыма, право решения которого остается за коренным крымскотатарским народом, являющимся, по мнение ученых, основным этническим субстратом полуострова.

Последовало критическое замечание в адрес ДПК (председатель Лось), поддерживающей идеи обретения независимости Крыма до возвращения сюда крымских татар.

Также отмечалось негативное отношение к высказываниям зав. кафедрой истории КПСС Крымского мединститута, утверждавшего, что если в данной момент Крым не отделится от Украины, то здесь будет потеряно коммунистическое влияние.

В заключение митинга выступивший Рустем Военный призвал участников митинга, т.е. русскоязычное население к консолидации и пониманию друг друга.

По обсужденным вопросам была принята резолюция.

Г. Гулевич

Ответ учительнице

Со школьной скамьи вынес и сохранил я в себе самые хорошие воспоминания о своих учителях – людях, которые учили меня не только знаниям, но и возможности отличать правду от ложи. А если учесть и то, что учился я в Крыму на рубеже 60-х — начале 70-х годов (время оголтелой антитатарской кампании), то читатель сможет оценить, как повезло мне с учителями, среди которых были и украинцы, и русские, и белорусы. Уже тогда я понимал, что если даже Учитель и не все может открыто сказать своему ученику, тем не менее, в его власти не сломать душу ребенка. Как понимал и то, что благородное звание учитель не предохраняет от того, что под этим званием может оказаться и двуличный человек.

И не вспоминал бы я про последних, если бы не попалась мне заметка В. Конкиной «Национализму — нет!», опубликованная в бахчисарайской районной газете «Слава труду» 13 октября 1990 года. Эта заметка, а точнее ее автор, напомнили о тех «инженерах» человеческих душ, которые открыто прививали своим ученикам ненависть к крымским татарам, учили их лжи и лицемерию. Делалось это, разумеется, «профессионально» — здесь и советы родителям, не выпускать своих детей 18 мая (день депортации крымских татар — Р.Р.) одних на улицу, так как «крымские татары будут их резать», и «разъяснения» на уроках истории «справедливости» выселения целого народа с его исконной родины.

Однако самыми циничными действиями этих «учителей» считаю вдалбливание ими в неокрепшие умы детей догм «о дружбе и интернационализме советского народа», делали они это, прекрасно зная, что в классах есть дети, чьим родителям отказывают в прописке, а значит, и в работе, только потому что они — крымские татары. Эти дети, вместе с ними и их русские сверстники, оценили цену такой «дружбы» в тот час, когда семьи крымских татар запихивались в подогнанные «интернационалистами» автобусы и вывозились в степи Херсонщины, а купленные ими дома сносились бульдозерами под улюлюканье местных партийных бонз.

Но перейдем от воспоминаний прошлого к сегодняшним дням, с заботой о которых выступает учительница В. Конкина. Судя по заметке автор больше всего возмущена тем, что «… решение о том, в какой форме и в составе какой республики должна быть восстановлена автономия Крыма, может решить только сам крымскотатарский народ». При этом В. Конкина, видимо, для придания весомости своим аргументам, говорит о том, о чем в газете «Авдет», на которую она ссылается, и в помине не было. Не было в статье Р. Рефатова («Авдет», № 4) утверждения, что «подавляющая часть населения Крыма в два с половиной миллиона человек, не являются крымскими татарами, и голоса не имеет». Здесь учительница, приписав мне соответствующие мысли и распалив себя, вводит в заблуждение других. А для того, чтобы внимательный читатель не задумался над очевидностью того, что, каждый народ должен иметь возможность на реализацию своего основополагающего права — права на самоопределение на своей исторической территории, — учительница начинает стращать бахчисарайцев тем, что «УРПовцы, к примеру, прямо призывают к ликвидации социалистического строя, к кровавой расправе над коммунистами.» А так как, мол, ОКНД сблизился с УРП, то получается, что «с кем поведешься — у того и наберешься».

Что касается «социалистического, строя», спорить не хочу: из маленькой заметки мне непонятно, что вкладывает В. Конкина в это определение и какие «ценности» она защищает. Может быть, за «социализм» она принимает массовый террор большевиков в годы гражданской войны против всех народов бывшей Российской империи? А может, раскрестьянивание и расказачивание, сопровождавшиеся миллионами жертв, в том числе женщин, стариков, детей (обратитесь к причинам голода в Крыму в 1921 году, страшной трагедии украинского селянства в начале 1930-х годов)? Может быть, В. Конкина до сих пор не сомневается в том, что ВКП(б) и руководимый им репрессивный орган НКВД уничтожал исключительно врагов народа?

Какие еще примеры привести вам, учительница? Неужели для вас мифические «ценности» важнее жизни более чем 60 млн. соотечественников (русских, украинцев, татар, прибалтов и др.) — жертв охраняемого вами режима? Неужели для вас, учителя, являются пустым звуком слова великого гуманиста М. Достоевского, что нельзя построить справедливое общество, если оно замешано на слезах хотя бы одного ребенка?

Но, Бог с ними, вашими «ценностями», придерживаться их — это ваше личное право. Непонятно другое. Зачем приписывать УРП ли, ОКНД ли некие кровожадные замыслы по отношению к коммунистам?

К нашему с вами счастью, В. Конкина, ни одно из известных в нашей стране национально-демократических движений и организаций не взяло на вооружение методы большевиков. Не мешало бы впредь, чем давать оценку той или иной организации, обратиться к документам этих организаций. Так, статья 3.1 Устава ОКНД гласит : «В своей деятельности ОКНД пользуется как петиционными, так и иными н е н а с и л ь с т в е н н ы м и (разрядка моя – Р.Ч.) формами и методами борьбы, предусмотренными международными актами о правах человека: митингами, демонстрациями, забастовками и другими демократическими акциями.»

Надеюсь у вас хватит такта, чтобы не исказить смысла моего ответа.

 

Когда отгремели литавры

В конце августа из некоторых областей Узбекистана в Симферополь приехали ребята и девушки — крымские татары, решившие получить рабочую специальность в Крыму.

Это о них в «Крымской правде» говорилось как о первой группе возвращающихся на родину «в организованном порядке, без неразберихи и хаоса». Их приезду областная газета посвятила первополосную информацию, в которой нарисована была светлая, как летний день, картина встречи. (На самом деле замдиректора училища ребята встретили в троллейбусе). Сопровождавших их нескольких взрослых, как потом стало известно, представителей НДКТ, увидеть больше не удалось.

Доставка детей за государственный счет в результате договоренности с Гособразованием СССР и министерствами двух республик — это и было верхом организованности. Однако уже очень скоро можно было увидеть ее плоды.

Первое разочарование, с которым ребята встретились в первый же день: всех до одного определили в одно строительное училище. Между тем никто из ребят не имел медицинского освидетельствования, дающего право на получение строительной специальности. Так, Р. Сулейманов и некоторые другие ребята по состоянию здоровья были вынуждены оставить училище и возвратиться обратно.

Не стали церемониться и с теми, кто успел закончить первый курс в Узбекистане. Был нарушен и договор, по которому девушки должны были обучаться на кондитеров, поваров.

Приехав в Крым некоторые ребята оказались невыписанными, а значит, непрописанными здесь, что создавало дополнительные неудобства.

Впрочем, ужасными условиями жизни в общежитии сегодня мало кого удивишь. Постоянные перебои с водой, отсутствие душа, в комнатах секций, где поселили ребят, нет замков, поэтому, приехав с уборки урожая, они обнаружили пропажу многих вещей.

Стипендии учащиеся не получают, нормальное питание, одежда — все это, увы, лишь на словах.

Понятно, что убогость эта от бедности всего нашего огромного государства. Но нужно ли в этом случае уповать лишь на это? Стоит ли превозносить вот такой «организованный» метод возвращения, спекулируя при этом на судьбах детей?

Пожалуй, единственный позитив в этой истории — то, что благодаря приезду крымских татар училищу не угрожают сокращение и расформирование, ведь они составляют 70 % обучающихся. Хотя приказа об их зачислении еще нет. Между собой ребята поговаривают, что в любой момент их могут вышвырнуть. Кстати, в о6щежитии им уже сказали:

- Не нравится — будете жить на улице.

А один из «опытнейших» педагогов — Моцарь посоветовала:

- Возмущаться идите на площадь Ленина.

Люди из палаточного городка напротив облисполкома стали единственной их родней. Сложный возраст юношества в непростых и для взрослого человека условиях столкнулся с грубостью, непониманием и отсутствием такта со стороны преподавателей, мастеров училища. И никакими педагогическими интересами нельзя оправдать решимость педсовета исключить из училища трех девушек, бросить их на произвол судьбы, даже не попытавшись переложить заботу о них на чужие плечи.

Чуя недоброе, зампред ОКНД Р. Чубаров и представитель палаточного городка М. Аблязов после многочасового разговора с директором училища А.И. Скрипченко пришли к выводу, что девочкам, до определения их дальнейшей судьбы, нужно жить в общежитии.

Но по-иному распорядилась высочайшая законодательная инстанция — педсовет. Да и молодой мастер группы С. Меметова не постаралась до последнего момента защитить своих воспитанниц, использовать последний шанс к завоеванию авторитета.

За 10 минут, несмотря на сопротивление, девушки были изгнаны из общежития.

Из 120 человек, приехавших учиться из Узбекистана, осталось 90.

- Только из нашей шестой группы исключено шесть ребят, — посетовал Руслан Бадянов. — Чувствую, что она распадется.

С этого ли следовало начинать организованное переселение крымских татар на свою родину?

Привезенные с помпой, оторванные от дома, учебы, нормальных условий, дети в сущности остались без контроля и в одиночестве.

 

Письмо в обком партии

То, что произошло в Ялте, а надо думать на этом дело не окончится, ляжет несмываемым черным пятном на нынешнее руководство области.

Вы отдаете себе отчет, на кого подняли руку?! На стариков, на истерзанный народ, трагизм которого может сравниться лишь с величайшими трагедиями в истории человечества! Зверства полупьяной, дикой толпы — это лишь следствие. А причина — интриги аппаратчиков, которые идут на все, чтобы удержаться у кормила власти.

Толпа не понимает, что возвращение крымскотатарского народа в свои селения привлечет новые инвестиции и на социальные нужды всех жителей. Правда, некоторые боятся, что с приездом крымских татар будет невозможно работать «шаляй-валяй», т.к. на фоне трудолюбивого крымскотатарского народа «работа» пьяниц явно будет проигрывать.

Настала пора назвать всех преступников поименно. Это Лукьянов, который по-отечески приголубил откровенно шовинистический, антитатарский комитет «Крым»; это Гиренко, непомерно раздувший эгоизм и псевдотрагизм нынешнего населения; Багров, которому не безразличен Крым, но, видимо, шовинистический; это прокуроры, возле которых так и шныряют антитатарские шовинисты разных рангов; это многие депутаты, всплывшие на антитатарской волне, такие как Перепадин; это номенклатурные историки-идеологи — Герцен, Сагатовский, Бурмистров, Титарчук и другие жалкие «деятели» на местах. Это они мечтают о новом мае 1944 года. Это они столкнули народы. Им не место в многонациональном и подлинно интернациональном Крыму! Они упрямо бубнят о предательском, второсортном народе, которому, мол, не положена государственность. Но если посмотреть правде в глаза, то окажется, что предатель не крымскотатарский народ (он со всеми наравне нес тяготы войны, а оказавшись подло депортированным, ни на один день не предал свой Крым, боролся и борется за свою Родину), а мы, предавшие родные края, могилы предков, бросились на легкую добычу. Это мы по милости преступных правителей стали самозахватчиками.

Проводя великодержавную политику, вы перечеркиваете все героическое совместное прошлое, низводя это прошлое в неприкрытый захват.

Нынешнее руководство «забыло», что оно является прежде всего проводником политики государства, а не защитником части русскоязычного населения. Государство же взяло курс на правовое построение, признало преступным политику депортации народов, провозгласила о полном восстановлении справедливости, которая возможна только при временных привилегиях до полного завершения поставленной задачи. Только после этого можно говорить о равенстве по всем статьям.

Надо сказать, что при доверии крымскотатарского народа руководству самовозвраты, безудержное стихийное возвращение исчезнут, но не прекратится недовольство части задурманенного русскоязычного населения, т.к. все это было только предлогом. Они будут искать и найдут другие поводы — было бы желание. Поэтому нужен возврат к истинной истории, чтобы выбить почву из-под ног шовинистических идеологов.

Ю.А. Мешков,
представитель рабочего «класса».

 

События и Факты

Советский район

20 октября с.г. состоялась районная партийная конференция, на которой были затронуты вопросы возвращения крымских татар на родину. В основном, выступающие поддерживали это стремление нашего народа. Были затронуты многие вопросы, которые не решает государство. Так, зам. пред. райисполкома А.Н. Новиков сказал, что нас, мол, водят за нос, объявив о Государственной программе возвращения крымских татар, поэтому мы сами должны проявить инициативу в решении этих непростых проблем.

Неожиданно первый секретарь райкома партии Л.И. Стороженко объявил, что поступила телефонограмма о том, что в понедельник 22 октября сначала в Нижнегорском районе, а потом в Советском районе проводятся собрания жителей с целью обсуждения «статуса Крыма». Будет присутствовать первый секретарь обкома партии Н.В. Багров. Была дана команда всем руководителям выделить автобусы и прислать по 20-25 человек с каждого хозяйства.

Когда выступил я и сказал, что «статус Крыма» нельзя обсуждать без коренных жителей — крымских татар, зал мое выступление встретил с негодованием.

Ф.Б. Халилов

Симферопольский район

14 октября в с. Суюн-Аджи (Денисовка) Симферопольского района состоялись похороны Руслана Зуберовича Шерфетдинова, военнослужащего СА, проходившего службу в строительном батальоне в Оренбургской области.

По словам майора и лейтенанта, сопровождавших тело (оба не назвали свои фамилии), смерть наступила в результате несчастного случая от удара током. Однако родственники обнаружили на теле покойного ссадины и кровоподтеки. У сопровождающих не оказалось (как они объяснили, по незнанию) даже заключения судебно-медицинской экспертизы, а следы побоев они объяснили ударами при транспортировке тела.

К сожалению, родственники покойного не потребовали повторной экспертизы.

Э. Озенбашлы

 

Глава правительства

«Ежегодник татарский» Вильно, 1932 г., стр. 247 «Арслан-Бей, генерал Мацей Сулькевич». Перевод с польского Юсуфа Криницкого.

Мацей Сулькевич происходит из рода литовских татар. Отец его, Александр Сулькевич, подполковник русского гусарского полка, мать, Розалия, из рода Соболевских. М. Сулькевич родился 20 июня 1865 года в родовом имении Кемейши Лидского повета; его имя было вписано в метрические книги мусульманского прихода в Некрашунцах. Военное образование будущий генерал получил в России в Воронежском кадетском корпусе, затем в Михайловской артиллерийской школе и, наконец, в Академии Генерального шта6а, которую закончил в 1894 г. С 1883 года Сулькевич на службе в русской армии, в 1886 году он получает первый офицерский чин подпоручика, затем проходит ряд офицерских рангов вплоть до генерала, получая в октябре 1910 года чин генерал-майора, а в апреле 1915 года — генерал-лейтенанта. Он занимал ряд важных постов в русской армии: в ранге подполковника участвовал в войне с Китаем ( 1900 — 1901 гг.); в звании полковника — в русско-японской войне (1904-1905гг.); в качестве начальника штаба 15-ой пехотной дивизии, а затем командующего Модлинского пехотного полка. Во время этой военной кампании был отмечен среди прочих наград также золотой шпагой «За отвагу».

До июля 1910 гола Сулькевич командовал вышеупомянутым пехотным полком, который в мирное время находился в Одессе. Начало мировой войны 1914 года застало генерала в Одессе на посту начальника штаба 7-го пехотного корпуса, который он занимал после 2-летнего пребывания в Сибири, где был генерал-квартмейстером Иркутского Военного Округа» Мировую войну Сулькевич начал начальником штаба корпуса, а затем (с 25 февраля 1915 года) стал командующим 33 дивизии пехоты, а с марта 1917 года — командующим 37-го пехотного корпуса Северного фронта. Свою службу в русской армии генерал закончил в 1918 году на посту командующего 1-м Мусульманским корпусом, формирование которого началось по его инициативе на Румынском фронте во второй половине 1917 года.

Как военачальник, генерал Сулькевич был одним из самых талантливых офицеров Генерального штаба, отличаясь выдающимися научными, организаторскими и тактическими способностями: он сыграл важную роль в обучении воинов Одесского округа, где несколько лет работал. Благодаря ему, маневры, военные учения и другие занятия получили широкое распространение. Сулькевич издал два тома своих распоряжений и указаний, известных не только в русской армии, но и за границей. Кроме военного дела, генерал проявлял живой интерес и к мусульманской проблеме. В 1902 году в Одесской воинской типографии он издает труд польского востоковеда профессора А. Мухлинского «Исследование о происхождении и состоянии литовских татар».

Вскоре после начала Российской революции 1917 года генерал Сулькевич вступает в контакт с Центральным комитетом (так называемым «Аскери Шуро» с центром в Казани), избранным в Москве в мае 1917 г. на Всероссийском съезде делегатов Мусульманских военных организаций, и начинает формирование на Румынском фронте 1-го Отдельного Мусульманского корпуса. Распоряжение его по вопросу 3-х мусульманских дивизий было напечатано в свое время в «Известиях» Всероссийского мусульманского Совета.

В глубине души генерал лелеял мысль о вводе мусульманского корпуса в Крым или Казань, чтобы претворить в жизнь национальные устремления местных мусульман. Этот корпус формировался в Яссах из офицеров и рядовых русской армии. В марте 1917 года корпус был переброшен в Тирасполь, а тем временем между большевиками и крымским правительством началась война. «Аскери Шуро» приказало генералу Сулькевичу двигаться с войском на помощь к мусульманам в Крым, но этого он не смог осуществить из-за препятствий со стороны немецкой армии. Мусульманский корпус был разоружен по приказу немецкого командования весной 1918 года, а сам генерал прибыл в Крым с горсткой офицеров. Здесь он, с согласия немецкого командования, создал Крымское правительство, в котором занял одновременно посты премьер-министра, министра армии и Флота и министра внутренних дел. Остальные посты в Совете Министров распределились следующим образом: министром иностранных дел стал председатель крымско-татарского парламента — Джафер Сейдамет, министром юстиции — литовский татарин Александр Ахматович, финансов — русский Никифоров, промышленности и торговли — русский Никитин, кроме них в состав правительства вошел в качестве министра сельского хозяйства и снабжения — представитель общины крымских немцев-колонистов; на пост секретаря был назначен армянин Налбандов. Созданное генералом правительство носило коалиционный характер с определенным влиянием мусульман. После перестановки внутри кабинета премьер Сулькевич, а также Ахматович, Сейдамет, Фриман, Никифоров и Никитин сохранили прежние портфели, в то время как на пост министра сельского хозяйства был назначен крымский татарин Мустафа Мирза Кипчацкий, просвещения — генерал Чариков, армии — литовский татарин генерал Александр Мильковский, снабжения — поляк Данброва, государственных имуществ — литовский татарин Богушевич. Глава правительства проводил политику независимости Крыма.

25 июня 1918 года генерал Сулькевич сформировал правительство. В декларации он заявил, что считает главной своей задачей защиту самостоятельности Крымского полуострова до выяснения международной ситуации. В организационной сфере Сулькевич стремился к созыву Крымского Сейма. Признавая автономию крымских татар в решении религиозных и культурных проблем, действуя в контакте с крымскотатарским парламентом (Курултаем) и его комиссиями, он одновременно заявил, что государственные вопросы первостепенной важности, касающиеся политического устройства Крыма, должны быть разрешены Сеймом Крыма. Поскольку для созыва Сейма необходимо было время, генерал сам издает ряд постановлений, в том числе: о крымском гражданстве, о запрещении иностранцам приобретать земли, владельцами которых являются крымские граждане, о вакуфах (вакуфные земли изъяты из государственного управления и переданы комиссии по религиозным проблемам Татарского парламента), об организации Сената и апелляционного съезда, о реэмиграции (большое количество крымских татар русское правительство вынудило эмигрировать в Турцию), об организации отдельных министерств и т.д.

Во время правления генерала Сулькевича в Крыму был основан университет в Симферополе. В то же время формирование вооруженных сил, которое начал премьер Сулькевич, встретило серьезные препятствия со стороны немецкого командования (генерал Кох) в Крыму, из-за чего армия Крыма состояла из небольшого отряда солдат. Генерал Сулькевич старался смягчить конфликты между татарами и греками, которые вспыхнули во время большевистской оккупации. Не признавая гегемонии одного народа над другим, он стремился сформировать такие отношения между народностями многоплеменного Крыма (татары, украинцы, русские, греки, немцы, поляки, караимы, армяне), которые основывались бы на взаимном уважении и равноправии. Именно поэтому в сформированный им кабинет были включены представители различных национальностей. Одновременно органы управления формировались по национальному признаку, на посту управляющих поветами, командующего корпуса пограничной охраны, комиссаров полиции, председателей и членов органов самоуправления назначили мусульман, среди которых был значительный процент литовских татар.

На международной арене генерал Сулькевич проводил политику защиты Крыма от Украины, которая хотела инкорпорировать его в свой состав, и от русской добровольческой армии генерала Алексеева, стремившегося включить Крым в состав «единой и неделимой» России. Генерал отверг узурпаторские предложения Алексеева, одновременно, чтобы упрочить международное положение Крыма и положить конец таможенной войне с Украиной, он посылает в Киев по приглашению украинского правительства (во главе с генералом Скоропадским) делегацию во главе с сенатором и министров Ахматовичем (сентябрь 1918 года). Эта делегация провела переговоры со специальной украинской делегацией во главе с министром Лизогубом, при этом представители Крыма защищали идею независимости своего государства. Эти переговоры вошли в дипломатическую «Голубую книгу».

(Окончание в следующем номере)

 

О «самозахватах» и праве народа на самоопределение

В последнее время на страницах как крымских, так и центральных газет участились публикации по крымскотатарскому вопросу. В основном все они посвящены проблеме так называемого «самозахвата» земли возвращающимися на родину крымскими татарами и самовольному строительству жилья.

Эти действия коммунистической прессой расценивается как незаконные и противоправные, а Организация крымскотатарского Национального движения (ОКНД), которая руководит этими акциями, характеризуется как «националистическая, подстрекающая крымскотатарское население к незаконным действиям». На наш взгляд, эти оценки рассчитаны на малоинформированного обывателя с целью поддержания у него ложного стереотипа о крымских татарах и их организации. Авторы подобного рода публикаций сознательно замалчивают об основном принципе национальной политики — принципе права народа на самоопределение — и таким образом дезинформируют читателей. Постараемся вкратце осветить этот вопрос.

Борьба народов за свободу и независимость связана с их освобождением от любых проявлений угнетения и неравноправия, от оков колониализма и империализма. Важнейшим юридическим фундаментом этой борьбы является право народов на самоопределение — одного из основополагающих принципов современного международного права.

Правовое содержание самоопределения включает в себя следующие основные аспекты:

- свободу народа или нации определять без вмешательства извне свой политический статус;

- на суверенной основе осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие;

- предпринимать меры к незамедлительному уничтожении колониализма, любых проявлений угнетения и неравноправия;

- не допускать вооруженного вмешательства в дела суверенного государства.

Игнорирование вышеперечисленных требований ведет к конфликтам и нарушению международного мира и безопасности.

Нарушение права народа на самоопределение является актом антигуманности, бесчеловечности. Дискриминация одного народа другим мировым сообществом всегда расценивалась как проявление варварства и фашизма.

В первых же декретах Советской власти торжественно провозглашалось, что отныне в международной и внутренней политике страны Советов принцип самоопределения народов станет руководящим и основополагающим. А начиная с 1918 г., т.е. с принятием первой Конституции, принцип самоопределения объявляется конституционным принципом Советского государства.

Соблюдало и соблюдает ли на деле Советское государство принцип права народов на самоопределение в своей внутренней политике?

С большим сожалением приходится однозначно констатировать: нет. Яркий пример тому — трагическая судьба крымскотатарского народа; поголовное выселение народа в 1944 г.; геноцид, унесший 46,2% его численности, и последующий этноцид, т.е. унижение национальной культуры; насильственное удержание его в местах ссылки; игнорирование самого факта существования народа; препятствия, чинимые властями возвращающимся на родину крымским татарам.

Таким образом, можно заключить, что с 18 мая 1944 г. до сегодняшнего дня в Советском Союзе геноцид и дискриминация крымскотатарского народа является официальной политикой государства.

Ограбленный, истерзанный, бесправный, но не покоренный народ десятилетиями своей борьбы добился того, что о нем заговорили во всем мире, добился провозглашения Верховным Советом СССР Декларации «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению и обеспечению их прав».

Казалось, справедливость восторжествовала, и народу должны вернуть теперь все, что у него было отнято при депортации, все, чего ему недодали за долгие годы высылки. Однако эти ожидания оказались напрасными. Борьба продолжается. Каждое достижение народа стоит ему неимоверных усилий. Вместо развития своего языка, культуры, искусства крымские татары (в который раз?!) вынуждены вновь строить себе жилища, опять на десятилетия отставая от других народов в своем культурном и экономическом развитии. Да и что им остается делать, если цены на жилье в Средней Азии резко упали, в Крыму подскочили до баснословных размеров, а со стороны государства нет никакой практической помощи?! До сих пор не принята Государственная программа, отсутствует механизм возвращения крымскотатарского народа на родину. Не требуя по соображениям гуманности возврата своих, зачастую еще сохранившихся в Крыму домов, возвращающиеся крымские татары обращаются в местные исполкомы с просьбой выделить земельные участки, но в ответ — или отказ, или многомесячная волокита, организовываемая партийными и советскими бюрократами. Отчаявшиеся люди вынуждены идти на решительные действия.

Тут впору напомнить, что первый законодательный акт Советского государства в области земельных отношений — Декрет о земле дал право пользования землей всем гражданам при условии обработки ее своим трудом. И что именно осуществление Декрета о земле обеспечило поддержку Советской власти со стороны трудового крестьянства. Можно напомнить также и международный пакт о правах человека 1966 г., ратифицированный СССР, где говорится, что земля, ее недра и природные богатства являются собственностью народа, его средствами к существованию, и никто не имеет права лишать его этих средств. Тем не менее, власть имущие лишают крымскотатарский народ права самому распоряжаться своей национальной территорией, пытается не допустить его к Южному Берегу и Бахчисарай и расселить в степных районах Крыма.

Чтобы проследить истоки этой имперской политики, совершим небольшой экскурс в прошлое Крыма.

В Манифесте императрицы Екатерины ІІ, изданном 8 апреля 1783 г., о присоединении Крымского полуострова, Тамани и Кубанской стороны к Российской империи, сказано: «Возвещая жителям тех мест силой Нашего Императорского Манифеста таковую житья их перемену, обещаем свято и неколебимо за Себя и Преемников Престола Нашего, содержать их наравне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущества, храмы и природную веру…»

Однако это » святое и неколебимое » обещание оказалось коварным обманом. После овладения Крымом он был поручен «заботам» князя Потемкина. В итоге этих «забот» трудовое население подвергалось жестокой эксплуатации. Вслед за земельным ограблением крестьянства установилось в Крыму и крепостное право. В 1796 г. оно было распространено и на вольных батраков.

Установившийся тяжелый колониальный гнет вызвал массовую эмиграцию крымских татар. До 1790 г, по данным статистического сборника земства бывшей Таврической губернии за 1915 г., Крым покинуло свыше 300 тысяч, преимущественно горных татар. Всячески притесняя и изгоняя татар из Крыма, царское правительство в целях колонизации края щедро раздавало русским-дворянам и сановникам освободившиеся таким образом земли, создавая экономическое, культурное и правовое неравенство, разжигало антагонизм и делала все, что только возможно для моральной и духовной деградации угнетаемой народности. Всякая возможность получения образования в светских школах на татарском языке пресекалась в корне.

Национально-освободительная борьба, которую в течение почти 150 лет вели крымские татары, проходила в условиях исключительного полицейского гнёта и предательства своей буржуазии, которая, из кожи лезла вон, чтобы доказать свои верноподданнические чувства царским колонизаторам.

Однако вернёмся к вопросу о самоопределении. Если раньше право на самоопределение народов существовало только в теоретических разработках прогрессивных партий, то сейчас оно — универсальный императивный институт, закрепленный в уставе ООН и являющийся обязательным для всех государств.

Захват чужих земель и народов в былые времена соответствовал характеру общественных отношений того времени. Современные же общественные отношения развиваются совершенно в новых формах, где во главу угла ставится принцип уважения равноправия и самоопределения народов.

Если колониальный былой захват продолжается до сего времени, то его вполне правомерно можно считать длящейся агрессией, оккупацией, и если это агрессия и оккупация, то любые действия со стороны зависимого и порабощенного народа правомерны.

Крымским татарам хорошо известны слова: «Свободу не выпрашивают, как милостыню, с протянутой рукой, а за нее сражаются с мечом в руке». Однако главный принцип крымскотатарского Национального движения — принцип ненасильственной борьбы, закрепленный в Уставе ОКНД, ограничивает его борьбу исключительно мирными средствами: митингами, пикетами, демонстрациями, самостроями.

Реакционные круги, пытающиеся приостановить процесс возвращения крымскотатарского народа на родину, подстрекающие русскоязычное население Крыма к погромам палаточных городков крымских татар, как-то было недавно в Ялте, должны осознать, что никакая сила не остановит народ на его пути домой, в Крым, к достижению своего равноправия, к восстановлению своего естественного права на самоопределение на своей территории.

Э. Озенбашлы
г. Симферополь

Митинг в пограничной зоне

18 октября с.г. в с. Байдары (ныне Орлиное, административно входящее в пригородную Севастопольскую зону) состоялся первый санкционированный митинг по поводу 69-ой годовщины образования Кр. АССР. Местом его проведения властями была указана площадь перед Дворцом культуры «Красный Октябрь», расположенного на месте мусульманского кладбища и мечети.

К полудню перед ДК собралось около 400 человек, лишь около половины которых составляли крымские татары, проживающие в Байдарской долине, а также прорвавшиеся из Бахчисарайского района через усиленные в этот день посты милиции. Митинг открылся кратким молебном. Перед собравшимися выступили крымские татары, русскоязычные жители, официальные лица. Были приняты резолюции по событиям в районе г. Ялты и с требованием предоставлять земельные участки прибывшим крымским татарам.

Организация крымскотатарского Национального движения и редакция газеты «Авдет» выражает искреннее соболезнование Халибаеву Сейдамету по поводу безвременной кончины его супруги.